Мастер Ключей

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая. Александр

И Ася, сбиваясь, сначала медленно, а потом все быстрее, начала рассказывать. Начиная с того момента, как оказалась в Алгоре, и заканчивая тем днем, когда Лис сказал: «Уходи», в то время как она уже почти решила остаться. Слезы против воли лились из ее глаз. И труднее всего было подобрать слова, объяснить то, что она чувствовала, но чему не было доказательств: Лис вовсе не такой плохой, каким он хочет показаться. И наверняка он не просто так хотел сделать ее Мастером… А еще этот разговор с Линой: «Она будет хозяйкой здесь…» Как это понимать? И кровь саламандра в его крови… И то, что он крикнул в полусне: «Еще есть время!» И весточка, которую они получили в первом мире, – мире, зараженном Неразлучником. Ася слышала слова Жоржа так ясно, словно он только что произнес их: «Много лет назад я встречал человека, похожего на тебя. Мы столкнулись на улице, просто в толпе. Я бы даже не обратил на него внимания, но он преградил мне дорогу и сказал примерно следующее: «Когда придет время, передай ему: Этого не изменить».

– Я запуталась, мама… И боюсь, что никогда ничего не узнаю. Но почему-то чувствую – еще немного, и я его больше никогда не увижу. Он ничего мне не сказал и не скажет. Ты же знаешь, каким он может быть вредным и непреклонным. Он не скажет, а никто больше не знает. Даже Ирэна…

– Я знаю, – тихо сказала Зара, так что Ася сначала даже подумала, что ей показалось. Ведь такого просто не могло быть! Но мама посмотрела ей в глаза и повторила:

– Я знаю. Хотя я этого не помню. Пока не помню…

Она показала на цветы, стоящие между ними на столе.

– Я раньше думала, что это ты принесла… Тогда, когда я совсем ничего не помнила о себе, о Лисе, о Последнем мире… Сейчас я понимаю, что они появились примерно в то время, когда Лис подбросил ключ. Эти цветы не из нашего мира, теперь я это ясно вижу. Они восхитительно пахли в тот день… Но этот аромат словно душил и вытягивал всю радость. И в то же время в памяти пробуждались смутные воспоминания о каком-то далеком мире, в котором я никогда не бывала. О вечном море, о следах на песке. О темной фигуре у камина. Тогда я написала одно странное стихотворение, смысл которого не понимала.

– Я знаю, – воскликнула ошеломленная Ася. – Я читала его! Он сидит у камина тысячи долгих лет…

Она процитировала по памяти несколько строк, и Зара кивнула.

– Да. Это оно. Я ничего не помнила в тот момент, но запах цветов ненадолго оживил спящие воспоминания. Лис принес их, теперь я это поняла.

И Ася тут же поверила и ни на секунду не усомнилась в этой догадке. А еще поняла, что напоминают ей цветы: у Лиса вся мастерская завалена похожими букетами. Да и не букет это вовсе, а составляющие для снадобья.

– Да, но теперь ты все помнишь, – прошептала Ася. – Ведь так?

Но Зара качнула головой:

– Почти все. Детство в Последнем мире. Родителей, двух братьев. И свою жизнь в Темном замке. Лиса-ребенка. Я не помню только один день. Вернее, всего только несколько часов. В тот день родители привезли меня в Темный замок, чтобы оставить там на воспитание. Я знала, что я вырасту и выйду замуж за сына хозяина замка. Так принято в семьях Мастеров Ключей. Я не печалилась по этому поводу, скорее наоборот. Помню, как любопытство разбирало, но и волновалась тоже. Понравится ли он мне? Я почему-то была уверена, что понравится…

Она замолчала на секунду, и Ася воспользовалась паузой.

– И Лис тебе не понравился, – сообщила она с радостью, которой сама от себя не ожидала.

Зара бросила на нее быстрый взгляд:

– Почему же, понравился. Я помню, как он сбежал к нам навстречу по ступеням. Высокий для своего возраста, тоненький и смуглый…

– Смуглый? Мама, да что ты! Лис такой белокожий… Как… – она потерялась, пытаясь подобрать нужное слово. – Ну просто как снежинка!

– Снежинка, – Зара улыбнулась, но улыбка была невеселой. – Ты даже не представляешь, насколько точно ему подходит это слово… Я помню это, а потом сразу вечер. И заплаканных родителей, раздавленных каким-то горем. Хотя со мной они были ласковы и добры, но попрощались очень быстро и уехали в тот же день, даже ночевать не остались. Помню, что у Феликса – отца Лиса – лицо было словно окаменевшее. Он улыбался мне словно невероятным усилием воли. И Лис…

Ася наклонилась вперед, вся обратившись в слух.

– Лис был невероятно бледен. При свете горящих свечей напоминал привидение. Он таким и остался навсегда. Снежинка… – она опять грустно улыбнулась. – Что-то произошло в те несколько часов. И воспоминания об этом стерли из моей памяти…

– Но почему?!

– Вероятно, чтобы защитить от чего-то жуткого…

Зара вновь перевела взгляд на цветы, легко прикоснулась кончиками пальцев к тонкому стебельку, надломила, и он с чуть слышным сухим треском раскрошился.



Анна Платунова

Отредактировано: 17.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться