Марья Моревна. Хороша Маша, да не наша...

Размер шрифта: - +

Глава 37. Долгожданная задержанная.

- Почему вы меня целуете? – возмутился голос.

Словно подогретое вино, по груди разлилось тепло. Словно музыка… Он взглянул на нее лишь на секунду, и тут же отвел глаза. Она проснулась от поцелуя Царевича, значит женитьба не обман. Значит, она действительно любит его. Магию не обманешь.

- Я пробудил вас, освободив от заклятия, - ласково произнес Царевич.

- Неужели? Заклятие вашей матери?

Иван стушевался.

- Она действовала без моего ведома. Я ничего не знал.

- Я вам верю, - она осторожно приподнялась на руках и осмотрелась. - Но получается, вы всего лишь исправили ошибки вашей матушки.

Иван не ответил, признавая справедливость ее слов.

- Вы теперь свободны! – обрадовал он Марьяну, обрывая разговор о матери.

- Что значит… свободна?

Кощей полуобернулся к окну, не встревая в разговор. Но краем глаза видел, что она смотрит на него.

- Мы сейчас же отправимся в Зимоград.

Марьяна молчала.

- Зачем? – наконец спросила она.

Царевич пораженно уставился на нее.

- Я освободил вас от этого плена. Кощей согласился отпустить меня и вас. Мы можем пожениться.

Кощей полностью развернулся к окну. Смотреть на ее радость не было никакого желания.

- Значит, опустил? - тихо переспросила она и обратилась к нему. – Кощей?

Он собрал свои разодранные мысли в нечто цельное и повернулся. Смотреть ей в глаза было больно. Поэтому продержался он недолго.

- Я более вас не удерживаю. Вы вольны делать то, что хотите. Ведь именно этого желала ваша душа - свободы.

- Вы необычайно щедры сегодня, - отчего-то с горечью сказала она.

Он чувствовал, что в ней закивает буря. Но что он делал не так? Она останется с любимым, возможно, отправится домой. Ведь все это время она шла именно к этому.

А после того, как она очнулась от поцелуя Царевича, разве могут быть сомнения в их любви? Кажется, нет. Но сомнения все же были. Кощей как мог подавлял их, но они словно сорняки то и дело прорывались наружу.

Марьяна развернулась к Царевичу.

- Что ж, я рада, что могу сама выбирать, где мне находиться. Когда мы уезжаем?

- Хоть сейчас, - Царевич сиял, словно начищенная монета.

- Мы можем взять с собой Смеяна? – спросила Марьяна.

Кощей покачал головой.

- Нет, Смеян останется в Койграде в качестве придворного колдуна. Насчет него договора не было.

Смеян при этих словах встрепенулся, но ничего не сказал.

- Могу я хотя бы поговорить с ним перед отъездом?

Кощей кивнул.

Царевич поднялся с постели, поцеловал Марьяне руку. Какого черта Кощей позволяет ему касаться ее? Эти руки и губы должны были принадлежать только ему.

- Позволите? – Смеян коснулся его руки.

Он молча вышел вслед за Иваном.

Первую минуту они стояли молча. Затем Царевич не выдержал.

- Зачем вы пришли ко мне в темницу? Зачем целовали ее? Если бы это были не вы, я бы решил, что…

- Оставьте свои умозаключения при себе.

Кощей по привычке прислушивался к Марьяне. В ее мыслях на смену ярости пришла грусть. Она, кажется, действительно подружилась со Смеяном. И не хочет с ним расставаться. Но Кощей не собирался отдавать Зимограду все. Царевич и так забирал немало. Пусть хоть колдун… Удивительно, но ведь раньше он считал его шарлатаном.

- Я все же хотел бы знать, - не унимался Царевич. – Марьяна моя невеста.

- Вы по-прежнему хотите отсюда уехать? – Кощей почувствовал, что еще чуть-чуть, и он передумает.

- Конечно.

- Тогда вам стоит обуздать собственное любопытство. Иначе оно сослужит вам дурную службу.

Царевич умолк.

- Она…

Кощей был готов сжечь его взглядом, но Ивана спас появившийся на пороге Смеян. За ним вышла Марьяна.

- Мы можем ехать, - она даже не взглянула на Кощея. – Не хочу задерживаться здесь ни на минуту.

Ее слова больно его кольнули. Но она никогда не скрывала, что Койград ей не нравится.

- Пригласите, пожалуйста, к конюшне Василису, - обратилась она к Кощею. – Не хочу уезжать, не увидев ее. Пожалуй, это единственный человек, который всегда был искренен со мной.

Каждое слово пропитывало Кощея горечью. Неужели, она не скажет ему ни одного доброго слова?

Возле конюшни Марьяна обняла Василису, та, не сдержавшись, расплакалась.

- Я думала, что все будет не так, - сквозь слезы пробормотала она.- Может, вы останетесь хотя бы до утра? Позавтракаете и поедете.



Марья Моревна

Отредактировано: 01.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться