Марья Моревна. Хороша Маша, да не наша...

Размер шрифта: - +

Глава 29. Запертая

Марьяна окинула взглядом опустевшую комнату. Безумие! Зачем он пошел на это?!

«Метка работает в обе стороны».

Мозг отказывался воспринимать то, что она чувствует не только себя, но и другого человека. Да куда там! Не просто человека. Она чувствует Кощея! Как будто мало его взглядов.

Метка работает в обе стороны?!

Марьяна откинулась на подушку. Сердце билось в висках, мешая думать, ладони спотели.

Стоп, стоп! Нужно утихомириться. Необходимо собрать разболтавшиеся нервы, иначе она может помешать ему. Сложно использовать логику там, где ее игнорируют, но, вероятно, Кощей в настоящий момент ощущает ее панику. А ему сейчас никак нельзя напортачить. Злиться и действовать как полоумная девица она будет потом. Марьяна все еще не понимала, что за дурочка в нее вселилась, заставив проглотить таблетки? Но тут вновь вспомнила его самоуверенную физиономию и почувствовала, как в ней нарастает протест. Да, все понятно. Нельзя сейчас об этом задумываться, иначе будет только хуже.

У них есть план. Они со Смеяном о чем-то договорились. Марьяна подумала об этом с облегчением. Нужно просто успокоиться, забыть о метке и попытаться уловить то, что сейчас чувствует Кощей. Она не должна помешать ему действовать так, как задумано.

Марьяна прикрыла глаза, постаралась выровнять дыхание. Не свое – чужое спокойствие – накрыло ее с головой. Стало так тепло и уютно, будто она завернулась в мягкий плюшевый плед. Неужели он совсем не волнуется? Не переживает, как пройдет встреча с матерью? В конце концов, разве он не боится, что все пойдет не по плану? Ведь это так естественно. Но она не чувствовала ничего кроме тепла и покоя.

Все это так не вязалось с Кощеем, будто она представляла себе оскалившегося волка, укутавшего ее в мягкое шерстяное кольцо своего тела. Можно ли одновременно страшиться, но жаждать прикоснуться к его густой грубой шерсти? Она представила, как дотрагивается до черных волос, скользит пальцами по колючему подбородку. Ой! Марьяна почувствовала какой-то отклик. Неужели…? Пожалуй, так она точно не успокоится. Марьяна спустила ноги с кровати. О чем бы таком подумать, чтобы мысли не терзали, не волновали, а успокаивали. О чем, интересно, думает Кощей, чтобы ощущать такую безмятежность?

Марьяна вспомнила старый прием, которому ее научила студенческая подруга. Она закрыла глаза, медленно вдохнула, выдохнула и… оказалась посреди пшеничного поля. Солнце клонилось к закату, заливая все вокруг густым теплым светом. Пшеница, словно утомленная жарким днем, склонила голову. Редкие облака, будто воздушные картины, медленно проплывали мимо. Небо - приглушенно-голубое, безмятежное – куполом закрывало это место от чужих глаз. Здесь не было никого, и быть не могло. Это место словно потайная пещера, в которую никто кроме Марьяны прийти не мог. Ветерок нежно коснулся распущенных волос, потрепал темные пряди. Воздух здесь был приятно теплым, тягучим, но одновременно легким и свежим. Колосья, обласканные ветерком, перешептывались, словно живые. Непонятно насколько долго это продолжалось. Она почти заснула, слушая приятный шорох.

Марьяна дышала медленно, глубоко, прогоняя любые мысли. Но вдруг дыхание сбилось в комок, горло сжала чья-то невидимая ладонь, не давая вздохнуть. Она вмиг распахнула глаза, вернувшись в комнату, беспомощно схватилась руками за горло. Ужас сдавил все тело, из глаз покатились слезы. Она почувствовала, что слабеет. Перед глазами вновь возникло знакомое поле, но почему-то по нему стремительно, словно ураган, к ней приближался Кощей. А потом в голове что-то взорвалось, и она провалилась в темноту.

 

***

 

Чей-то голос настойчиво звал ее сквозь черноту пространства. Горло больше никто не сжимал. Тьма понемногу рассеивалась, являя чудную картину. Теперь Марьяна была не в поле и не в покоях хозяина Койграда, а сидела на берегу реки. Но то был не идеалистичный пейзаж из ее фантазий. В воздухе витала тревога, грозовое небо давило, а ветер рвал волосы в разные стороны. Она поежилась, обхватив плечи.

- Марьяна.

Она оглянулась, никого не увидев.

- Марьяна.

Да что за издевательство?! Она рывком повернулась обратно, уловив краем глаза какое-то движение.

- Вам здесь нравится? – спросил женский голос за спиной.

Марьяна не спеша повернулась к Анне. Та откровенно посмеивалась, наблюдая за ее неловкими движениями.

- Не очень.

- Вам придется здесь задержаться на некоторое время, - улыбка не сходила с красивого лица. – Пока я не решу, что с вами делать. А этот вопрос стоит обдумать не спеша.

Черные глаза, такие же, как у Кощея, ощупывали ее с головы до ног.

- Если можете, верните меня домой, - предложила Марьяна.

Она дернула плечами, стараясь стряхнуть промозглость этого места. Ей здесь точно не нравилось. Холодно, сыро. Того и гляди, дождик пойдет.

- Могу, но не стану, - удивила Анна.

- Можете? – с недоверием переспросила Марьяна.

Хотя Кощей говорил, что его мать на редкость сильная колдунья. Так чего удивляться?



Марья Моревна

Отредактировано: 01.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться