Марсала

Размер шрифта: - +

12

 

«Тургенев» встречал гостей мягким светом, отражающимся в миллионах граней прозрачных кристалликов на люстрах и светильниках, в хрустале на больших круглых столах, накрытых белоснежными скатертями, в блеске начищенного серебра и бликах тонкого белого фарфора. А ещё ублажающей слух музыкой струнного квартета, вышколенным и казавшимся невидимым персоналом, живым огнём в подсвечниках и неповторимой атмосферой, благодаря которой и имел репутацию одного из лучших заведений города.

Прибыв на место чуть раньше назначенного времени, Рита уже успела проинспектировать зал и ознакомиться с меню, встретить вместе с Татьяной первых гостей, проследить за тем, чтобы все комфортно себя чувствовали на отведённых местах. До начала торжественной части оставалось ещё не менее часа, но Стрельцова всё не было…

«Дикие пробки, скоро буду» пришло от него сообщение в ответ на Ритино «Ты где?». Обычно её начальник не имел привычки опаздывать, особенно на столь важные мероприятия. Но сначала случилась непредвиденная задержка поезда, который доставил его в город на час позже планируемого времени, теперь на пути были бесконечные пробки, вечные спутники любого мегаполиса…

А Рита тем временем играла роль гостеприимной хозяйки, обходя зал по кругу и интересуясь, всё ли нравится гостям.

— So wonderful, мисс Маргаретта. Вы очьяровательны! — отвечал на её вопрос, очередной представитель шведской делегации, беззастенчиво мешая языки и чудовищно коверкая её имя.

На что она лишь дежурно улыбалась в ответ, сдержанно благодарила за комплимент и скорее удалялась. Шла прочь от горячих взглядов мужчин и оценивающе-ледяных — их спутниц, если такие обнаруживались рядом. Причём комплименты сыпались на неё со всех сторон — не только от обычно сдержанных шведов, но и — само собой! — от гостей местного разлива, тем или иным образом приближенных к «Аскелле» или полезных ей бизнесменов и политиков.

— Маргарита Георгиевна, вы сегодня-таки произвели фурор, — к Рите, отошедшей наконец перевести дыхание в тень одной из колонн, приблизилась Коновалова, затянутая, в отличие от неё, в довольно строгое чёрное платье. — Не боишься, что рёбра старых пердунов, — шёпотом, кивнув в сторону кучки местных шишек, продолжила она, усмехаясь, — не выдержат?

— Рёбра? — удивилась Рита. — В смысле?

— Рёбра, рёбра, — подтвердила, улыбаясь, Татьяна. — Не выдержат нашествия бесов, — пояснила. — Глянь, даже сам Густафссон глазами стреляет в поиске твоей персоны! — перевела она взгляд с местной элиты на шведских партнёров. — А его, между прочим, внуки в родном Стокгольме дожидаются. Хватит удар бедного дедушку, с кем потом нашему дорогому Павлу Васильевичу торговый центр строить?

— Да ну тебя, Тань! — тихо рассмеялась Маргарита в ответ, легонько пихнув её локтем. — А Павел Васильевич, между прочим, сам виноват: мой внешний вид — исключительно исполнение воли его генерального величества, — со значением подняв указательный палец вверх, изрекла она.

— Ого! Даже так? — Татьяна насмешливо подняла бровь. — Стратегия, значит? Ловите на живца? Пользуетесь тем, что кровь бедных шведских старичков покинет их убелённые сединами головы, и будете брать их тёпленькими и безвольными...

— Бедных? Старичков? — Рита с красноречивым скептицизмом посмотрела в сторону шведов, среди которых упомянутый Густафссон был старше всех, но даже его сложно было назвать стариком, несмотря на наличие внуков.

— Ну не молодчиков же! Пусть и далеко не бедных… Так, а вот и наш молодчик! — повернула пиарщица голову в сторону входа в зал. — Явился, слава те господи…

Маргарита тут же устремила глаза в ту же сторону, что и Татьяна. Сердце в её груди ожидаемо совершило кульбит и понеслось галопом, оглушая уханьем в висках.

Да уж, реакция... Она словно дебютантка на первом балу, честное слово! Осталось только залиться краской и потупить очи долу… Встряхнувшись и прогоняя морок на секунду привидевшегося ей бала, где ей полагалась роль эдакой Наташи Ростовой, а Павел, естественно, был никем иным, как блистательным красавцем Болконским, Рита попыталась сосредоточиться на том, что продолжала вещать Коновалова. Но выходило из рук вон плохо — и взгляд, и абсолютно все её мысли были рядом с человеком, уверенно двигающимся по залу, ослепляющим своей фирменной улыбкой и одинаково тепло приветствующим всех, кто попадался на пути. Выглядящий как всегда с иголочки, как будто не вернулся буквально час назад из изматывающей командировки, а неделю нежился где-нибудь на европейском курорте, Стрельцов просто излучал приветливость, сдержанную, но в искренности которой не усомнился бы никто. Впрочем, как и всегда. Даже некая небрежность словно чуть взлохмаченной причёски всегда выглядела так, будто над ней трудилась целая группа стилистов, хотя уж кто-кто, а Маргарита знала — это всего лишь последствия его привычного жеста, когда Павел в раздумьях запускал руку в шевелюру.

Какой же он всё-таки… Единственный из сотен, тысяч, миллионов, кто сумел пробить её броню, за какую-то неделю сумел просочиться внутрь, капля за каплей наполнив Риту самим собой, вытеснив все сомнения и опасения… Красивый, притягательный, желанный...

Чёрт, кажется, она сходит с ума! Но сопротивляться этому сумасшествию больше не может…

 

Весь вечер прошёл для Маргариты словно в тумане. Она улыбалась, вела светские беседы, продолжала ловить на себе заинтересованные взгляды. Ещё бы! Не то, чтобы она льстила себе, но — объективно — выглядела она и правда отлично. Струящаяся ткань насыщенного винного цвета облегала её стройный стан, в движении прилегая к телу то тут, то там, и обрисовывая все вогнутости и выпуклости фигуры. Несколько прядей из обманчиво простой причёски завитками ложились на плечи, пара свободных браслетов притягивала взгляд к тонкому запястью... Ничего кричащего, никакого блеска бриллиантов напоказ, никакого ощущения расфуфыренности — наверное, этим она и выделялась среди основной массы дам всех возрастов, пытающихся перещеголять друг друга, и иногда не зная меры. Что в «уколах красоты», превращающих их лица в кукольные маски, что в количестве и каратах украшений.



Ника Чёрная

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться