Марсала

Размер шрифта: - +

14

 

Он догнал её уже на улице. Буквально поймав за руку, развернул лицом к себе.

— Стоп-стоп-стоп, Марго, что случилось? Куда ты бежишь?

— Пусти меня, Стрельцов. Просто пусти.

Какое-то время Павел молча всматривался в лицо Риты, пытаясь понять причины такой резкой перемены. Но она лишь устало прикрыла глаза и попыталась отвернуться под его пристальным взглядом. Желая только одного — не расплакаться, не показать свою слабость.

— Ты увидела Лику, верно? — догадался он. — И тут же сделала неправильные выводы.

— Какие ещё выводы, Стрельцов? — Маргарита снова посмотрела прямо. — Да мне плевать на всех твоих Лик и Лид вместе взятых! — вспылила она, а потом, усмехнувшись, добавила: — Ты их действительно коллекционируешь что ли? Списки по алфавиту ведёшь, какие там зарубки...

Вот только усмешка явно не смогла скрыть горечи, прозвучавшей в голосе.

— Если плевать, почему ты бежишь?

Вместо ответа Рита сняла с себя пиджак, который так и болтался на её плечах, и вручила его Стрельцову, впечатав наспех свёрнутый предмет одежды в грудь мужчины так, что тот непроизвольно сделал шаг назад.

— Марго… — раздалось вслед, когда она развернулась и уверенно пошла в сторону припаркованного в нескольких метрах автомобиля с лейблом фирмы на жёлтых боках. — Рит! Рита, ну постой… — он снова догнал её, сделав несколько широких шагов, и остановил рукой уже открывающуюся дверь такси, не давая ей сесть внутрь. — Да, Лика позволила себе лишнего, — выдохнул он, соглашаясь. — Но я ведь тут не причём! Чёрт, да она вообще замужем!

— И тем не менее это не мешает ей лапать тебя за задницу! — припечатала начинающая выходить из себя Маргарита. — И не надо сейчас строить из себя невинность, Стрельцов! Я ведь действительно, чёрт возьми, всю жизнь тебя знаю! И я не вчера родилась, чтобы не понимать элементарных вещей.

— Рит, не ревнуй, — примирительно произнёс Павел. — Не к ней. Да, у нас было… — он запнулся, явно не в восторге от того, что приходится обсуждать это, — пару раз… Но это было давно. И не моя вина, что некоторые женщины не слышат отказа. Что предлагают себя, чуть ли не на глазах собственного супруга, стоящего буквально в паре шагов!

— Да пойми ты, Паш, это не ревность… — устало выдохнула Рита. — Кто я тебе, чтобы ревновать? Холодно, — поёжилась она, резко отходя от темы, — пусти меня.

Он убрал руку, позволяя Маргарите забраться внутрь машины, но сам дал знак водителю, чтобы тот не уезжал, тут же обошёл автомобиль и, распахнув пассажирскую дверь с противоположной стороны, уселся рядом.

— Если ты думаешь, что я сейчас просто так отпущу тебя, ты глубоко ошибаешься.

И он назвал водителю её адрес.

— Что, возьмёшь силой? — ощетинилась Рита в ответ.

— Разве только силой своей неотразимости, — шуточно предположил Павел, снова как ни в чём не бывало улыбаясь.

Маргарита лишь хмыкнула в ответ, отворачиваясь к окну. Сейчас ей действительно хотелось одного — чтобы её оставили в покое. Решение принято, и теперь вряд ли что-то сможет на него повлиять. Ни оправдания, ни объяснения, ни шуточки и улыбочки не в силах ничего изменить.

— Рит, ну хватит дуться, — раздалось спустя пару долгих минут молчания.

— Дуться?! — возмутилась Маргарита, поворачиваясь к начальнику, сидящему рядом. — Прикрути регулятор ЧСВ, Стрельцов, показатели зашкаливают даже для тебя.

— Хорошо, — согласился он, поднимая руки. — Я в смирении и у твоих ног. Делай со мной, что вздумается. Можешь привязать к кровати и жестоко надругаться.

Со стороны водителя послышался плохо заглушенный сдавленный смешок.

— Остановите машину, пожалуйста, — жёстко обратилась Рита к нему, и тот стал сдавать вправо, чтобы встать у тротуара, разделяющего дорогу со зданиями по этой стороне улицы. И как только такси остановилось, она тут же покинула салон, пытаясь не запутаться в длинном подоле платья.

— Ну прости! Я идиот, — выскочил следом Стрельцов и тут же приблизился к ней.

— Слушай, что бы ты там себе не надумал, участвовать в этом цирке я не собираюсь, — Рита посмотрела в упор и гневно ткнула в его грудь пальцем. — Поищи себе для развлечений кого-нибудь ещё. И да, Стрельцов, ты идиот, — она порывисто вдохнула, всё ещё пытаясь сдержать подступающие слёзы, а потом полезла в сумочку, которую, убегая из банкетного зала, захватила с собой, в поисках собственного смартфона.

— Рит, ну постой! Признаю, я правда веду себя, как последний придурок. Но... не отталкивай… Я… я…

— Ты просто заигрался, Паш. Вот только не все с радостью берут на себя роль безвольных марионеток. Не на всех твоя неотразимость действует настолько гипнотически, чтобы растерять последние крупицы здравого смысла. Пойми, я не хочу и не могу быть куклой в твоих руках. Одной из тысяч твоих резиновых кукол. Мне это претит. Я не хочу опять случайно застать картину, где очередная твоя бывшая, а может и вовсе настоящая или будущая, будет по-хозяйски тебя лапать, а то и вовсе опустится на колени прямо под твоим рабочим столом. Зря мы вообще всё это затеяли, ведь столько лет нам удавалось комфортно сосуществовать без всей этой пошлой ерунды. Я не хочу рушить нашу дружбу, если она ещё есть, да и — чего уж там — свою карьеру, только из-за того, что ты вдруг нашёл в моём лице новый способ поразвлечься.

— Невысокого ты обо мне мнения, однако, — хмыкнул Павел, сунув руки в карманы.

Свет уличного фонаря, падающий на него сзади, не давал разглядеть лица, но в интонациях мелькнула тень обиды. Впрочем, на правду не обижаются, а о его моральных устоях Рита на самом деле была невысокого мнения.



Ника Чёрная

Отредактировано: 12.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться