Маргоша

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Алекс остался сидеть и по нему продолжали стекать остатки супа. От барной стойки к столу уже спешила официантка. Она протянула полотенце. Выхватив его из её рук, Алекс бросил отрывисто:

- Счёт.

Она тут же достала из больших карманов униформы книжечку, с вложенным листком, и положила на стол. Алекс закончил вытирать лицо и голову, последний раз мазнул полотенцем по груди и коленям. Затем встал, не посмотрев на счёт, кинул купюру и направился на выход, не глядя по сторонам. Губы его были плотно сжаты, глаза полностью почернели.

Приехав домой, скинул с себя всю одежду и забрался под душ. Долго стоял под струями воды, постепенно успокаиваясь. Одевшись, зашёл в кухню, приоткрыл окно и закурил. Там его и застал Андрей.

- Ну что, юный Отелло, придушил ли ты свою Дездемону? - принялся веселиться он над Алексом, закидывая в рот засахаренные орешки из стоящей на столе вазочки.

- Пошёл ты. Это во всём ты виноват. Со своими дурацкими спорами.

Андрей аж поперхнулся:

- Ты что, офонарел совсем. Я тебя в спор насильно, что ли заталкивал, ты сам не против был. И вообще, мы спорили на мышку Марго. А никто из нас её не узнал. И чем я виноват, что тебя магнитом тянет на смазливые рожицы. Сам вляпался. Не фиг было тащить в домик всякую... - он заржал, - кого даже не знаешь. А если бы девочка наградила тебя нехорошей болезнью, а? А ты без презика? Что, башню снесло?

Алекс мрачно посмотрел на него, выпустил в лицо дым:

- А не ты ли меня подначивал, что всё не так, как я вижу, что меня использовали в отместку?

- Ну что подумал, то и сказал. Может я тебе позавидовал? Молоденькая, хорошенькая, просто куколка и смотрит на тебя, как кролик на удава. Бери её прям тепленькой. - И он подмигнул брату. - Зато чистенькая, никакой болезни не получишь.

- Ага, вместо болячки геморрой я могу получить на свою пятую точку, в виде нежданчика.

- Ты русским языком можешь объяснить мне до чего вы договорились и договорились ли?

Алекс докурил, выбросил сигарету, прикрыл окно. Подошел к кофеварке, включил ее. Потом налил себе в чашку кофе и сел напротив Андрея. Уткнувшись взглядом в стол, о чем-то задумался. Андрей с удивлением смотрел на него, но молчал. Потом ему надоело.

- Алё, вас вызывает Земля. Очнись, браза. Чем это так озадачила тебя малышка Марго, что ты сам не свой?

Андрей поднял взгляд, вздохнул и принялся пить кофе, игнорируя болтовню брата. Перед его глазами стояло лицо Марго, с отрешенным взглядом, сквозь который проглядывал не то страх, не то ужас. И от этого видения ему стало не по себе.

- Спрашиваешь, договорились ли мы? Договорились, договорились. - Алекс со стуком поставил чашку на стол, расплескивая остатки кофе. - Договорился только я один, до полной херни. Представь себе, перед тобой сидит идиот, который безостановочно нес околесицу. А твоя невинная мышка-малышка ни слова так и не сказала мне в ответ на моё хамство, на мои идиотские предложения. - Он хмыкнул, покрутил в руках чашку. - Она просто опрокинула на меня тарелку с супом и ушла. Теперь-то я понимаю, что вёл себя по-идиотски, а там был готов её разорвать.

Андрей присвистнул, а Алекс продолжал изливать душу:

- Ни слова в ответ, никаких опровержений, никакого лепета, мол, как ты мог про меня такое подумать. Любая из тех, с кем я кувыркаюсь, время от времени, устроила бы истерику или надула губы и начала выдумывать оправдания. И теперь меня гложет сомнения, что я что-то упустил, неправильно понял или не понял вообще.

- Круть.- Наконец-то выдохнул Андрей. И почему-то расхотелось подшучивать над братом. - И что дальше?

Алекс пожал плечами.

- Будем посмотреть. Хотя я велел ей забыть обо мне и сказал, что я её уже забыл.

- Саш, а если ничего не будет, ну в смысле... последствий?

- Было бы замечательно, но...

- И что, ты не станешь и вправду обращать на неё внимания?

Алекс разозлился:

- Ну, ты же сам сказал, что там смотреть не на что. Так почему привязался ко мне? Отстань, забудь и мне не напоминай больше.

- Как скажешь. Но я её разглядел на днюхе и знаешь, не прочь приударить слегка.

Алекс с размаху бросил чашку в Андрея, тот еле увернулся.

- Катись ко всем чертям, ударяй за кем хочешь, хоть за Папой Римским, только меня оставь в покое. - И выскочил из кухни.

- А зачем мне Папа Римский, он же старый, да и мужик вроде? - захихикал братец и почесал голову. - Не хило его приложило. Знать и вправду зацепило. Обычно он через час уж забывает, как кого зовут.

 

Маргарита видела, как уезжал Алекс, но сие событие прошло мимо сознания, потому как это самое сознание отсутствовало. Выйдя из кафе, не могла понять, куда и зачем надо идти и стояла, озираясь вокруг, и, сквозь слёзы, до сих пор застилавшие ей глаза, увидела скамейки во дворе соседнего дома. Усевшись на одну из них, девушка погрузилось в какое-то странное оцепенение. Слёзы постепенно высохли, судорожные всхлипы прекратились, и сама она вроде успокоилась. Но в груди вдруг стал нарастать ком, грозя разорвать грудную клетку. Стало трудно дышать.

"И как теперь поступить? Что делать дальше, я не представляю".

И невозможность ничего исправить и повернуть вспять, повергло её в ещё большую пучину отчаяния. Она забыла всё. Забыла, что ей надо возвращаться домой, к бабушке, что завтра надо будет идти на учёбу. Застывший взгляд, неподвижная фигура, все это вызывало у редких прохожих недоумение. Время вокруг неё тоже застыло, сгустилось, словно не хотело тревожить девушку своим течением.

Звонок телефона, словно гром с небес, потревожил сознание девушки. На экране высветилась надпись Валя Лапина. С недоумением глядя на телефон, с усилием поднесла трубку к уху.

- Да.

- Марго, ты можешь со мной разговаривать или мне позвонить попозже?

- Да.

- Что да? Можешь разговаривать?

- Да.

- Хм...может все-таки позвонить потом?

- Да.

- Маргоша, что-то случилось? Почему не отвечаешь? Ты где? Говори быстро где ты? Я сейчас приеду. Только не молчи. Кафе "Пещера"? Знаю такое. Маргошечка, не уходи никуда, пожалуйста. Я быстро. Уже еду.

Валя вела машину, словно заправский гонщик, срезая все углы и подрезая на поворотах другие автомобили. Ей сигналили вслед, из окон неслись ругань и проклятья. Остановилась рядом с кафе. Вышла из машины, огляделась, увидела Риту и припустилась бегом и остановилась, наткнувшись на её взгляд. Сердце сжалось.

"Ведь чувствовала, что ничего хорошего эта встреча не принесет. Как-будто я не знаю таких гавнюков, как Алекс. Что с тобой случилось, моя хорошая? Что такого он тебе сказал, что ты погасла? Как можно было обидеть почти ребёнка? Он что, не видел кто перед ним? Эгостичный гадёныш. Ну, я тебе устрою. Не знаю ещё, что ты сделал Марго, но я сделаю так, что земля у тебя под ногами гореть будет".

- Марго, пойдем в машину, я отвезу тебя к себе, мы попьем чаю, ты отдохнешь, приведёшь себя в порядок. Тебе нельзя в таком виде показываться перед бабушкой. Пойдём? - и она попыталась поймать ускользающий взгляд подруги и чуть не взвыла, увидев этот самый затравленный взгляд.

-Ты права. Пойдем. - Потрескавшимися губами прошелестела девушка.

Взяв за руки подругу, Валентина осторожно повела её к машине.

К тому времени, когда они прибыли домой к Валентине, Маргарита уже практически засыпала. Видимо сказалось нервное напряжение. Валя устроила подругу в гостевой комнате, приглашающе махнула в сторону кровати:

- Марго, вот тебе покрывало, ложись и ни о чём не думай. Как проснёшься, спускайся вниз. Не думаю, что долго проспишь, просто твоему мозгу необходимо отдохнуть. - И засмеялась. - Извини, я понимаю, что мой смех не уместен, но надо же тебя к жизни возвращать. - Закрыла за собой дверь и пошла вниз.

Проснулась Марго через час с небольшим. Прислушалась к себе и поняла, что внутренний тремор вроде улёгся. Девушка спустилась вниз, в гостиную и увидела Валентину, сидящую на диване с книгой в руке.

Валя вскочила:

- Как самочувствие, выспалась?

Девушка кивнула.

- По крайней мере успокоилась. - Ею и правда овладело странное спокойствие.

- Тогда пойдем пить чай и есть пиццу, её недавно только принесли. Я очень люблю пиццу, подумала, что и ты не откажешься.

Рита покачала головой.

- Нет, Валентина, я хочу поговорить с тобой прямо сейчас, пока я еще в состоянии спокойно разговаривать. Я не уверена, что через какое-то время меня опять не охватит обида и страх. Скажи, где мы можем поговорить?

- Дома никого нет. Отец на работе, мама в очередном спа-салоне, а братья куда-то отправились смотреть соревнования своих друзей. Так что можем и здесь говорить, а хочешь, то поднимемся в мою комнату.

- Хорошо, здесь так здесь.

Маргарита села рядом с Валей на диван, откинулась на спинку, начала свое повествование. Подруга её не перебивала, но от монотонного голоса Марго у Валентины мороз пошёл по коже.

Закончив свой рассказ, рассказчица повернулась к своей слушательнице, и на секунду стало видно, что в глазах у неё блеснули слезы.

Валя выдохнула и вскочила с места:

- Хух... ну и мразь Александр Хмельницкий. Я общалась с ним в силу обстоятельств. Бизнес наших семей соприкасается и бывает, пересекается. Да, много насмотрелась и наслушалась о нём и на совместных мероприятиях, и в институте, но что он опустится до подобных обвинений и угроз? Не ожидала. Это ещё хуже, чем я себе вообразила. - Он не стала говорить Марго о том, что решила поквитаться с её обидчиком. А уж после этого рассказа, желание мстить возросло в разы.

- Марго, пошли на кухню, надо обязательно поесть, я понимаю, что тебе кусок в горло не лезет, но надо. Если бы ты не была правильной девочкой, то я предложила бы распить бутылочка вкусного ликера, коих у нас в доме полно. Моя мама любитель ликеров. Это помогло бы снять напряжение.

- Знаешь, я не отказалась бы, честно говоря, но боюсь, бабушка не поймет меня. Она мне уже не запрещает, я ведь совершеннолетняя, но... сама понимаешь.

- Ладно, обойдемся. Пошли.

После перекуса, они поднялись в комнату Валентины, на второй этаж.

- Марго, а что будешь делать, если выяснится, что ты забеременела? Пойдёшь на аборт?

Маргарита посмотрела на подругу глазами, полными ужаса:

- Ты что, Валя, как можно убить, зародившуюся в тебе жизнь? Это не только не по-божески, но и не по-людски. Ведь мне дали жизнь, не избавились и я никогда не смогу избавиться от ребёнка, каким бы подонком не был его отец. Ты никогда больше о таком не говори.

- Прости, подруга, я не нарочно. Марго, я не считаю себя вправе давать тебе советы, но, тем не менее, думаю, что тебе надо набраться храбрости и рассказать всё бабушке. Она хоть будет готова, если вдруг... ну ты поняла. Ведь неожиданное известие о беременности может пагубно сказаться на её здоровье. Хочешь, я с тобой пойду?

Марго поднялась с кресла, подошла к Валентине и крепко ее обняла.

- Вот о такой подруге я мечтала столько лет. Которая разделит со мной и радость, и горе и на которую я всегда смогу положиться. - Отсранилась от девушки. - Ты права, подруга моя дорогая, во всем права. Но я сама должна рассказать всё. Спасибо тебе за поддержку, но это мой круг ада. Я обязана рассказать бабушке, чтобы она смогла что-то предпринять. Я знаю точно, что она не захочет остаться здесь, если я буду беременной. Скорее всего, она продаст дом, и мы уедем в другой город к маме.

- Марго ты завтра придёшь на занятия?

- Как бы мне не хотелось не ходить, но я никому не доставлю такого удовольствия, потешаться надо мной и говорить, что я струсила.

Теперь Валя обняла подругу.

- Я рада за тебя. Ты наконец-то начинаешь оживать.

- Валя, мне можно пройти в ванную комнату?

- Ванная комната у нас с братьями общая, в конце коридора. А у меня в комнате только душ.

- А зеркало с умывальником здесь есть?

- Да, конечно. - И хозяйка комнаты подвела Риту к двери в душ.

Рита зашла в душевую, сняла линзы, уложила их в контейнер, спрятала в сумочку. Умылась, расстегнула заколку, расчесала волосы и оставила их распущенными. Потом вышла в комнату и встала перед Валей.

- Теперь я буду ходить в институт в своем натуральном виде.

Валя засмеялась:

- Ты... ты всех обманула? Негодница.

- Да. - С гордостью ответила Рита. - Я со школы ношу линзы. Они с диоптриями, потому что у меня слабоватое зрение, да и мама с бабушкой решили не привлекать ко мне внимания раньше времени.

- Маргоша, ты просто красавица. Ты сама-то хоть знаешь об этом? - Валя грустно покачала головой, сожалея о том, что мама с бабушкой не смогли предвидеть печального результата своего решения. Первый же ловелас повёлся на красивую внешность, а девушка оказалась не готова и позволила себе увлечься.

- Я себя не считаю мышкой, как говорят девушки в группе, но бабушка уверяла, что я такая же красавица, как и моя мама. Но она же бабушка.

- Да, Маргоша, завтра ты произведешь фурор. Готова к обсуждению и осуждению, и к зависти, и к ненависти?

- Ты знаешь, а мне уже пофиг на всех. - И девушки засмеялись.



Ах, молодость, молодость! Только она позволяет хоть ненадолго забыть все тревоги и печальные события. Не умеет молодость долго грустить о том, о чём плакала бы месяцы в более зрелом возрасте. Простим и мы девочкам их веселье и порадуемся, что хватило у них сил отрешится, пусть не надолго, от "грязной" ситуации.



Розалия Ханзарова

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться