Маргоша

Размер шрифта: - +

Глава 6

 

Валентина с подругой подъехали к дому одновременно с машиной бабушки.

- Марго, как зовут твою бабушку? Не могу же я обращаться к ней все время на вы и без имени.

Рита захихикала:

- Я думала, ты никогда не спросишь. А зовут мою бабулю, её зовут.... Мариэтта Викторовна. - И заулыбалась. - Это мой прадедушка был придумщиком, и ему понравилось имя. В нашем роду всех женщин называют на букву М. Мы с мамой зовем ее Эта. Вернее я маленькая так её звала.

- Ну и что ты лыбишься, красивое имя. Мне нравится.

- Мне тоже.

Бабушка подошла к ним:

- Не наговорились еще, красавицы? Ты что-то припозднилась Маргаритка.

Девушки выбрались из машины.

- Не ругайте её, пожалуйста, Мариэтта Викторовна. Мы были у нас дома, заказали пиццу и не заметили, как время пролетело.

- Что ты, Валюша, как я могу обижаться на такого ангелочка. Ни, боже мой. Да её и ругать-то не за что. Рита, ты иди, переодевайся, будешь помогать мне ужин готовить, а мы с Валей пока загоним машины во двор. И не возражай, Валюша, мы приглашаем тебя на ужин, потому как пицца это несерьезно.

- Вот здорово! - Марго кинулась обнимать бабушку. - А я сама не додумалась.

После веселого и непринужденного ужина бабушка с внучкой пошли провожать Валентину. Закрыв ворота, долго стояли, обнявшись, и смотрели вслед автомобилю.

Когда зашли в дом, Рита повернулась к бабушке и, внимательно глядя на неё, произнесла:

- Ба, мне надо с тобой очень серьезно поговорить.

- Да я уже поняла, что тебя что-то гложет. Больно неспокойная ты была. Ну, пойдём ко мне в комнату, я прилягу немного. Сегодня такой суматошный день был, что пришлось почти всё время провести на ногах, и они у меня просто гудят, так телеграфные столбы.

Марго надула губы:

- Бабуля, я на тебя обижусь. Зачем готовила ужин, я и сама могла бы все приготовить.

- Давай больше не будем говорить об этом. - Женщина скинула тапочки и улеглась поверх покрывала. - Слушаю тебя, моя хорошая.

- Бабуля, может тебе валерьянки накапать?

- Рита, если ты собралась меня заставить нервничать, то не надо валерьянки. Тогда уж лучше накапай сто грамм.

- Вот умеешь ты, ба, превратить всё в цирк. Я не буду тебя нервировать, но огорчить придётся.

- Так разве же это плохо - цирк? Везде надо искать положительные моменты. Уныние нам ни к чему, дорогая. Рассказывай уж, а я постараюсь помочь тебе разгрести твои неприятности.

- Ба, ты знаешь, как я тебя люблю и к кому же, как не к тебе, мне идти за помощью. - В глазах девушки блеснули слёзы.

Рита села в кресло у окна, откинулась на спинку и начала свое повествование.

Мариэтта Викторовна лежала на кровати, прикрыв глаза рукой. По ее лицу струились слезы. Она старалась не всхлипывать, чтобы не спугнуть Риту, которая медленно, с натугой, но всё ещё продолжала свой рассказ. Девушка тоже плакала крупными и редкими каплями. Взгляд был устремлён в одну точку на стене, на которой висела картина, подарок бабушке от друга из Москвы.

Когда Маргарита закончила говорить, в комнате повисла тишина.

- Иди ко мне, моя золотая девочка. - Хриплым шёпотом проговорила женщина и похлопала по кровати рядом с собой.

Марго неверяще уставилась на неё и со стоном упала в объятия свой любимой бабули. Прижавшись к её груди, она разрыдалась со всхлипами, с икотой.

- Прости меня, бабушка. Я не думала, что так получится. Прости меня, пожалуйста. Я подвела тебя.

Бабушка крепко обняла и баюкала своего маленького ангелочка, свою несчастную девочку. Душа у неё плакала невидимыми кровавыми слезами.

"Не уберегла! Не уберегла я своего ангелочка, дура старая. Всё оберегала от неприятностей, а они сами нашли дорогу к нам. Не тому я её учила, а надо было учить жизни, учить жить с волками, а не прятаться от них. Она же, как мотылёк, полетела на огонь любви, а оказалось суррогат".

- Тебе на за что просить прощения, родная. Это моя и только моя вина. Я не подготовила тебя к этой проклятой жизни, оберегала от неприятностей, хотела, чтобы ты подольше была счастливой. Оказалось, что я тебе сослужила плохую службу. Не плачь, моя хорошая. Я всеми силами постараюсь исправить причинённое зло, насколько это возможно. Полежи со мной, куколка моя, может, уснёшь и душа твоя отдохнёт немного. А завтра наступит новый день, и мы обязательно что-нибудь придумаем. У нас ещё есть время. - Она продолжала что-то тихонечко бормотать и поглаживать спину своего несчастного дитя, даже когда Рита уснула.

 

Утром, перед занятиями, девочки созвонились, и Валя не поехала за Марго. Она приехала в институт пораньше, чтобы занять два соседних места на парковке, и теперь ждала подругу, прислонившись в своему автомобилю.

Увидев въезжающую красную Тойоту-Ярис на стоянку, Валентина завизжала и запрыгала на месте. "Знай наших". Рита остановила машину рядом. Открылась дверь и из неё, как в кино, показалась нога в голубых джинсах-скини, обутая в закрытые туфли на шпильке. Следом выбралась из кабины и сама хозяйка автомобиля.

- Ты выглядишь отпадно, подруга. Даже лучше чем на днюхе у Андрея, хотя ты туда специально наряжалась. А теперь скажи мне, золотце, как закончился ваш разговор с бабушкой и состоялся ли он вообще.

- Все нормально, Валюша. Я же говорила тебе, что бабушка у меня адекватная, так что восприняла она все стойко, героически и обвиняет во всем только себя. Давай мы потом с тобой поговорим, а то к нам направляется делегация.

Валя резко обернулась и нехорошо сощурилась.

- Так, так, так, кого это к нам попутным ветром занесло. Никак наши змеи, как вороны, клюнули на яркие игрушки.

К ним приближалась Оксана Загорская со своей свитой. Две белесые подпевалы шли немного позади красы курса, словно пажи.

Валя с Ритой переглянулись, друг другу улыбнулись, взялись за руки и, покрепче схватив свои сумки, стремительно пронеслись мимо делегации, делая вид, что этот визит не по их душу. Добежав до входа в институт, остановились, отдышались и расхохотались.

- Валюша, и все-то тебе весело, только почему ты все время веселишься без меня? - услышали девушки вопрос и разом обернулись. Парень, задавший это вопрос, застыл в изумлении, глядя на Марго. Был он высоким, симпатичным, с волосами тёмно-русого цвета и светло-карими глазами, которые с восторгом и смотрели на Маргариту.

- Челюсть подбери, Челентано. - Хихикнула Валя.

- Маска-маска, а почему я тебя не знаю и никогда не встречал? Валя, познакомь с подругой. Пожалуйста. - Он состроил жалобную рожицу.

Марго поджала губы:

- Перебьёшься. - И взяв за руку Валю, потащила за собой в здание.

К аудитории девушки добрались, сгибаясь от смеха.

- Как ты его сурово отшила и главное так интеллигентно: "Перебьёшься".

- Валя, хватит смешить, лучше скажи, почему ты его назвала Челентано.

- Так он играет на гитаре и поёт как Челентано. Голос очень похож и манера исполнения. Это прозвище пришло ещё из школы. Так его называют те, кто с ним учился в школе. Я сама не слышала, как он поет, не довелось. Хоть приглашения на вечеринки, где он поёт, были, но они совпадали с мероприятими отца. Так что мимо меня всё прошло, но наверстаю. Надеюсь, ты будешь иногда ходить со мной?

- Не знаю, дорогая моя, не знаю пока. Я хоть и храбрюсь, но пока ни к чему не готова. Ни к пристальному вниманию, из-за которого мне сразу становится неуютно, ни к посещению вечеринок. Одной уже хватило на всю оставшуюся жизнь.

- Марго, так ведь и раньше наши девочки не оставляли тебя без внимания. Я думала ты, уже привыкла.

- К этому трудно привыкнуть, можно только сделать вид, что я старательно и изображала. Но и прежнее внимание, я думаю, не пойдет ни в какое сравнение с нынешним. Ладно, посмотрим.

- Марго, голову выше и вперед. На горизонте наш несравненный староста. - И девушки дружно зашагали к дверям аудитории, возле которых и стоял Андрей.

И чем ближе они подходили, тем шире становился у него взгляд.

- Марго, ты? Глазам своим не верю, ты теперь решила ходить на занятия, как на праздник, во всеоружии?

Рита остановилась возле него, оглядела с ног до головы:

- А тебе что-то не нравится? И почему это вдруг такой интерес? Ты вроде раньше и не замечал меня, а заметил только раз, да и то с дальним прицелом.

Андрей поперхнулся:

- Что ты, мне, наоборот, всё нравится. И даже очень.

- Ах, тебе всё наоборот нравится. Какой ты извращенец. Валя, пойдем скорее от него. - Едва сдерживая смех, Рита потащила подругу к своим местам.

- Что на тебя нашло? - шёпотом спросила улыбающаяся Валя.

- А что ты шепчешь? Никого ещё и нет. Мы же всё-таки рановато пришли.

- Не знаю. - Пожала плечами Лапина. - Я уверена, что остальные в данный момент обсуждают информацию Оксаны о тебе и твоей машине. Наверняка разглядывают автомобиль на стоянке. Спорим?

- Нет уж. Иди, спорь с Андрюшей. Он крупный специалист по спорам.

А Андрей был уже неподалеку и услышал. Он подошёл к девушкам.

- Марго, я понимаю, что у меня надежды никакой нет, но если сможешь, прости меня, дурака. Я ведь не со зла.

Валя прищурила глаза:

- Не со зла говоришь. Так ты ведь спорил на деньги, а деньги это зло. - И наклонила голову, разглядывая парня. - Что молчишь, сказать нечего? А ты скажи, что ты больше не будешь, мы все посмеёмся вместе и будет между нами мир, дружба, жвачка. Так? А ну, иди отсюда и больше не подходи. Если только по учебным делам и то не советую.

Но Андрей не смотрел и не слушал девушку, он смотрел на Маргариту. А она, отвернувшись, разглядывала что-то в окошке и молчала. Парень вздохнул и пошел на свое место. А в аудиторию ворвалась сразу целая толпа студентов, галдящих как птицы на своём базаре.

 



Розалия Ханзарова

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться