Марика

Размер шрифта: - +

Часть 21

Тут уж кому как, но мне на новом месте сразу совсем не понравилось. Равнина, конечно, роднее, а тут что?

Лес кругом один, густющий, плотный незнакомый лес, куда ни глянь. И деревья-то все какие-то чужие, толстые, корявые и с колючими иглами вместо листьев. Никогда не видела таких, но Хамала сказала на мои жалобы, что племя в её молодые годы забиралось на северный край Равнины, и там такие деревья встречались довольно часто.

Небольшая поляна, на которой племя расположилось, тесно со всех сторон деревья обступили. Наш с Арсом шатёр к лесу крайним встал. Первые ночи я даже спать не могла спокойно, всё лежала и слушала, как шумят в темноте кроны нависших над нами деревьев. То скрип, то скрежет, и вздохи какие-то странные постоянно, как будто живой кто рядом. Склонился над головой, дышит шумно, протяжно и смотрит, не моргая. И днём смотрит, и ночью. Как к такому привыкнешь? Невозможно к такому привыкнуть.

И Арсу говорила столько раз о страхах своих, о взглядах злых, из-за каждого куста на меня глядящих. А он что же? Посмеивается лишь да, как девчонку маленькую, по голове меня гладит, успокаивает. Одни у него слова для меня: «Это всё пройдёт само собой. Все страхи твои. Это просто с непривычки».

А сам-то? Что ему? Каждый день пропадает где-то. Конягу нашу за повод – и вперёд, будто и не было.

Одно хорошо хоть: когда возвращается ближе к вечеру, честно рассказывает, где бывал, что видел, каких зверей встречал необычных и новых и как далеко от селения уходил.

И ещё хорошо, что всегда он возвращается с добычей. Обычно это что-то некрупное. Пара зайцев или несколько птиц, таких, каким я и названия не знаю. Но сейчас уже давно не зима, оставшееся мясо наперёд не заморозишь, а за день всё приготовить и съесть не всегда получается. В таких случаях я одно делаю: я отношу излишек в семью Ладии. Там детей много, там есть, кого кормить.

Вот и на этот раз у меня остаётся с вечера ещё одна тушка зайца, я думала поначалу её освежевать и подвялить на солнце и на воздухе, но, немного подумав, завернула в кусок рогожи и отправилась к соседке.

Тропинка между нашими шатрами узенькая, по левую руку стволы деревьев плотно выстроились, всю траву, какая подняться успела, ещё молоденькой козы Ладии выели под корень. Дочери Ладии – та, что постарше Лана и средняя Халия – не любят лишний раз отправляться в лес и вяжут коз на день к ближайшим кустам и деревьям. Тут и догляду больше и далеко идти не нужно.

Одна из коз окотилась не так давно, принесла двух довольно крупненьких козлят. Они ещё траву плохо едят, всё больше играют друг с другом и скачут вокруг матери.

Останавливаюсь полюбоваться малышами, а их мамаша подозрительно в мою сторону жёлтым глазом косится, но жевать не перестаёт. Не бойся, я твоих детишек не обижу, мне просто смотреть на них нравится. Гляжу и даже улыбаюсь невольно, такие они хорошенькие, беленькие оба, у одного малыша только на боку небольшое чёрненькое пятнышко.

Мимо меня дети стайкой проносятся. Успеваю перехватить последнего из них, Арвиса, сына Ладии. Крепко ловлю за плечи, опускаюсь перед ним на одно колено, спрашиваю, глядя прямо в глаза:

- Мама дома сейчас? Сильно занята?

В ответ слышу ворчание нетерпеливое и короткое:

- Там она... дома.

Вырваться пытается и бежать, догонять товарищей своих по общим играм, а я смотрю мальчику в лицо, и мне как-то радостно видеть его окрепшим и здоровым. Он как будто и ростом повыше стал за это время. Как подумаю, на него глядя: а ведь в нём есть частичка Арсовой крови. Как раз-таки эта малость и спасла мальчика, помогла ему выздороветь тогда, когда даже Ирхан отказался помогать.

- Вы куда все так помчались?

- К озеру,- выдыхает Арвис, а сам поверх моего плеча далеко вперёд заглядывает. Неймётся ему. Ни в чём не хочет отстать от остальных.- Ребята сказали, там птицы стаей целой... гуси, кажись... много их там, улететь могут дальше.- Рукой машет себе за спину. Туда, мол, полетят, а он не увидит ничего и без добычи останется.

Странное дело. Поздно должно быть уже для перелётной птицы. Когда ещё над нами стаи шли, давно уж, ещё в первые дни кочёвки. Может, это я не знаю чего-то? На новом месте, здесь, в горах, всё как-то не так, иначе, что ли. И животные, и птицы, и растения – всё отличается.

- Ну, беги, раз так.- Пальцы только разжимаю, и мальчика как будто ветром уносит. Долго смотрю, провожаю глазами, а самой тревожно на сердце. Маленький он ещё, чтоб вот так вот отпускать. Как Ладия позволяет ему? Я бы не смогла, это уж точно. Мало ли, что случиться может, лес-то совсем чужой, и зверья в нём много всякого. И озеро, оно хоть и недалеко отсюда, ближе даже, чем на старом месте, но Чёрное озеро не казалось опасным, оно и глубоким таким не было, с берегами пологими и не такой холодной водой. Но зато в этом озере рыбы всякой много, знай, лови только. Как рыбачить наловчились, ни одна семья теперь не голодает, и у мальчишек дело есть.

Арс у меня, правда, до рыбалки не охочий, а вот Халвин-сосед, наоборот, всё больше у озера днями, никогда с пустыми руками не возвращается. А Ладия потом мне гостинец несёт. Так и живём мы с ней, друг с другом делимся.

Шатёр Халвина и Ладии от моего довольно далеко теперь стоит, не то, что во время перехода, и обжились они на новом месте неплохо, загон у них есть теперь для коз и навес хороший для дров и для сена, травой да ветками крытый. Просторно здесь, и солнца много.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться