Мастер реальности

Размер шрифта: - +

Глава 7. Разбойники и магистры

Пробуждение было внезапным и болезненным. Карета резко затормозила, да так, что Иван соскользнул с сидения и врезался лбом в стенку напротив. Послышался глухой стук сверху, а спустя мгновение шлепок, словно кто-то неумело спрыгнул, или свалился на землю. Карета тут же остановилась совсем.

— Эй... — неуверенно позвал Иван, постучав по крыше.

Никто не отозвался. Он уже потянулся было к дверце, как вдруг та резко распахнулась сама и в светлом проеме возникла рожа какого-то отчаянно заросшего бородача. Косматая кучерявая рыжая грива волос сливалась с такого же цвета густой бородой, так что в этом всклокоченном рыжем хаосе можно было различить только темные глаза, да красноватый нос картошкой. Общее ощущение было такое, будто Санта-Клауса окунули с головой в бочонок с хной.

— Прошу господа хорошие, поделитесь-ка с нуждающимися лесными жителями, чем можете, а особенно чем не можете, — басом довольно пророкотал разбойник явно заранее подготовленную фразу. И только после этого разглядел в полумраке Ивана.

— Оба на! Да тут только один пацанчик какой-то, — крикнул он куда-то в сторону, — придется вам вывернуть карманы и передать нам ваш багаж, мил человек, — фальшиво ласковым тоном добавил он.

Иван нервно сглотнул. Разбойник некоторое время нагло улыбаясь смотрел ему в глаза, но внезапно переменился в лице. Улыбка тут же исчезла.

— Чтоб мне боги пинка дали... а ну выйди-ка на свет.

Бородатый посторонился, освобождая проход.

Иван вышел из экипажа, жмурясь от яркого света, и огляделся. «Прощайте первые заработанные деньги, — подумал он с грустью, — да и лук тоже прощай. На турнир смысла ехать уже не будет».

Карета стояла посреди грунтовой дороги, проходящей через густой лес. Кучер лежал без сознания возле заднего колеса. Иван очень надеялся, что тот не мертв. Над экипажем на двух веревках, закрепленных на дереве где-то в вышине, покачивалось небольшое бревно. Вероятно, им и сшибли кучера. Сколько было нападавших он сначала не понял. Трое стояли впереди, придерживая лошадей за уздцы, но еще кто-то, к кому все время обращался бородатый, находился за каретой, вне поля зрения. Разбойники были одеты были в выцветшую, но вполне земную военную камуфляжную форму. Вытащивший его из кареты бородач смотрелся, правда, в ней очень странно — штаны были ему малы и едва доходили до середины икр, куртка была порвана в нескольких местах и дополнительно к камуфляжу расцвечена еще и большими пятнами жира. Вообще рыжий производил впечатление крайней неряшливости и расхлябанности.

— Что там, Малыш? — послышалось из-за кареты, — Чего замолчал?

— Иди сюда, Карл. Сам посмотри, — ответил бородач, которому прозвище «Малыш» шло, как котенку кличка «Гав».

Разбойник разглядывал Ивана с недоумением и почему-то с опаской.

Из-за кареты вышел высокий худощавый мужчина, лет сорока. В отличие от Малыша, форма на этом сидела так, что сомнений не оставалось — настоящий военный. Подтянутый, гладко выбритый, с жёстким и цепким взглядом.

Увидев Ивана, он пару секунд вглядывался в его лицо, затем удивленно присвистнул, склонил голову на бок и коротко спросил:

— Как зовут?

— Иван, — нервно поправив волосы на голове, ответил он и тут же уловил некоторое разочарование на лице командира разбойников.

Неожиданно даже для себя он вдруг добавил:

— А еще вроде меня Дэйвом зовут...  звали.

На разбойников это произвело потрясающий эффект. Бородач стоял несколько секунд с открытым ртом, демонстрируя желтые зубы, не знавшие инструментов стоматолога очень и очень давно. Высокий командир сощурил глаза, но смотрел теперь почему-то не на Ивана, а куда-то в сторону, стараясь совладать с собой. Ивану показалось, что на глаза военного даже навернулись слезы.

Те, кто придерживали волнующихся лошадей, отпустили поводья и подошли ближе. Двое более молодых недоуменно глядели на товарищей, а третий, ровесник бородатого и командира, оглядев Ивана вдруг сказал:

— Можно было имя и не спрашивать. И так все видно.

Командир наконец вынырнул из своих воспоминаний, подошел к юноше, по-отечески положил ему руку на плечо и неожиданно тепло сказал:

— Вот что, Дэйв. Прошу прощения, что так получилось, — он кивнул на возницу, — лучше бы нам, конечно, по-другому познакомится. Но, раз уж мы встретились, прошу тебя, давай пройдемся в наш лагерь. Он тут, неподалеку. Не бойся, мы тебе желаем только добра. Ты сейчас, наверное, не понимаешь почему мы так… удивились. Там тебе все объяснят, а ты нам расскажешь какими судьбами тут оказался. Потом, если захочешь, поедешь дальше по своим делам.

Времени в запасе до встречи с Ирмой у него еще было полно. Конечно, идти куда-то с разбойниками было страшновато. Но они так дернулись, когда он им имя Дэйв назвал… может они что-то знают о его детстве и о родителях. Второго такого шанса может не быть. Да и тон командира был почти отеческим. Может действительно нечего бояться. Лишь бы к Ирме не опоздать. Иван кивнул:

— Хорошо, пойдем.

— Только извини, но глаза мы тебе завяжем. Дорогу к лагерю тебе еще рано знать. Мы пока не знаем на чьей ты стороне.

Возразить Иван не успел. На голову надели какой-то черный, пахнущий пылью и мужским потом мешок.

Дорога была полна коряг и сучков. Иван то и дело спотыкался и падал бы, если бы с двух сторон его не поддерживали сильные мужские руки.

Невольно вспомнилось как его связанного везли на коне. Тогда все закончилось встречей с феей. Что же ждет его на этот раз?

Через некоторое время он уже начал нервничать. Вдруг «недалеко», по мнению этих молодцов, это часа два пешком? Но тут его остановили и стащили мешок с головы.



Глеб Кащеев

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться