Марионетка для вампира

Эпизод 5.5

Прошел ли целый час или всего пять минут — я не знала. Мной овладела неимоверная слабость, и я пару раз прикладывала голову на плечо в надежде вздремнуть, но поза выходила еще более невыносимой, чем та, в которой стараниями барона Сметаны мне надлежало провести два часа.

Я проверила и правое, и левое плечо, свешивалась вперед, откидывалась назад. Безрезультатно. От таких телодвижений только начинала еще больше кружиться голова, и даже немного подташнивало. Хотя причиной последнего могла служить кровь, которая вместе со слюной все еще подтекала в горло. Хотелось сплюнуть, но без рук потом не утереться! Оставалось только терпеть.

Язык, точно обожженный, нещадно щипало. Он распух и мешал говорить даже с собой и про себя. Кричать во всеуслышание я не собиралась. Бесполезно звать на помощь тех, кто за столько времени не соблаговолил предложить помощь сам. Перспективы вырисовывались совсем не радужные.

Трое взрослых мужчин оставили единственную женщину в руках сумасшедшего маньяка! У них наведены справки — никто не сунется сюда на мои поиски. Идиотка! Садясь в чужую машину, сообщай знакомым регистрационный номер — стыдно перед водителем, зато не больно за себя. А теперь больно и языку, и голове, и скрученным за спиной рукам. Да всему телу больно! И это поди еще цветочки!

Я попыталась приподнять стул. Ноги барон забыл связать. Не подумал, что я черепахой могу добраться до окна. Нет, он все продумал! Доползу до подоконника, и что дальше? Разбить стекло головой не получится. Ткнуться носом в простыни — страшно. Меня зовут не Надя, но с надеждой так быстро расставаться и мне не хотелось, потому что вера в просветление рассудка барона не желала покидать мою связанную душу.

Но я все равно сдвинула стул. Просто для того, чтобы размять затекшие ноги. Сначала на один шаг, потом на другой. Так и добрела до шкафа. Покрутила перетянутыми запястьями. Увы, ослабить веревку не получилось.

Минута, две, три… Новое место надоело, и я решила продолжить путешествие по спальне барона. Из положения сидя комната казалась довольно большой — можно будет допрыгать до окна, обойти кровать с одной стороны, затем с другой… Сколько мне еще ждать барона? Целый час? За это время можно совершить «кругоспальное» путешествие!

 Я уже жаждала возвращения моего мучителя — от неизвестности тело болело куда больше, чем от его прикосновений. А вдруг барон возьмет да освободит меня? И от пут, и от самого себя?

— Вера…

Я дернулась, но не обернулась к двери. Голос не мужской, хотя в первую секунду я все же подумала, что это барон явился, как всегда, бесшумно. Голос женский… Глухой…

— Вера…

Теперь я уловила его источник — шкаф. Неужели?! Я изогнулась и развернула стул так, чтобы оказаться к шкафу лицом. Рук нет, но есть ноги. Оттаранив стул к кровати, я опрокинула спинку, совсем не заботясь о руках, которые та придавила. Из полулежачего положения я сумела уже дотянуться ногой до шкафа и поддеть ручку. Теперь согнуть ногу в колене — и шкаф открыт.

— Жизель!

Лицо куклы оказалось повернутым к стенке, оттого звонкий голос и сделался глухим.

— Сейчас, сейчас…

Я давала ей обещание, не понимая еще, что сделаю. И вообще не понимая, что происходит. Я уснула, не вынеся тишины и одиночества? Но отчего тогда сон не забрал боль? Язык продолжал болеть, а руки уж точно просили свободы хотя бы от стула. Я завалилась вперед и сумела приземлить стул на передние ножки. Теперь можно доковылять до открытого шкафа. А дальше? Разогнуть ног я не могла. Не могла? Разве?

Я и не заметила раньше, что барон пропустил веревки мне под грудью, но позабыл оплести ими перекладины. Если ужаться, то можно попытаться стянуть веревочное лассо с высокой спинки стула. Нет… Так высоко мне не подпрыгнуть… Жизель!

— Ударь меня головой и сдернешь вагу с плечиков!

Какая умница! А на вид девчонке и шестнадцати нет!

Сейчас будет больно, очень… Не кукле! Мне! Скорее всего я ударюсь о полку шкафа подбородком раньше, чем мои колени коснутся пола. Замедлить падение не получится. Иначе я не скину вешалку с крючка. Раз! Я зажмурилась и секунду не открывала глаз. Зубы целы, можно отползти от шкафа вместе со стулом и куклой, которая упала на его спинку.

— Благодарю, Вера.

Голос Жизель снова звонок. Девочка моя… Спасительница в квадрате! Ты-то знаешь лучше других, что меня ждет после возвращения барона… Обнять бы тебя, так нечем! И сейчас, чтобы выпрямиться, мне придется скинуть тебя на пол. Только бы не придавить ножки ножками!

Я продолжала стоять на коленях со стулом на спине, как черепаха в панцире. Плечи затекли, запястья я уже давно не чувствовала, и вдруг… И вдруг… О, чудо! Руки, руки мои упали на пол, и я судорожно задвигала пальцами, словно хотела поцарапать ногтями половицы. Сон, пусть хотя бы во сне я буду свободной… Но во сне нет боли… А к зуду во рту добавилось теперь еще и жжение на подбородке. Я смахнула кровь, тронула рассеченную кожу. Боже мой… Быстро выползла из-под стула и встала. Кукла лежала на спинке, и маленькие ее ручки держали толстую веревку… Жизель развязала меня! Как?! Как ей это удалось?

Хотя спрашивать надо было — куда? Куда бежать?

— Да куда глаза глядят! Прочь отсюда!

Были то мои слова или Жизель, я не знала. Какая к чертям собачьим разница! Я просто схватила куклу и ринулась к двери, еще не до конца чувствуя ноги. Вага била по коленкам, потому что я прижимала куклу к груди, наплевав на нити. Одной рукой держала ее под юбкой, а другой оберегала голову.

В коридоре темно. Ни звука. Где все? Не хочу знать! Я замедлила бег, перешла на шаг, поднялась на носки, пошла на цыпочках чуть слышно. Рюкзак собран. Если барон занят куклами, то я смогу проскользнуть к себе, схватить документы и… Черт! Какие документы? Мой паспорт у них — у барона или его шурина, разницы никакой. Сделаю новый в Праге. Сейчас надо сбежать. Лучше сразу вниз. Входная дверь может оказаться незапертой после прихода пана Ондржея. Если что — выломаю. Куртка? В моей крови столько адреналина, что я не замерзну, а вспотею. К тому же, я буду нестись отсюда сломя голову. Все восемь километров, как стометровку!



Ольга Горышина

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться