Марика

Размер шрифта: - +

Часть 22

Арс возвращается уже в сумерках, уставший, весь мокрый от холодной росы и с приличным куском оленины, полученным за труды.

- Вас не было так долго,- говорю с невольным упрёком, помогая Арсу стягивать сырую одежду, сама развешиваю всё для просушки поближе к очагу. Он уже не горячий, угли тёплые всего лишь, летом ни к чему топить так сильно, но к утру и сапоги, и одежда должны просохнуть.

- Да-а... Ребята думали по следам львицу ту выследить. Отомстить за Шарвата...

- И что же?- Чего-то подобного я и боялась, когда провожала Арса, вот такого вот безумия. Один уже испытал судьбу. Жив ли ещё останется, один Создатель ведает.

- Да ничего,- Арс улыбку не прячет, он явно доволен таким исходом.- Зверюга ушла, по деревьям ушла вглубь леса и котят за собой увела обоих. Сколько следом шли, так и не догнали.

- И чему ты так радуешься? Что столько зря по лесу таскались? Лев – это знатная добыча. Гордость для любого мужчины. А ты?

- Что – я?- Арс бровями поводит, встречаясь со мной глазами, снова улыбается.- Я им сразу сказал, что зверь не виноват ни в чём. Шарват не должен был...

- Ты говорил уже про это,- напоминаю осторожно, а сама плащ Арсу на голые плечи накидываю, чтоб не зяб. Вечерняя прохлада сочилась из-под нижнего края входного полога, и вверху в отверстии дымника ощутимо сквозило.- Что-то про тропу охотничью и про чужое место. Но зверь должен понимать, что человека нельзя трогать. А эта львица уже крови человеческой попробовала.

- Убивать – это тоже не выход. К тому же детёныши останутся.

- Детёнышей тебе жаль, а как же Шарват? И мать его? Вспомни, как Салия убивалась сегодня. Почему ты сразу тогда Шарвата не остановил? Вы же были вместе...

- Нет. Мы не были вместе. Я просто мимо шёл, когда он со львицей этой схватился. Крики услышал и вмешался. Отогнал и...- Арс не договаривает, задумывается над какими-то другими своими мыслями, добавляет, немного помолчав:- Это неправильно, убивать такого красивого зверя. Никто не голодает. Для чего же тогда?- Переводит глаза на меня и повторяет снова:- Для чего убивать?

- Красивый?- чуть не ахаю.- Где уж там? С такими клыками! А когти какие страшные. Ты вспомни, что эта красавица с Шарватом сделала. Доживёт ли он ещё до утра, бедняга?

- Доживёт.- Арс упрямо голову склоняет, смотрит себе под ноги.- Манвар сказал, что Ирхан ему отвар какой-то дал очень сильный, чтоб спать подольше.

- Ага, заснуть и не проснуться. Чтоб умер и не мучился.

- Шарват не умрёт. Моя кровь ему должна помочь.

- А потом он проснётся и всё расскажет всем. Что тогда будет? Я просила быть осторожнее. Никто не должен знать.

Арс ничего на это не говорит, и я молчу. Так же в молчании мы ужинаем, а потом вместе сообща расстилаем постель. Арс первым укладывается, ему в отличие от меня раздеваться не приходится. Я задуваю наш светильничек, стоявший на камнях очага, и в полной темноте забираюсь к Арсу под общий плащ. Устраиваюсь поудобнее под его защитой и в тепле его сильного надёжного тела, но заснуть ни я, ни он сразу почему-то никак не можем. Каждый думает про что-то своё.

- Кажется, я знаю, почему та львица показалась тебе такой красивой,- заговариваю первой, нарушая тишину тихой прохладной ночи.- Ирхан говорил как-то однажды, что горный лев – твой предок, твой покровитель и помощник. Ты поэтому не захотел убить...

- Нет. У меня никогда не было предка из зверей, как у вас. Но когда я её увидел сегодня, такую свирепую, такую большую кошку, я понял теперь... понял одно.- Голос у Арса раздумчиво тихий и медленный, он звучит почти беззвучно, на грани шёпота. Чувствую, Арс не хочет говорить, не решается как будто довериться мне.

- Что ты понял?- В темноте кончиками пальцев касаюсь прохладной щеки Арса. Лица его я не вижу, не вижу глаз, поэтому могу лишь гадать о том, что он хочет сказать, хочет и не может решиться.

- Я был когда-то таким зверем. Я сам. Был львом. Я вспоминаю теперь. Все эти ощущения... Сила в лапах, мощные мускулы... Я помню свой голос... это рычание. И я охотился даже. Помню, вот, как сейчас это было, и вкус крови на языке и во рту. Горячую кровь, она била струёй мне в горло, а я смыкаю зубы всё крепче и крепче. И позвонки хрустят так громко...

- Нет, Арс, хватит!- Ладонь кладу ему на губы, и он замолкает невольно, но дышит сильно, чуть не с хрипом.- Что ты говоришь такое? Не надо...

- Я был зверем, Марика, теперь я помню. Я точно это знаю. Это я напал тогда на Асвата. Львом напал на него. Он копьём порвал мне бок, он выслеживал меня весь день до ночи... всё шёл и шёл следом неотступно, а когда мы встретились для боя, он промахнулся с ударом. Он целил в грудь и совсем чуть-чуть дрогнул... И я рвал его когтями и зубами... я пил его кровь... Мы ненавидели в тот миг друг друга – я и он, зверь и человек. Он резал меня ножом... он хотел убить меня, а я... я хотел всего лишь выжить. Мы падали по склону вниз, катились по камням... А потом... потом он остыл... стал таким же холодным, как камни, как снег вокруг, а я... я стал им. Я стал человеком. Я выбрался из той расселины... Я выжил, а он... он остался там.

- Что ты говоришь?! Ты сам себя слышишь, Арс? Ты сам понимаешь, ЧТО ты говоришь сейчас?

Я не могу лежать рядом с ним после всех этих слов, я в сторону отползаю, утягивая плащ Арса на себе. Он остаётся открытым. О, как же я жалею сейчас о том, что погасила фитиль светильника. Мне страшно после слов Арса. Боги всего мира моего, как же мне сейчас страшно. Он так близко от меня. Он сейчас удавит меня после всего, в чём впервые признался. Разве поделившись со мной такой тайной, он оставит меня жить дальше? Нет и нет!



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться