Марья Моревна. Хороша Маша, да не наша...

Размер шрифта: - +

Глава 48. Напоминание

Платье нужно было выбросить. Оно невероятным образом то и дело возвращало ее мысли в другой мир. Нельзя бесконечно крутить в голове прошлое. Нужно возвращаться в настоящее, ведь она так хотела жить как прежде. Но «как прежде» больше не существовало.

Она смотрела на простую, слегка грубоватую ткань, на легкие оборки, украшающие лиф, на крохотные выпуклые пуговицы на высоких манжетах и понимала, что совсем не хочет прощаться с воспоминаниями, которые хранит эта вещь.

Бесконечно злясь на себя за нахлынувшую хандру, Марьяна скомкала платье и сунула пакет. Накинула курточку и спустилась на улицу.

Осень уже переставала быть «золотой» и становилась грязной и холодной, все больше смахивая на зиму. Повсюду землю укрывал шуршащий ковер из листвы. Время года и погода как нельзя лучше подходили для тоскливого сидения на подоконнике с чашечкой горячего ромашкового чая. Но поддавшись слабости, Марьяна точно не сможет вынырнуть из затягивающей ее трясины воспоминаний. Дома ей должно было стать лучше, но по возвращении ничего не забылось и не исчезло.

Она аккуратно поставила пакет с платьем в мусорный бак и, не оглядываясь, вернулась в квартиру. Вместо чая налила стакан холодной воды. Он немного взбодрил ее, не дав завернуться в теплый, плотный кокон уныния.

Нельзя сидеть дома! Нужны новые впечатления, новые люди, события, которые отвлекут Марьяну, заставив думать о сегодняшнем дне. Спасительная мысль пришла в голову только под вечер. Поэтому воплотить ее в жизнь предстояло лишь утром. А сейчас нужно было выспаться.

Она не без удовольствия надела родную пижаму и услышала непривычную трель. Телефон, оставленный Никитой, по-прежнему лежал на тумбочке в прихожей. Она осторожно подошла к нему, будто по ту сторону экрана за ней кто-то наблюдал, и взглянула на экран. Неизвестный номер. Наверняка, звонит проверить, не пропала ли она вновь. Не ответить – и он снова придет.

- Да.

- Все в порядке? – поинтересовалась трубка.

- Все отлично.

Марьяна была уверена, что после ссоры Никита никогда не простит ей то, что она ему наговорила. Слишком долго она молчала и копила в себе недовольство, слишком резкими были формулировки, когда она, наконец, заговорила. Но его теперешнее поведение сбивало с толку. Неужели, дело в том, что она пропала?

- Ложишься спать?

- Да.

Повисла неловкая пауза.

- Может быть, мне приехать?

- Не стоит.

Никита шумно вздохнул, не понимая ее отчужденности. Она так и видела, как он морщится и трет ладонью глаза.

- Марь, мы можем просто поговорить, если ты не хочешь…

Он замешкался, подбирая нужные слова.

- Я хочу отдохнуть. Не беспокойся, я больше никуда не уеду.

По ту сторону экрана молчали. Марьяна его не торопила и не успокаивала, ей хотелось закончить все без ссор, но решение о расставании было окончательным.

- Хорошо, - Никита терпеливо отступил. – Увидимся завтра.

 

***

 

Часто печаль, изводившая человека вечером, в утреннем свете отходит куда-то вглубь, загнанная новым днем на задворки сознания, и кажется не такой всеобъемлющей.

Марьяна проспала двенадцать часов подряд и пробудилась с легкой головой и устойчивым желанием вновь почувствовать вкус жизни. Сегодня зима, повинуясь ее прихоти, немного отступила, и выпустила на первый план мягкое приглушенное осеннее тепло.

Марьяна с удовольствием позавтракала привычной овсяной кашей, выпила кружку чая, торопливо подкрасилась, боясь упустить переменчивое настроение, и выскочила на улицу.

Единственная подруга, чьей компании она бы сейчас обрадовалась, жила в другом городе, поэтому Марьяна выбрала прогулку в одиночестве. Она давно не чувствовала себя такой свободной, не скованной ничьими указами или собственными угнетающими мыслями.

Первым делом сходила в кино на мистический триллер, решительно нырнув в чужую историю. Затем перекусила в ближайшем кафе, наслаждаясь приятным видом на городской парк. И, наконец, довольная и сытая решила неторопливо прогуляться по знакомым улицам.

Безупречный день подпортил звонок мобильного телефона. Марьяна нехотя ответила, внутренне напрягшись.

- Я еду к тебе, - вместо приветствия предупредил мужской голос.

И в какой момент он стал таким настойчивым? Прежде все было по-другому.

- Привет, - Марьяна оглянулась на автобусную остановку. – Я тоже скоро буду.

- Вижу твой дом. Подожду у подъезда.

Положив трубку, Марьяна забежала в магазин и вышла оттуда с новеньким мобильным. Принимать покровительственные подарки от Никиты она не хотела, пусть лишних денег у нее и не было.

В набитом людьми автобусе, Марьяна почувствовала на себе чужой взгляд. Диковинное ощущение, но она была уверена, что не обманывается. Осторожно обернувшись, она пробежалась взглядом по плотным рядам людских голов, но не увидела ничего необычного. Воткнув наушники с любимой музыкой, она отвернулась к окну, прогоняя плохие мысли о предстоящем разговоре.

Никита ждал ее у подъезда, держа в руках вместо букета цветов пакет с продуктами. Она отчего-то об этом совсем не подумала.

Как всегда гладко выбритый, ухоженный, в костюме «с иголочки» и легком сером пальто, он был похож на современного принца, у которого под седлом вместо белого коня дорогая машина.

- Гуляла? – с легким недовольством поинтересовался он.

- Да.

Почувствовав, что никаких отчетов о вылазке добиваться не стоит, Никита молча последовал за ней.

- Вот возьми, - на кухне, разгружая пакет, он протянул ей коробочку с новым телефоном.

- Я уже купила, - Марьяна порылась в сумочке и протянула оставленный им вчера мобильник. – Спасибо.

Ему это абсолютно точно не понравилось, но Марьяна невозмутимо глядела в недовольно сощуренные глаза, не собираясь менять свое решение. Он молча взял протянутый телефон.



Марья Моревна

Отредактировано: 01.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться