Машина приключений

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. Игры кардинала Ришелье

Я стою тёплым и светлым вечером на верхней площадке башни старого замка в пригороде Парижа и внимательно разглядываю в подзорную трубу отдалённую картину французской столицы времён Людовика XIII. Льё – это сколько? Вроде бы четыре километра. Пожалуй, от подзорной трубы и до Парижа столько и есть. Или, может быть, чуть больше. То есть не так уж и много. Во всяком случае, контуры Нотр Дам де Пари как на ладони. Лувр тоже вполне узнаваем. Крепостная стена кое-где обветшала и позеленела, но всё же внушает почтение. Сена блестящей лентой проходит среди улиц и домов. Какой же это всё-таки маленький город по меркам нашего родного мира! Мрачно высится твердыня Бастилии. И я сам столь же мрачно созерцаю издалека эту главную тюрьму королевства, не имея ни малейшего представления, как штурмовать этот оплот монархии. А ведь именно за тем меня сюда и затащили. Имею в виду этот мир. На башню-то я уже сам залез. Поразмышлять, с какого конца браться за дело, в которое меня втравили Ахмед с Анной Петровной.

Не прошло и недели с того момента, как я вернулся из Багдада – позвонила Анна Петровна и попросила почтить её визитом.

– Здравствуйте, Серёжа, вы не смогли бы, когда будет удобно, заглянуть ко мне? Нужна ваша помощь.

Мне вполне удобно было прямо в этот момент.

– Здравствуйте, Анна Петровна. Сейчас приду.

Анна Петровна сегодня необычно суетлива и рассеянна. Села напротив меня за стол. С минуту помолчала, собираясь с мыслями. Не собралась. Внезапно вспомнила, что гостю надо предложить чай или кофе. Принесла чайник. Присела. Вспомнила, что чай обычно разливают в чашки. Побежала за чашками. Присела. Пролила чай. Вспомнила, что где-то должно быть печенье. Собралась его искать. Пришлось мне самому попробовать прервать эти мучения.

– Анна Петровна, успокойтесь, пожалуйста. Сядьте и расскажите, что случилось.

– Да-да, вы правы, Серёжа, нужно сесть и успокоиться. Сесть и успокоиться. Что это я так распустилась? Нервы, видно, уже не те. Сегодня вот посоветовалась с Ахмедом, и он предложил обратиться к вам. Да и я к тому же склонялась. Вы молоды, энергичны, не по годам сообразительны и всегда готовы выручить, если что. Ахмед восторгается, с какой ловкостью вы прямо на ходу выпутываетесь из сложных ситуаций. А у меня положение уж сложнее некуда. Прямо не знаю, с чего начать.

– А вы начните с того, что попроще, Анна Петровна. Сначала – сама суть ситуации, а уж потом по отдельности всякие сложности.

– Да-да, ситуация, значит… Если только сама суть, то у меня сын попал в тюрьму.

– Я и не знал, Анна Петровна, что у вас есть сын. Родной?

– Родной. Вы и не могли знать. У меня сын не здесь, а там.

Я просто опешил от неожиданности. Час от часу не легче! Ахмед наплодил в воображаемом мире кучу детей и внуков, а Анна Петровна в детище своего воображения даже умудрилась когда-то забеременеть и родить. Что же остаётся мне? Следовать примеру? Ну и повороты! И просто от неожиданности я ляпнул первое, что пришло в голову:

– Взрослый? В Крестах?

– Ему уже скоро двадцать шесть. Нет, не в Крестах. В Бастилии.

– И давно? Я имею в виду, что Бастилии-то уже давно нет.

– Сейчас там 1632 год.

– Стало быть, Людовик XIII и Ришелье. А также толпа д’Артаньянов, туча Атосов, сонм Арамисов и скопище Портосов.

Анна Петровна печально улыбнулась.

– Да, Людовик и Ришелье есть, а вот мушкетёрские персонажи Дюма не скажу, что отсутствуют, но просто мне их встречать не довелось. Нет, конечно, королевские мушкетёры там существуют, но не как герои действия в моих пристрастиях, а просто как королевская охрана. Время любопытное, но, сами понимаете, Серёжа, что у женщины в нём совсем другие интересы, нежели у мужчины. И круг знакомств, характер связанных с ними событий совсем иной. Хотя некоторые имена и персонажи от Дюма есть и в круге, в котором я вращаюсь.

– Понимаю насчёт разницы интересов. Не мальчишеское увлечение дуэльными потасовками и случайным участием в чьих-то интригах, а девчоночья склонность к устройству самих интриг.

– Ну, что-то вроде того. Да и пышность светской жизни тоже очень привлекательна.

– Теперь вопрос о том, за что ваш сын попал в Бастилию?

– Вот это как раз и не совсем ясно. Арестован будто бы за участие в заговоре против государства и короля. Но он ни в каких заговорах не участвовал. За это могу поручиться.

– А какое положение, Анна Петровна, вы с сыном занимаете во французском королевстве? Я имею в виду сословия или иерархию в титулованной знати.

– По геральдическим записям я графиня Аманда де Жуаньи, а мой сын – виконт Антуан де Го. Причём мы прямые вассалы самого короля. Поэтому со своими трудностями мы можем обращаться прямо к королю, а арестовать кого-либо из вассалов короля не может даже принц крови.

– Обращались?

– Ещё нет. Приказ об аресте подписан королём, но ведь не он его писал. К королю нет смысла идти, не зная, кем и за что арестован Антуан. Приказ – всего лишь распоряжение, и там указан предлог для ареста, а не действительный мотив.



Андрей Басов

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться