Маски

Размер шрифта: - +

Глава 15.

 

Старый дом встретил нежданного гостя скрипом половиц и чуть затхлой прохладой. Так пахнут нежилые помещения. Роскошь обстановки не сглаживала поселившейся пустоты. Говорят, много лет назад королева Виктория гостила здесь. Рисовала пейзажи. Сады, окружавшие поместье и, правда, выше всяких похвал. Листья фикуса черкнули по одежде. Один из них упал на пол и был безжалостно раздавлен каблуком.

Филипп ди Сальчи быстро пересек анфиладу комнат и едва постучав, вошел в полутемный кабинет. Гроссмейстер перебирал ветхие страницы инкунабулы. Кое-где рукописный текст почти не различался. Если б не специальный состав, коим пропитали книгу, бесценный раритет рассыпался бы прахом прямо в руках. Чело мужчины прорезали глубокие морщины.

— Зря покинул больницу. — Глава кивнул на высокое кресло напротив. — Чай, кофе?

— Нет времени на праздность. — Ди Сальчи удалось ответить на два вопроса одновременно. Гроссмейстер чуть поморщился от наглой бесцеремонности. Увы, таков молодой приемник — индивидуалист и мизантроп.

— Мы справимся.

— Сомневаюсь. Три недели и никакого результата.

— Интересовался поисками? Думал жена для тебя обуза.

Парень и глазом не повел. Прекрасное лицо точно маска изо льда.

— Пробовал найти ее самостоятельно?

— Ничего не получилось.

— Значит, не старался.

Взгляд черных глаз полыхнул пламенем. Кончики волос заискрились.

— Я собираюсь самостоятельно рассчитать точки печати «Входа-выхода». Вы должны дать мне ключ от старой библиотеки.

— Ты должен дать клятву крови о неразглашении.

— Знаю.

— Вряд ли ты найдешь то, чего я не ведаю.

— Я умею удивлять.

Тяжелый кулон на шее Филиппа подмигнул серебряными огнями звезде на пальце.

Глаза верховного Главы гневно сузились. Резко встал и знаком приказал следовать за собой. С тихим шелестом перевернулась страница инкунабулы, открывая древнюю гравюру с изображением полуженщины-полуцветка.

***

Умиротворяющая тишина давила на виски многотонной плитой. Невидимые в темноте стены наступали со всех сторон. Хотелось, сжавшись в комочек, забиться в щель. Фани скрипнула зубами. Нет, нельзя останавливаться. Паника главный враг! Внутренний будильник утверждал: с момента перемещения во времени и пространстве прошло самое большее два часа, по мироощущению же — целая вечность. Вперед, влево, вправо, вновь вперед. Только тонкое чутье границ мира, не позволяло сбиться с пути и кружить на одном месте.

Фани устало опустилась на камни, хлюпнула под ногами густая грязь, пальцы нащупали мох.

«Мда… ложе для избранных»

Несколько дней одинокой темноты неминуемо сведут с ума. И будет она скитаться как проклятый Богом Агасфер до скончания веков. В животе жалобно заурчало. Организм намекнул, что давненько пребывает без хлеба насущного. Перед мысленным взором проплыла тарелка с жарким, свежий салат и бокал божоле. Внутренности свело болезненной судорогой. Девушка приуныла. Вспомнилось, как знакомая активистка одного радикального течения взахлеб рассказывала о «попытке выживания» в девственном лесу. Утверждала, что питалась мотылем и жабами. Фани представила горстку маленьких извивающихся красных личинок на белом фарфоре. Есть перехотелось мгновенно.

«В путь»

Сделала несколько движений, чтоб разогнать кровь. Холод от камней пробрал до костей. В пещере градусов десять не больше. Мелькнула паническая мысль, что на улице, возможно, вовсю лютует мороз. Не всегда же будет везти с погодой. Как вдруг внимание привлек легкий шум.

«Что это? Голоса или начинаются галлюцинации?»

Фани настороженно прислушалась. Неподалеку послышалось чье-то громкое проклятие, «вжик» металла о камень. Эхо немного сбивало с толку. Едва не подвернув ногу, девушка бросилась вперед. Пусть враги, безумцы, инопланетные завоеватели - хоть какое-то живое существо! Даст Бог у них будет лучик света и глоток воды.

           Бежала, мчала, неслась сломя голову. Дважды упала,  запнувшись в темноте о какие-то выступы. Помимо воли стали закрадываться сомнения: не сыграло ли воображение злую шутку? Может, почудилось? Но вот свет от полыхающего факела вонзился в сетчатку как кинжал. Фани зажмурилась, перед глазами расплывались разноцветные пятна.

       — Кто здесь? — Зычный голос заставил вздрогнуть. Незнакомец приблизился. Неожиданно легкие шаги. Нетерпеливый вздох и незадачливую путешественницу дернули в сторону. Пострадавшее плечо отдало режущей болью. Проморгавшись от набежавших слез, блондинка узрела круглое скуластое лицо с приплюснутым, точно сломанным носом и пронзительными черными глазами. Незнакомец не был высоким и статным, скорее жилистым, но с возрастом грозил стать тяжелым, коренастым. Спутанная давно немытая шевелюра спадала до середины спины. Усы и борода в крошках, пыли и каких-то тонких веточках, словно мужчина продирался сквозь колючий кустарник. Одежда смутно напоминала римскую тогу, смущали штаны из кожи и свалявшийся мех какого-то животного вместо накидки.



Вера Бергер

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться