Мастер Кисти

Размер шрифта: - +

Глава 4. Он первый

 Суматоха коридора «Лиги» мгновенно перебралась в аудиторию новоиспечённых Виртуозов и заполнила её шумными приветствиями, объятиями, довольными радостными раскрасневшимися лицами учеников, пришедших на первое в этом году занятие в образовательный центр.

Почти всех присутствующих, а также заходящих следом и снующих туда обратно, Саша знал: кого-то хорошо, кого-то не слишком, только здоровались иногда, с кем-то не здоровался никогда, если считал таковых себя не достойными. Несколько новеньких ‒ не удивило, ведь ежегодно кто-то пополнял ряды местной «Лиги» в надежде стать самым настоящим мастером именно здесь, приезжая из других городов. Всего двое в этом году. Два парня ‒ незнакомые, чужие, как называла новичков Марта. Именно чужие. С ними ещё придётся притираться, привыкать к их здесь присутствию, о чём-то говорить.

Саша не любил новичков. Привычный уклад его личной учёбы мгновенно рушился, вся правильность, чёткость и слаженность сплочённого класса расшатывались. Новички несли с собой чужие знания и умения, порой, отличающиеся от тех, что давали в «Лиги». Преподаватели частенько переключались на вновь прибывших, уделяя больше внимания именно им. С Сашки переключались. И это злило. Его собственное спокойствие пошатывалось, концентрация на процессе обучения падала, сменяясь необъяснимым беспокойством. Хотя, о чём это ему сегодня волноваться: он Виртуоз, он хотел этого, он добился. Теперь цель ‒ мастер, Сашка станет им, вопреки всем беспокойствам и волнениям. Докажет, что он не бездарность, не деду, нет ‒ себе. Новое Сашкино требование к себе ‒ мастер, а новенькие лишь чужие.

Пара шагов и первая парта первого ряда Сашкина. Напротив учителя, как и всегда. Лучшее для Сашки место. Всегда один, чтобы быть полностью сосредоточенным и не отвлекаться на глупости. Его место в первом ряду всегда пустовало, ожидая прихода хозяина на уроки. Никто не претендовал, даже когда Саша болел и не посещал занятия. Марта с Пашкой за спиной. На них тоже не отвлекался. Все разговоры, шутки и веселье на переменах или после занятий. И только так.

‒ Саш, не знаешь, кто наш преподаватель в этом году? ‒ пытаясь пробиться сквозь гул голосов вокруг, спросил Пашка.

Саша в ответ лишь плечами пожал, только сейчас задумавшись об этом и о том, что мог бы всё у деда узнать, но не поинтересовался. Всё лето творил, пытался, лучше сказать.

‒ Информация просочилась, что будет некий сверх профессионал своего дела, ‒ наклонившись к парням, заговорчески шепнула Марта. ‒ Некто, Евкарпов. Не знаешь, кто он, Саш?

‒ Понятия не имею, ‒ недовольно фыркнул Сашка, понимая, куда именно клонит Марта. Дед, ну, конечно. И Марта туда же. ‒ Меня в подобное не посвящают. Не заслужил. Талантом не дорос, вернее, бездарностью.

‒ Эй, легче, легче, Сашенька, ‒ примирительно на распев, произнесла Марта, похлопав Сашку по плечу. ‒ Нет, так нет. Не злись только. Хорошо?

‒ Не злюсь, ‒ сквозь зубы процедил Сашка. ‒ Хорошо.

‒ Добрый день, класс! ‒ радостный громкий возглас в дверях выдернул Сашку из стремительно накатившей злости. ‒ Рад приветствовать вас всех здесь, в «Лиге», в лучшем из лучших классе Виртуозов! Я ‒ ваш главный преподаватель на весь предстоящий год! Я ваш Мастер!

Саша медленно обернулся, не понимая, почему замерли с ошеломлёнными лицами Пашка с Мартой, почему вокруг вдруг стало так странно тихо и беззвучно, и не поверил своим глазам.

В дверях класса стоял молодой человек, может, чуть за двадцать, в черном идеально выглаженном фраке, поверх белоснежной рубашки и такой же бабочки, чёрная тонкая трость в руках и чёрный цилиндр на голове, из-под которого во все стороны выбивались темно‒русые локоны вьющихся непослушных волос.

‒ Меня зовут Евстафий Евграфьевич! ‒ торжественно произнёс незнакомец, в полной тишине медленно и важно продвигаясь по классу к своему столу.

На третьем ряду на задней парте звонко брякнула о парту ручка, выроненная из рук кем-то из учеников, нарушив всеобъемлющую тишину аудитории виртуозов.

‒ Чего?! ‒ ошарашено выдохнул Макс, сидевший на первой парте того самого третьего ряда.

Преподаватель с важным видом обернулся к вопрошающему, ловким движением пальцев скользнув по полям идеально чёрного цилиндра.

‒ Евстафий Евграфьевич, ‒ терпеливо повторил учитель. ‒ Живописец. Мастер.

‒ Чего?! ‒ не сводя взгляда с преподавателя, переспросил Макс, оглядываясь на притихший за спиной класс.

По аудитории разносилось еле слышное шептание и приглушенные смешки, отходящих от первого шока юных виртуозов.

‒ Со слухом у тебя что-то? ‒ обратился учитель к Максиму, повертел рукой около цилиндра. ‒ Здоров?

‒ Чего?! ‒ озадачился Макс, отпрянув на стуле назад, гулко стукнувшись о парту Кирилла Майорова, который всегда недолюбливал Макса, а на задних партах послышался смех.

‒ А фамилию вашу можно, ‒ уточнила Марта, ткнув Сашку ручкой в спину, прикрывая рот ладошкой, чтобы не выдать улыбки. Саша выгнулся вперёд, открыто улыбаясь. Он уже точно знал, что сейчас будет делать Марта ‒ вытворять. ‒ И по слогам, пожалуйста, я записываю.

‒ Евстафий Евграфьевич Евкарпов, ‒ гордо произнёс преподаватель, чуть приподняв цилиндр и довольно улыбаясь.

‒ Чего?! ‒ истерично выкрикнул Макс, а класс накрыл взрыв смеха. ‒ Это, что шутка такая?! Вы издеваетесь?! Это... это даже в здравом уме и с идеальной дикцией не выговорить! Может, хватит уже?!

‒ Евстафий Евграфьевич, ‒ важно произнёс Кирилл, скривившись в подобии улыбки и взмахнул руками. ‒ Беее. Как будто пучок волос заживал.

‒ Фу, Кир, замолчи, ‒ простонала Светка Головина, лучшая среди портретистов прошлого учебного года. ‒ Гадость какая.

Если и встречались чудаки в Лиге Мастеров, то один из них сейчас точно стоял напротив Сашки. Вернее, чудик. Странный, непохожий на остальных преподавателей, нестандартный, как выразился бы дед, полный неадекват: глупые шутки, глупое поведение, нелепый внешний вид. Цилиндр и фрак на первом занятии с десятиклассниками. В двадцать первом веке. Чудик. Евстафий Евграфьевич, куда ещё чуднее.



Оксана Одрина

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться