Марья Каланчина – попаданка

Размер шрифта: - +

Глава 14

Освоилась быстро, через два дня сама бегала в таверну и в лавки за продуктами.

Бабуля носилась по всему селению, заглядывала в магазины, в таверны, во дворы, и сказала, что мы сюда удачно сбежали.

Высоких людей ни она, ни я не видели, но нам так понравилось, что никто на меня внимания не обращал. Ни ахал, не смеялся, ни жалел и не выспрашивал.

Очень отличаются миры!

Приучила тренера к супам, у них почему-то не приняты, только вторые блюда обычно, и хлеба нашего нет, все заворачивают в тонкие лепешки. Убедила ужинать в таверне, а завтраки и обеды пусть за мной будут. К вечеру я устаю сильно, да и к ужинам не приучена. Чай попили с чем-нибудь, и достаточно.

К началу занятий мы все приготовили, даже стены покрасили, и трафареты с силуэтами воинов сделали.

Тренер, так-то он Дулай, я Абдулаем случайно назвала и ему понравилось, настолько оказался доволен спортзалом, что даже запел на днях. Я послушала-послушала и вторую партию выстроила. Так и красили, под свое пение.

От трафаретов он в полный восторг пришел. Причем, не от картинок, а от своей гениальности.

Берет мой трафарет и в полном упоении быстро-быстро шлепает по нему растительной губкой, а потом ходит и любуется. Говорит, не знал, что может сам так прекрасно делать!

Зато убрали железяки с улицы, воины на стене дома наглядней.

Ученикам наше оформление тоже нравится, и народу больше, чем раньше у него собиралось. Занятия три месяца, а потом набирается новая группа.

Все приходят со своим оружием: секирами, мечами, ножами и луками. Каждого тренер проверяет сам, это если уровень высокий, а если не очень, то ставит в пару другого ученика. Остальные должны смотреть, а потом разбирать бой. Последнюю неделю перед началом занятий я смотрела зарисовки  боевых  приемов, немного понимаю, что они делают, и тоже смотрю на бои с удовольствием.

А сама выберу плети и ножи. Плетью можно и мечи, и секиры выбить, ножи метнуть далеко, и при этом оружие припрятать. Идет девушка, на талии пояски накручены, а что у нее в рукавах, так вообще не видно.

Но до оружия мне далеко, даже никто из учеников не знает, что тоже планирую учиться. Пока бегаю, прыгаю и отжимаюсь. И мотаю на ус, в чем ошибаются. Если я танцы запоминала, то чем бой отличается? Отработанными навыками приемов, и все. Эх, дайте в руки мне гармонь…

Парни все здоровые, это да, многие мне до плеча, и все темноволосые, даже рыжих нет. Каждый, кто видит меня, блондинку, в первый раз, замирает, и не верит своим глазам. Один не выдержал и попросил потрогать мои волосы. Абдулай так на него посмотрел, что бедный парень отлетел, запнулся и упал. Ему даже никто руки подал, обошли и все.

Иногда тренер просит что-нибудь парням крикнуть, у нас шумно. Я никогда не повышаю голос, подойду, скажу спокойно – и все слышат. Тренер смотрит с балкончика и очень удивляется. Чему? Сам мне такую репутацию создал. Ну, может еще то, что их штанги приношу перед началом занятий. Они по одной тащат, или катят, а я в каждой руке по штанге несу.

Те железяки, о которых я запнулась, раскиданные в рекламных целях перед домом, у них не штанги назывались, а иначе, очень длинным словом. Теперь  все называют штангами, так короче, а когда рассказала тренеру, что в других местах на металлические палки навешивают дополнительную тяжесть, и показала, каким образом, то ему очень понравилось.

Он куда-то сходил, записал, как свое предложение, и даже получил деньги за это. И мне их отдал. Причем не маленько, а триста золотых. Я ровно половину ему вернула. Он подумал и взял. А я ему предложила еще ввести умение прыгать на скакалках. Это в их мире есть, но взрослые относятся как к девчачьим развлечениям.

Ничего, тренер на себе проверил, и все прыгают, как зайчики.

Занятия с учениками начинаются через час после нашего завтрака, по-нашему с десяти утра, а заканчиваются в шесть вечера. Потом мы идем в таверну, и еще час могу посмотреть что-нибудь, рисунков много, и ложусь спать не позже восьми вечера. Никогда так рано не ложилась, но теперь просто сразу засыпаю.

Со мной занятия проходят до завтрака, очень рано, и примерно два часа. Час разминка, а потом мы пробуем разное оружие, для меня подбираем. В результате тренер сам остановился на плетях и ножах. Он считает, что меня уговорил, и я пала в нелегкой борьбе, сраженная его логикой.

На самом деле я не уверена, что мне вообще нужно какое-то оружие. Ни разу никто меня не обозвал каланчой, не приставал с пошлостями, по меркам этого мира я ребенок, у них совершеннолетие в пятьдесят лет, а живут до пятисот примерно, сильные маги и больше.

Но обучаться согласилась. Бабуля говорит, что любое умение, в конце концов, пригодится. Кроме того, может, меня в этом городке спасает репутация тренера. Если окажусь в другом поселении, будет ли такой же мирной, к примеру, их молодежь?

В группу учеников тренер меня отправил не в первый, а только во второй набор, с учениками первого мы очень душевно попрощались через три месяца. Такие хорошие ребята, жаль, что среди простых воинов сильных магов не бывает. Приглашенные мастера из разных гильдий разобрали парней к себе на службу.

В новом наборе оказались и лесные эльфы, маленькие, как дети, и гномы, они чуть выше, и скроены иначе, плечистые тяжеловесы.

Остальные оборотни. У них способности напрямую связаны с ипостасью,  второй сущностью. Все из семейства кошачьих очень ловкие и быстрые, медведи – сильные, а есть еще прыгающие, летающие, даже умеющие исчезать, как растворяться, или принимать окрас стен.

Мой тренер, Абдулай, оказался волком. Хищным, безжалостным и злопамятным.

Ко всем, кроме меня. Ко мне относится, как к любимой доченьке. Я к нему тоже привязалась, он это чувствует, говорит, волчонок все эмоции ловит.

К моему перемещению он спокойно отнесся, но то, что я грамотная, очень удивило.

– Ты из такой богатой семьи?

– Нет, очень обычной. У нас всех учат, обязательно, иначе не сможешь работать.



Ульяна Тюмень

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться