Марионетка для вампира

Эпизод 2.6

Весь день я просидела взаперти. Отсутствие замка на двери компенсировалось отсутствием в шкафу моей куртки. Должно быть, после просушки ее отнесли в общую гардеробную. Идею заговора я отмела сразу и не спрашивала про куртку. Карличек словами, а пан Драксний пронизывающим взглядом дали мне ясно понять, что я болею и должна лежать в постели в тепле и заботе. Они поочередно заходили ко мне. И даже один раз разбудили, когда от скуки я действительно задремала…

Потом я попросила Карличека сжалиться надо мной и принести что-нибудь почитать. Он сказал, что на английском у него есть только Агата Кристи. Это он так надо мной издевался. Ладно, ладно, ни в чем я его драгоценного Милана, типа, больше не подозреваю. Я и так знаю, что хотя бы о семейной жизни барона пан Ондржей сказал правду. Про себя игроку говорить правду было просто стыдно.

— Вот это для тебя, — Карличек повернулся ко мне бочком, чтобы я оценила толщину принесенной им книги. — Но отдам я ее тебе только после обеда.

Фу, ты… Шантажист проклятый! Впрочем, без обещанного книжного десерта я бы ни в какую не стала есть вчерашнюю печенку. Впрочем, стыдно обижать карлика. Может, это все, что он умеет готовить!

Книга оказалась настоящим кирпичом, но я не собиралась прочитывать ее от корки до корки. Карлик просто желал поднять настроение грустной невесте и приволок английское издание труда какого-то там испанца по имени Хуан Луис Вивес, который в шестнадцатом веке давал советы по воспитанию женщин, главные из которых были следующими. Во-первых, женщине надлежало молчать, смотреть в пол и обращаться за разъяснениями только к мужу, а не к озабоченным непонятно чем молодым людям. Во-вторых, считалось, что когда женщина не занята своими прямыми обязанностями по продолжению рода, ее руки должны быть постоянно при деле, иначе в голову ей полезут совершенно ненужные для хорошей жены мысли. Выходило так, что несчастная, если не спала, должна была прясть, ткать, шить да вышивать. Впрочем, готовить и есть ей тоже не возбранялось. Я давилась от смеха, а смех, как известно, наряду с молоком пана Драксния, лучшее лекарство… От скуки.

В очередной свой приход Карличек сообщил, что в библиотеке имеется книга тысяча пятьсот двадцать третьего года издания с красивым названием — «Обязанности мужа». Пытаясь не послать его прямым текстом, я попросила переслать книгу Яну с первой же оказией. Думала убить двух зайцев — увы, нет. Карлик не поспешил сообщить мне, что пан Кржижановский будет здесь через пару дней и потому мы сможем лично обсудить свои супружеские обязанности. Хорошо-хорошо, Милан так Милан.

— А барон случайно не изменил свое мнение в отношении меня? — задала я более чем наводящий вопрос, и карлик расплылся в улыбке.

— Я и зашел за тем, чтобы пригласить тебя спуститься после ужина в гостиную.

— Я не заразная, — попыталась сострить я. — Меня можно пригласить даже к ужину!

Карлик не рассмеялся, не улыбнулся, а только лишь тяжело вздохнул.

— Сомневаюсь, что ты способна есть в полной темноте, а именно в ней пройдет ваша первая встреча с бароном.

  — Вот как?

Барон заочно начинал действовать мне на нервы.

— Может, я позвоню ему по телефону? У вас есть интерком? Или лишний телефон?

Мой-то лежал в гостевом доме!

— Наберись терпения, Верка. Барон болен. Очень. Но он привыкнет к присутствию постороннего в доме. Вернее, посторонней. Кстати, в книге, от которой вы так легкомысленно отмахнулись, написано, что супружество было учреждено не столько для продолжения рода, сколько для совместной жизни и прочного дружеского общения. Вот, можешь потренироваться на бароне.

Так и хотелось ответить: нет, лучше на кошках. Но я не была уверена, что чешский карлик знаком с советской классикой, потому просто сжала губы — смеяться сразу расхотелось.

— Как понимаю, форма одежды любая?

Карлик улыбнулся.

 — Форма одежды зимняя. Впрочем, пан Драксний истопит камин. Будет достаточно пухового платка.

— И перчаток, — поспешила я обезопасить себя и кольцо. — У меня первым делом обычно мерзнут руки.

Мы условились на десять вечера. Ужин мне подали в восемь. На этот раз королевский — капустный салат, стейк и картошку. Карличек исправлялся. Хотя с чего это я решила, что у них нет в штате повара? Ну и что, что я его не видела! Меня второй день держали в карантине! В поместье двумя людьми не обойтись. У карлика руки сильные, но их всего две!

Для знакомства я осталась в джинсах и кофте, сапожках и платке. Всё бы ничего, но причесаться не особо получилось. Голова просила мытья, и завтра я собиралась выяснить у карлика, как тут обстоят дела с горячей водой. Может, хотя бы выдадут тазик кипятка по доброте душевной? Я из России, мне не привыкать!

Карличек явился за мной с подсвечником на пять свечей. Романтика начиналась уже на лестнице. Жаль, не сыграли марш. Правда, и внизу меня тоже никто не ждал. Тут уж, наверное, к счастью. Для того, чтобы ходить по лестницам при свечах, необходима практика, а так это похоже на катание ладоней по перилам. Пусть лучше барон этого не видит.

Дубовая дверь оказалась настолько притертой к полу и коробке, что даже лучик света не проникал из-под нее. Не могли же они и вправду сидеть в полной темноте? Хотя могли… Почему бы собственно им и не сидеть в темноте, манифестируя тем самым черную полосу в жизни барона… Сам пан Драксний не выказывал явных признаков стариковской хандры. Игра в шахматы его полностью удовлетворяла. Или ее денежная составляющая.

Карлик постучал и только тогда взялся за кованую ручку. Дверь не скрипнула, хотя для красоты момента злобного скрипа явно недоставало. Чувства страха не ощущалось, хотя по стенам и метались фантомные тени от танцующего на сквозняке пламени.



Ольга Горышина

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться