Масик

Размер шрифта: - +

Глава 20. Начало разгрома.

 

На кафедре, куда заглянул перед занятиями Жорик, к нему неожиданно подсел Поросин. Хотя, он никогда ранее им не интересовался. И даже никогда не здоровался с коллегой, предпочитая демонстративно от него воротить нос в сторону.

Сейчас же Поросин, глядя на Жорика в упор, вкрадчиво проворковал:

- Мы вот тут посовещались, и решили у вас спросить… Гм… Вы знаете некоего Габрелянова?

«Габрелянов, Габрелянов, - судорожно прокрутилось у Жорика в голове. Фамилия, озвученная коллегой, на миг показалась ему абсолютно чуждой, незнакомой. Он впал в легкий ступор, в то время как его не отпускали въедливые глаза Поросина, которые вцепились в него с осьминожьей, холодной хваткой, будто скользкими щупальцами. Первым делом, Жорик намеревался резко ответить «нет». Но тут же ужас осознания впился в него раскаленным железом. «Это же… Это же… мой научный руководитель, Гарик Борисович. Милый, интеллигентный человек. Давно мне знакомый. Но я даже не сразу узнал его фамилию в устах Поросина. И зачем, интересно знать, он понадобился этой гарпии? – этим словом он мысленно назвал Зинаиду Григорьевну: ведь он прекрасно знал, для кого старается Поросин.

- М-м… Это – мой научный руководитель. Он живёт в Ростове, занимается изучением Средних веков и Античности.

- Надо же! А мы уж подумали, что такого человека не существует… Часть финансирования нашей кафедры была направлена в ростовский филиал вуза, мы это раскопали. На зарплату некоему Габрелянову. Который, вроде как, вёл там лекции. И мы решили, что эта фамилия вымышлена. Но, похоже, что он – соучастник.

- Соучастник чего? Габрелянов – профессор, известный медиевист. Думаю, что он действительно вел лекции в нашем филиале. Но я не в курсе. И меня с ним познакомил Павел Сергеевич.

- Кстати, он, наш слишком щедрый Павел Сергеевич, и вам кинул недавно неплохой куш. Как будто, для поддержки молодого специалиста… Тоже мне, молодой, да ранний! На кафедре вы – без году неделя, а вот тебе, пожалуйста! Вы здесь только третий год, а вам – помощь материальную, подумать только, - и Поросин, отлипнув взглядом от Жорика, наконец уполз восвояси, бурча себе под нос:

- Всё равно, выведем на чистую воду всю эту шарашкину контору! Попляшете ещё у нас!

О том, что сам писал кандидатскую диссертацию уже лет десять, а воз был и ныне там же, и что первые три года Поросин имел полный, и хорошо оплачиваемый трехгодичный отпуск, и при этом ходил в институт только затем, чтобы получать деньги, - об этом он успешно позабыл, наверное. По прошествии этого срока, он ничего, никакой кандидатской, не предоставил. И был бы уволен Павлом Сергеевичем, но его уговорили оставить Поросина декан Владимир Исаевич и уходившая как раз на пенсию бывшая завкафедрой, питавшая к Поросину жалость: не захотела она пускать человека, да ещё и приезжего, по миру. Так что, «молодым да ранним» некогда побывал он сам, этот раздувшийся сейчас как индюк Поросин, а вовсе не бедный Жорик…

 

Так мило побеседовав с Поросиным, Георгий отправился проводить занятия, а после очередной пары у него было окно: то есть, пара была свободная, без лекций или практических. Вначале он пошел на студенческий стадион: прогулять кошку. Бедная, она целую пару проспала в сумке, которую Жорик поставил на преподавательский стул и незаметно для студентов, слегка приоткрыл.

На стадионе Жорик поставил сумку с кошкой на деревянную скамейку для болельщиков, расстегнул её и погладил Мнемозину. Она вскоре выпрыгнула из сумки, посидела немного под скамейкой, а потом поднялась вверх по ступенькам и отправилась в институтский парк. Жорик тоже поднялся по лесенке и отправился за кошкой. На газоне со старыми дубами, которые новый начальник службы безопасности всерьез намерился спилить, - Мнемозина, коротко и быстро, сделала свои кошачьи дела и вернулась к Жорику. А он сидел теперь неподалеку на лавочке и от нечего делать изучал корявые надписи и рисунки, произведенные ручкой или фломастером: студенческие стихи, пронзенные сердца и клятвы в вечной любви. Мнемозина запрыгнула на лавочку, и, закрыв задом надпись: «Я люблю Зою К.», немного посидела рядом с Жориком. А вскоре, как показалось, понимающе вздохнула и сама полезла в сумку.

И тогда, он отправился в институтский музей: там почти всегда можно было застать Павла Сергеевича, поскольку заведующий кафедрой именно там чаще всего проводил занятия по дизайну. Действительно, Павел Сергеевич и сейчас оказался на месте, среди не очень большой группки студентов – дизайнеров. Они занимались макетированием: клеили из бумаги красивые здания, которые сверху затем покрывались тонким слоем гипса или алебастра. Сверху их ещё можно было аккуратно покрасить. Маленькие здания расставлялись ими на зеленые газоны из бывших картонных коробок.

- Павел Сергеевич, можно вас на минутку? – неуверенным голосом, спросил Жорик.

Павел Сергеевич молча встал и вышел в коридор, рекомендовав студентам продолжать работу. За дверью Жорик коротко передал завкафедрой суть своей беседы с Поросиным. Тот нахмурился.

- Я… Знаю, Георгий Владимирович… Не этот конкретный пассаж, но то, что под меня усиленно копают. Зинаида Григорьевна позавчера защитилась. И теперь… Она всерьез намерена занять моё место. Несмотря на то, что у меня писала диссертацию. В общем, я примерно половину её работы выполнил, по доброте душевной. Советы ей давал, литературу искал. Пригрел змею на своей груди… Да что уж теперь. Поздно после драки кулаками махать! Изживут меня со свету, а вернее, с кафедры. Это – вполне вероятно. Мне скоро переизбрание на должность грозит. В середине февраля. Конечно, не выберут. У неё всё схвачено и просчитано. Что ж! Не пропаду. Найду другую работу. Здесь мне житья не будет, даже в качестве рядового преподавателя, понятное дело. Вас мне жаль: тех, кто пришел при мне на кафедру: например, тебя, Оксану, художников многих. Изживут они и вас. Из принципа. Я только что понял их нутро и методы. Увы, слишком поздно. А вы – тоже, не свои для них люди. С другими методами работы. И… Знаете, Георгий Владимирович, что отвратительней всего? Что именно то, чем сами занимаются, они мне стараются приписать: нечестность на руку.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться