Маша ищет деньги, а находит...

Размер шрифта: - +

Снимок

Маша прикрыла рукой глаза и уже пожалела, что не взяла специальные очки. Солнце стояло высоко, его яркие, бьющие в лицо лучи отражались от заснеженной поверхности склона, все вокруг светилось искусственной белизной, отчего не привыкшая к этому девушка продолжала щуриться.

Сегодня был последний день их короткого двухдневного путешествия, поэтому ребята, не желая растрачивать время попусту, решили выйти на горнолыжку с утра. Людей было меньше, кто-то остался валяться в домике, кто-то уже успел вчера покинуть турбазу.

Девушка резво съехала вниз. Благополучно преодолела место вчерашнего столкновения с Демидовым, повернула налево в сторону большой трассы и в конце ее остановилась, уже профессионально затормозив боковым разворотом. Она поправила шапку, проверила палки и поспешила к подъемнику.

«Я о нем не думаю. Я о нем не думаю. Господи, Маша, успокойся. Все нормально. Я о нем не думаю…» Она присела и не спеша поехала вверх.

Доставив девушку до вершины, кабина подъемника начал разворачиваться. Маша ничего не заметив привычно слезла и хотела уже было пойти к кафе, как не тут-то было. Что-то дернула ее назад, вниз по горе вслед за спускающейся кабиной.

Девушка, паникуя, начала дергать рукав куртки, пытаясь освободиться – варежка лихо закрутилась около поручня рядом с сиденьем и теперь тянула вниз несчастную жертву. Маша, еще не освободившись от лыж, стала неумолимо съезжать, в то время как подъемник продолжал двигаться навстречу лихим виражам холма.

-Помогите! – прокричала Маша, но никто ее не услышал.

Она решилась на отчаянный шаг – поддалась вперед, пытаясь раскрутить застрявшую варежку. Рука соскользнула с замершего металла кабины, Маша в отчаянии вскрикнула и стала падать, потеряв опору.

Внезапно давление ослабло и затянутая в щели варежка освободилась и с глухим звуком хлопнула по руке.

«Я о нем не думаю!» Кричала у себя в голове девушка, лежа лицом в снегу и боясь повернуться. Мужские руки помогли ей встать.

-Ты, что, до сих пор варежки на резинке носишь, Машка? – насмешливо спросил Артур.

Девушка отшатнулась, еле устояв на ногах.

-А где «спасибо, Артур»? Разве так нужно относится к своему спасителю?

-Спасибо, Артур – одеревеневшим голосом повторила Маша.

-Так-то лучше, - самодовольно улыбнулся парень и через пару секунд помрачнел, - Хотя нет, интонация у тебя какая-то не такая.

Маша сглотнула и повторила. Артур в ответ скривился, но не стал продолжать:

-Ладно, лучше угостишь меня в кафе, - парень взглянул на озадаченную девушку, - Хорошо? – уже с нажимом произнес он.

-Как скажешь.

Они немного постояли в тишине. Маша испытывала все сразу. Страх от того, что чуть не полетела вниз, облегчение благодаря освобождению, какую-то холодную ненависть к Артуру, за то, что тот, услышав вчера об ее увольнении, даже не шелохнулся, за то, что плохо обходился со Светой и уже успел наплести ей какую-то чушь. И разочарование из-за того, что на его месте должен был быть другой.

-Как ты здесь оказался? – как Маша не старалась, вопрос прозвучал грубо.

-Фотографировал, - Артур потряс висевшем на шее футляром, - Приходится эту штуку с собой носить, перепад температур, оптика чувствительна знаешь ли…

-Что ты сказал Свете?

Парень замолк и посмотрел на нее.

-О чем сказал?

-Ты знаешь, о чем я, Артур, - безжизненно сказала Маша.

Парень безмолвно уставился на нее. Губы медленно растянулись в улыбке.

-Ты не заболела случаем? Может тебе сходить к врачу, проверить температуру, - голос его стал приторным, он явно пытался изобразить заботу.

Девушка оттолкнула его в сторону и направилась к кафе. Она поняла, что Артура спрашивать бесполезно.

***

Ребята пообедали вместе в кафе. Саша больше к ней не приближался и словом не обмолвившись о вчерашнем. Куртка Артура была ему несколько мала в плечах, но парень даже не думал жаловаться. Юля и Диля сидели напротив девушки и, раскрасневшиеся от мороза, весело рассказывали общие истории. Хмель обнимал Юлю за плечи и, казалось, был всем доволен.

Они единогласно приняли решение ехать вечером. День выдался чудесным, и каждый из них пытался урвать последние часы отдыха. Один только Артур был недоволен, Хмель уже во второй раз запретил тому кататься на лыжах, стоило только парню обмолвиться о болях в ноге. Несчастные случаи, по словам Бори, тут никому не были нужны, поэтому Артур был вынужден провести большую часть выходных без горнолыжки и с фотоаппаратом в руках.

-А Борька, оказывается, привез меня на речной порт, на теплоходе кататься, представляешь? – взахлеб рассказывала Юля.

-Да-да я помню, - насмешливо дополняла Диля, - она после этого теплохода совсем голову потеряла…

Юля ударила подруге по плечу. Диля рассмеялась, а сидевший рядом Хмель самодовольно усмехнулся и покрепче обнял свою девушку.

-Ну так вот, - продолжила одногруппница, - Поднимаюсь я значит на теплоход, а там! Букет цветов, для меня, представляешь?

Только Маша представила теплоход и цветы на нем, как тут же в кармане брюк завибрировал телефон. На экране высветилось: «Наталья Андреевна». Девушка прикрыла глаза, представив как ее сейчас за все грехи ругать будут и попросив парней отодвинуться, вышла из-за стола.

-Слушаю, - осторожно ответила на звонок девушка.

-Маша? – с облегчением произнесла администратор, - Слава Богу, а то я дозвониться не могла. Уж хотела твоей маме позвонить.

Мда, если и мама узнает, что ее уволили, это будет просто катастрофа. Маше бы не хотелось переживать разбор полетов в исполнении родительницы.

-Здесь просто связь временами пропадает, звонки не доходят, - спокойно ответила она, смирившись со своей участью.



София Клюква

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться