Марика

Размер шрифта: - +

Часть 16

Просыпаюсь рано, но Арса возле меня уже нет. Как он умудряется двигаться так бесшумно, что я ничего не слышу? И снова ушёл куда-то и снова ничего не сказал, не предупредил, не разбудил перед уходом. Что тут скажешь на это? У меня у самой слов нет.

Перед тем, как уйти, он пособирал с пола всю разбросанную посуду, что-то на колышки развешал точно по своим местам, а ложки в коробку убрал и в угол на старое место. Дрова все тоже собраны и аккуратной охапкой оставлены у очага неподалёку, растапливай в любой момент.

И ведро с водой тут же, за ночь и лёд неплохо подтаял, хрупает под пальцами круглая льдина с оплывшими краями.

Арс перед уходом помог мне, с чем мог, одежду раскиданную из коробок не тронул только. Её я сама собираю. Всё, что нам оставили, в одну коробку только и вместилось вместо двух. Не могу от горького вздоха удержаться, но со слезами справляюсь. Некогда плакать. Хватит. Надо как-то дальше быт налаживать.

Своё изорванное платье меняю на другое, то, что штопала последним, то, что Ханкус ещё на мне порвал. Шов некрасивый спереди остался, потому его и не взял никто, да и ткань довольно грубая, из толстых ниток. Ничего, мне ли копаться?

Пока остальное подсобрала и пол подмела, половины дня как не было. Очаг растопила между делом, вода в горшке парить уж начала. А для лечебного отвара травы нужны: сыромятка, пахучник, звериные лапки. Весь свой запас, какой был, я ещё раньше на Арса извела, на побои, ожоги и порезы после пытки.

Есть лишь один человек в селении, у кого такие травы есть, и кто уж точно мне не откажет. Ирхан-старик, он поможет. К нему и отправляюсь.

Мы с ним чуть лбами не столкнулись на входе. Ирхан идти собрался куда-то, но при виде меня отступил назад и даже полог придержал. Не дав мне поздороваться, спросил первым с нескрываемой тревогой:

- Ну, что? Они вернулись уже? Что рассказывают?

Моргаю удивлённо в ответ, не знаю, о чём он, слова приветствия и просьба о травах, что мысленно в голове держала, на языке остаются.

- Мужчины вернулись? А ты сама... Сама что тут делаешь?- Голос у Ирхана строгий, требовательный, и брови к переносице свело суровой линией.

- Я травы... травы попросить хотела... У вас есть? Цветы сыромятки или лапки звериные... Мне немного совсем.

- Какие ещё травы? Зачем тебе? Кого лечить будешь? Кто поранился?- Взглядом строгим меня с ног до головы окидывает – я невольно ёжусь, как от холода. От проницательных глаз Ирхана и плащ не спасает.- Или тебе самой?

- Нет. Мне для Арса,- отвечаю, опуская голову,- это ему надо, это он ранен.

- И серьёзно? Сама справишься? Как он там вообще? Я давно его не видел... И ты... Мне говорили, тебя те пришлые с собой увели. Тебя и ещё других женщин. Как ты вернуться смогла и когда?

Ирхан вопросами меня засыпает, не знаю, с какого и отвечать, да и болтать слишком долго мне некогда, дела ждут. И Арс вернуться может в любой момент.

- Мне Арс помог,- отвечаю, глядя на Ирхана, повернувшегося ко мне спиной. Он в дальний угол отошёл, пучки трав перебирать принялся, развешанные на натянутых над головой верёвочках, а я дальше рассказываю:- Он нагнал чужаков и забрал меня... бился с их вожаком в поединке, и нам позволили уйти. А другие... другие женщины там остались. Мы одни только смогли вернуться... И Арса копьём в том поединке ранили... бок порезали левый...

Ирхан ко мне резким движением поворачивается, так смотрит, с таким прищуром, будто не верит моим словам.

- А другие мужчины знают уже, что он с чужим бился? Что он тебя отобрал?

- Не знаю,- Пожимаю плечами в ответ.- Я никого с утра не видела, и Арс очень рано ушёл куда-то. Мне не сказал, куда идёт и когда вернуться собирается.

- Он, верно, тоже с мужчинами остальными отправился... Туда, к горам, к стаду нашему...- Слова Ирхана звучат как предположение, но при этом уверенно.- Они все вернуться уж должны были, разобраться, что там случилось.

- А что случилось?- как эхо, повторяю слова за стариком, глядя, как он быстрыми пальцами перебирает ссохшиеся соцветия сыромятки, как обрывает запылившиеся ломкие листочки, и мелкий сор сыплется прямо ему под ноги и на одежду.

- Смена должна была ещё вчера к ночи вернуться, и нет никого. До сих пор нет!- Ирхан глаза на меня переводит, и под его взглядом я невольно чувствую себя виноватой в чём-то. В чём вот только? А ещё мне тревожно от этих слов Ирхана. Аж сердце заныло беспокойно. У самой у меня скотины никакой нет, как и у Ирхана, но всё равно.

Конечно, случиться всякое могло. Волки, например, напасть могли или метелью могло разметать ограду и навесы. Но мне другое на ум приходит. Я могу лишь про чужаков думать, от них неприятностей ждать. Могли они на пастухов наших напасть? Взять себе скота столько, сколько самим захочется, не дожидаясь, пока мы с ними поделимся. Могло быть и такое.

Правда, если подумать, для нападения у пришлых людей совсем немного. Сколько их всего? Восемь или десять? Я же и не сосчитала ни разу. А сейчас, когда у них есть наши женщины, лагерь на время не свернёшь, не спрячешь на день от всех, и значит, кто-то постоянно должен быть при женщинах. Охранять, караулить, поддерживать огонь.

Всё так, тогда мне и бояться нечего. Сама себя успокаиваю, но по жизни всё почему-то гораздо хуже складывается, чем надеешься всякий раз.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться