Марика

Размер шрифта: - +

Часть 30

- Только не гоните меня, прошу... позвольте хотя бы увидеться... Арса, моего Арса увидеть... прошу вас...

Порываюсь упасть на колени. Все мои молитвы из головы как ветром выдуло. Язык онемелый и чужой. Что я хотела им сказать? Какими словами просить и уговаривать? Не знаю. Ничего на ум не приходит. Я одно только знаю: без Арса я не уйду.

Она останавливает меня плавным взмахом руки, и я ничего больше не говорю, лишь сглатываю всухую тугой комок, застрявший в горле.

А потом мы как-то быстро и незаметно для меня оказываемся внутри шатра. Как? Не знаю. Но выход самостоятельно мне теперь уже ни за что не найти. Чувствую себя как в ловушке, да и вещи мои остались где-то на улице. Что дальше будет? Главное тут, как можно меньше удивляться. Поменьше болтать и меньше пялиться по сторонам, чтоб совсем уж дурочкой не выглядеть.

Весь шатёр богов изнутри полон света, мягкого, тёплого, неяркого света, текущего, как мне показалось, ото всюду, даже стены шатра пульсировали этим светом. И я невольно вспоминаю слова Арса. Он рассказывал однажды про стены, прозрачные, как лёд, твёрдые стены, что светятся изнутри разными неяркими цветами. А потом мне снились эти стены, высокие, холодные, и сон этот был кошмаром.

Стены наших шатров из толстого войлока и звериных шкур, из тонких жердей, увязанных между собой сверху и вкопанных в землю снизу. А эти стены не разрежешь ножом при побеге и не разберёшь при необходимости. Они тверды, как лёд или камень. Из таких как раз ловушку делать, чтоб ни за что не сбежать. Никому и никогда.

Так и я сейчас. Тоже мне, спасительница. Пришла Арса выручать – сама в ловушку попалась. Даже не знаю теперь, вернусь ли ещё на улицу. Не выпустят, не проводят – так и останусь здесь навсегда. Бродить, мыкаться и Арса звать. Точь-в-точь как в своём сне, который вспомнился так не кстати.

Всё так же осторожно с опаской касаюсь раскрытой ладонью ближайшей к себе стены. И от удивления ахаю с улыбкой.

Она совсем не холодная, она тёплая, даже как будто бархатистая на ощупь. Как козья шерсть. И это так неожиданно и приятно. Я ладонью вожу коротко, точно глажу кого живого, Армаса того же, а свет под пальцами волнами играет, расходится и даже вверх. Красные, жёлтые нити тянутся от моей ладони, плавные, как расчёсанные гребнем волосы.

Еле-еле глаза отвожу от такой красоты и поворачиваюсь к богине. А она меняться вдруг начала. Её белая плотная кожа и зеркальное лицо как-то поплыли, стекая вниз, к ногам, и теперь я вижу её настоящий облик. С открытым ртом немо гляжу в прекрасное и человеческое лицо.

Это ещё одно чудо, сотворённое богиней. Одно из тех чудес, какие не поддаются ни пониманию, ни описанию. Но я вижу перед собой женщину в тесной тёмной одежде, оставляющей открытыми лишь кисти рук и лицо, лицо самой красивой из женщин, каких мне доводилось видеть.

Белая кожа, нежная и чистая, как свежее молоко, светлые волосы, пышные и волнистые, обрезанные коротко и потому непривычно, но ей даже так было красиво. И глаза, очень светлые, почти прозрачные, смотрели на меня с доброй улыбкой и интересом.

Она говорит мне что-то на своём чудесном языке негромким ласковым голосом, делает шаг навстречу, а на тёмном полу светятся два белых отпечатка её узких изящных ступней – всё, что осталось от жёсткой верхней кожи богини и от зеркального лица, укрывающих её истинный облик.

Женщина манит меня за собой плавным движением руки, и я иду послушно, ничего не говорю больше и ни о чём не прошу. Кто знает, быть может, она отведёт меня к Арсу?

Светящиеся тёплые стены тянутся справа и слева от нас. Мне шатёр богов снаружи показался гораздо меньше. Мы всё идём, и я смотрю на свою спутницу, шагающую чуть впереди. Как лёгок и грациозен каждый её шаг. Как плавны движения. Как красива она вся, эта вечно юная богиня.

Мы снова оказываемся где-то ещё. Там много яркого слепящего света, но там нет моего Арса. Белый свет светит так сильно, что глазам глядеть больно, и кожа открытая горит. Закрываю лицо ладонями невольно, слышу, как роняет богиня всего одно слово, громкую команду кому-то, и свет тут же тускнеет, перестаёт жечь тело.

Прохладные пальцы касаются моих висков с обеих сторон немным успокаивающим движением, и я слышу голос:

- Не надо бояться... Посмотри на меня. Видишь, глазам не больно больше.

Я понимаю каждое из сказанных слов, но голос звучит как-то не так, как будто где-то внутри моей головы, а не в ушах. Как такое возможно? Почему мне понятна речь этой женщины?

Открываю глаза не сразу. Мягкое свечение льётся изнутри стен, плавно перетекают цвета один в другой, но я не смотрю кругом себя – я вижу лишь лицо богини и её улыбку, ободряющую и добрую.

- Как ты нашла нас? И как ты прошла через поле?

- Поле?- повторяю за ней.- Там было поле... травы и травы сплошь. А потом я увидела пепел... ровный круг, как от костра, и я...

Вижу, что она понимает меня так же, как и я понимаю её, но, кажется, говорю я какую-то чушь. Улыбка на лице женщины превращается в негромкий смех, и я тут же замолкаю, кусаю губы и опускаю глаза. Шепчу очень тихо:

- Простите... Я не думала, что будет так... что вы...

- Моё имя Ава,- роняет вдруг богиня, видя моё смущение.- А ты Марика. Я знаю. Знаю от нашего разведчика...



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться