Марш Кригсмарине

Размер шрифта: - +

Глава 4. "Ариец и бретонка"

                 глава 4.

        "Ариец и бретонка"

 

С Верой я познакомился на воскресном книжном развале в Сен-Мало. Заправлял этим книжным Эдемом тощий пожилой бретонец, предводитель местных библиофилов. Порт Сен-Мало старинный французский городок, древняя крепость, построенная на высоком холме, с моря напоминающий остроконечную шапку великана, забытую им на берегу Ла-Манша. Я с детства свободно говорю по-французски, практически без акцента, точнее с лёгким эльзасским акцентом, поскольку моя няня была родом именно оттуда.  Практичные мои родители решили извлечь из этого факта пользу.  За небольшую прибавку к жалованию няня стала ещё и гувернанткой, общаясь со мной исключительно по-французски. Ей это было нетрудно, поскольку  её мама была эльзаской француженкой.  Чтобы не мозолить глаза местным жителям формой немецкого военного моряка, посещая город, я чаще всего переодевался в штатское. Естественно, особой любви они к нам не испытывали и хоть и разговаривали подчёркнуто вежливо, но лишь по мере необходимости. Мне сразу понравилась невысокая, хрупкая девушка с каштановой длинной косой и тонкими чертами лица.  Тяжеловатые круглые очки в роговой оправе, лишь придавали её облику какую-то трогательную беззащитность.

Вера бережно перелистывала большой фолиант, по виду старинный, в тиснёном кожаном переплёте с маленьким бронзовым замком. Я подошёл поближе и увидел, что это роскошное издание 1865 года,  Мигель де Сервантес "Хитроумный идальго дон Кихот Ламанчский, украшенное к тому же бесподобными гравюрами самого Доре. Ясно, что это чудо не могло быть по карману бедно одетой молоденькой девушке. Мы разговорились, и я блеснул своими познаниями завзятого книголюба, коим по факту и являлся. Почувствовав азарт от присутствия хорошенькой француженки, я изящно острил в русле историко-библиофильских вариаций. Вера, как и я, оказалась фанатичным книголюбом, у неё заблестели глаза от разговоров на любимую тему.  Постепенно мы перешли на “ты”, и уже вскоре угощались свежими пирожными  в маленькой, уютной кондитерской.  Крупная купюра заметно оживила хозяина заведения, и он приготовил для нас настоящий отменный кофе, контрабандный товар и большую редкость по военному времени. Мне пришлось представиться девушке предпринимателем из Страсбурга, естественно французом. Назвался я первым пришедшим на ум гальским именем Эдмон.  Наверное, вспомнился главный герой всеми любимого романа Дюма. Вера, легко проследив ход моих мыслей, с улыбкой сказала, что готова угадать и мою фамилию. 

- Ты Эдмон Дантес, молодой капитан, будущий граф Монте-Кристо, - с очаровательным смехом заявила она и, словно напророчила...

Моя Вера была большой умницей, она всегда обо всём догадывалась сама. Таиться перед ней совершенно не имело смысла. В следующее воскресенье я опять появился на книжном развале и Вера, конечно, тоже была там.  Она увлечённо беседовала с хозяином этого книжного царства, старым бретонцем в сером большом берете, одетом набекрень. Неделю назад,  распрощавшись с Верой у дверей старого многоквартирного дома с облупившимися стенами, я немедленно отправился на площадь в надежде застать книжную лавку открытой. Мне повезло. Хозяин уже нагрузил своим богатством большую деревянную повозку с высокими бортами. В повозку был запряжён пожилой, не моложе хозяина, ослик. Его седая  чёлка была аккуратно расчёсана на две стороны. Увидев меня, ослик тяжело вздохнул, словно намереваясь по-стариковски проворчать:

 "Вечер уже, домой пора, а они всё ходят и ходят..." 

Я извинился перед обоими стариками и объяснил, что желаю сделать дорогую покупку, приобрести тот самый роскошный старинный фолиант, который  в момент нашей первой встречи так любовно перелистывала Вера. Бретонец пристально посмотрел на меня и без особого радушия пробурчал: 

- Господин думает, что он самый богатый? Этот экземпляр Дон Кихота, с гравюрами бесподобного Доре, уникальная антикварная вещь. Её место в музее. Я держу это книгу много лет, как лицо своего магазина, она постоянно при мне, как старинный талисман. Впрочем, в этом мире всё продаётся и если вам так уж неймётся, то вот вам моя цена…

- И старик назвал какую-то безумную сумму в оккупационных рейхсмарках. На эти деньги можно было купить в этих местах небольшой уютный домик и даже с садиком.

 Словно фокусник  достал я из внутреннего кармана пиджака свой пухлый, набитый крупными купюрами, бумажник. Это было моё офицерское жалование со всеми надбавками за последние четыре месяца, проведёнными  в боевом походе в Северной Атлантике. Старик, увидев деньги, стянул с головы серый берет, и вытер им, несмотря на прохладный вечер, своё внезапно вспотевшее лицо. 

- Господин изволит шутить над стариком? - осведомился он севшим от волнения голосом. - Кому в наше время нужны книги, да ещё за такие безумные деньги?

 Я отсчитал и передал в дрожащие морщинистые руки большую часть имевшейся у меня наличности. Букинист, покраснев от возбуждения, принялся лихорадочно разгружать повозку и, наконец, извлёк тяжёлый фолиант. Глаза его увлажнились, он нежно погладил тиснёную обложку телячьей кожи и даже поцеловал, словно прощаясь с дорогим другом, профиль Сервантеса.

 - Хотелось бы преподнести  эту книгу, как подарок, одной юной очаровательной особе, - пояснил я, принимая, словно младенца на руки, любовно запелёнатый стариком в светлую фланель покупку.  - Возможно, вы знаете ту милую девушку, что была возле вашего прилавка сегодня днём. Её зовут Вера.



Vladi Gor

Отредактировано: 22.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться