Мастер Ключей

Глава тринадцатая. Возвращение домой

…Она была дома. Этот благородный запах старины и камня, свежести и бесконечной весны, пробивающийся даже сквозь стены. И не только запах, что-то еще, от чего защемило сердце. Там камин и кресло у камина. Там ее комната в башне. Ступени, что скрипят под ее шагами, словно отзываясь на мысли, – откликаются тонкими и веселыми голосами, когда она весело взбегает по ним, или вздыхают, когда она идет медленно и не торопясь. И сад, где цветут яблони, и пустынный берег моря… Это все немедленно воскресло в памяти, наполняя душу какой-то светлой печалью. Это не ее дом… Но все-таки ее…

И уже заранее стало страшно от того, что скоро придется покинуть это место. Ася была удивлена своим чувствам, но ничего не могла поделать с ними.

Они поднялись в зал. Молчали. Опасность, которая до поры связывала воедино всех троих, делая союзниками, осталась в прошлом. Лис и Рерис уже не были теми непримиримыми врагами, которыми расстались чуть больше года тому назад. Но и друзьями не стали.

Ася села в кресло у камина, протянула руки к огню. Наверное, Рина развела его, ожидая хозяев, ведь Лина уже должна была покинуть замок. Сыростью тянуло от приоткрытого окна, а чуть погодя Ася расслышала шум дождевых струй. И здесь дождь. Поэтому так зябко, и сердце дрожит, словно в груди натянуты тонкие струны и сейчас кто-то осторожно проводит по ним рукой.

– Надо идти, Ася, – сказал Рерис.

Она ждала этой фразы и боялась ее. Лис застыл темным силуэтом в дверном проеме. Он так и не объяснил ничего…

– Подожди, подожди…

Ася вспомнила кое-что важное и быстро закатала рукав. Так и есть: на предплечье тонкие линии очерчивали неизвестный символ – круг с исходящими из него тремя лепестками. Она тронула камень, висевший на цепочке на ее груди, и он в ладонях рассыпался в сухую шершавую пыль.

– Ася… Надо идти, – Рерис тронул ее за плечо, но она сбросила его ладонь, посмотрела исподлобья виновато. И не стала ничего объяснять, а просто, отыскав на каминной полке серебряный ножичек, протянула его лезвие к огню.

Рерис наблюдал, не понимая. Но когда Ася прикоснулась лезвием к коже, догадался, схватил ее за запястье.

– Что ты делаешь? Не смей!

Она вырвала руку.

– Это моя руна! Я ее заслужила! Не мешай, пожалуйста!

Посмотрела на отца, и он увидел что-то в ее глазах, что заставило его уступить. Он только сказал тихо:

– Не могу на это смотреть. Что ты сделал с ней, сволочь!

Лис не отвечал, все так же стоя у дверей. Он смотрел на Асю, она чувствовала его взгляд. И опять стало страшно, как в первый раз. Струны в ее груди звучали тревожно и вздрагивали вместе с сердцем.

– Что это за руна? – спросила она, пытаясь заставить голос звучать беззаботно. Ей совсем не нравилось, что папа и Лис застыли с такими траурными лицами, не глядя друг на друга.

– Эта руна «Верность», – сказал Лис.

– О, как мило, – Ася пыталась шутить, но – видно, от внутреннего напряжения – нажала на нож чуть сильнее, и кровь закапала на пол, расплываясь на серых камнях крупными каплями. Девушка зашипела сквозь зубы: даже заговоренный нож на этот раз не спасал от боли. Лис дернулся к ней навстречу, но Рерис опередил его, обнял, мягко попытался разжать пальцы, уговаривая, как маленькую:

– Ася, тебе больше это не нужно! Все это в прошлом. Пойдем домой, Звездочка.

Она вырвалась.

– Нужно! Мне это нужно! Уйди, оставь меня!

Он не ушел, конечно, но и не мешал больше, хотя Ася могла представить, чего это ему стоит, и знала, что Лиса он теперь не простит. Но ей было уже все равно. Она до смерти устала от всей этой ненависти, лжи и умалчивания. Ася до последней секунды надеялась, что Лис хотя бы объяснит, зачем. Зачем обманывал ее? Подвергал опасности. Заставлял пройти через все эти ужасы…

Она дочертила руну и прижгла порошком.

– Ладно. Пора идти.

И первая пошла вперед, к выходу из каминного зала, пока не уперлась взглядом в темную фигуру, застывшую на пороге.

– Отпусти меня, – сказала она и сморщилась от того, что сказала не то, что хотела. Надо было «пропусти». Глупая…

– Я тебя не держу, – ответил Лис, отступая.

«Держишь! – кричало сердце. – Крепко-накрепко держишь…»

– Возьми, – сказал вдруг он и снял с груди свой серебряный ключ. Подержал секунду и надел ей на шею, бросив быстрый взгляд на Рериса.

– Я не могу… Он серебряный. Отворяющим не полагается иметь серебряные ключи.

– А Мастерам полагается, – ответил Лис.

– Я не… – начала она и осеклась. – Осталась еще одна руна…

– И когда-нибудь ты получишь ее.

Ася оглянулась на Рериса, посмотрела на Лиса.

– Я не хочу уходить, – вдруг сказала она.



Анна Платунова

Отредактировано: 17.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться