Мастер реальности

Размер шрифта: - +

Глава 8. Дэйв Смит и его лук

Первым делом Дэйв все-таки прибежал на кладбище, к месту встречи с Ирмой. Уже было поздно, и Ирмы, понятно, там уже не оказалось. Конечно, не будет же она его там вечно ждать.

В сумерках создавалось впечатление, что могила из белого мрамора как будто светится изнутри. Могила напротив, та, что была сделана из серого мрамора, приобрела какую-то таинственную темноту и выглядела уже почти черной. Дэйв подошел к этому камню. В прошлый раз он так и не посмотрел, кого же похоронили рядом с бывшей княгиней.

На камне серебром сверкала в последних лучах зари надпись:

«Кларисса Смит.
 18 Винотока 7520 — 23 Серпеня 7545»

Дэйв сглотнул подступивший к горлу ком.

Это была могила его матери.

Он опустился на колени. Как же он не обратил внимание на этот памятник в прошлый раз?

Камень был шершавым и холодным. Он провел пальцами по краю надгробия. Затем прижался лбом и закрыл глаза.

Он никогда не знал маму, но почему-то в этот момент очень больно и остро чувствовал потерю. Только сейчас окончательно ощутил, что мама погибла. Погибла навсегда. И все что ему осталось — это холод серого камня. Он никогда не узнает ни ласку ее голоса, ни тепло ее рук. Он даже не знает как она выглядела. Он был уверен только в том, что она была очень хорошим человеком, потому что ее, не имевшую никакого дворянского звания, люди похоронили здесь — на красивом холме, рядом с бывшей княгиней.

Никогда еще он не проваливался в сон так внезапно и резко. В тот самый странный сон, в которых он раньше видел Ирму и смерть мамы. Сейчас Дэйв прекрасно ощущал, что по-прежнему стоит, прижавшись лбом к могильному камню, но понимал, что это сон. И в нем он тоже находится тут же, на краю могилы. Но перед ним теперь стояла его мама. Дэйв никогда не видел ее, но тут словно шестым чувством понял кто эта красивая зеленоглазая девушка с каштановыми волосами. Ямочки на щеках, появившиеся при улыбке. Высоко вскинутые брови, как будто она чему-то удивляется. Дэйв жадно рассматривал ее лицо, стараясь запомнить и не упустить ни одной мелочи.

Призрак молчал. Кларисса, ласково улыбаясь, медленно протянула руку и погладила сына по голове. Он почувствовал прикосновение. Тепла от ладони не исходило, но прикосновение он ощутил.

— Мама, — прошептал Дэйв.

Призрак кивнул, грустно улыбаясь.

— Мама…

— Беги… спаси ее… — губы призрака не шевельнулись. Тихий шепчущий голос раздавался как будто внутри его головы.

Дэйв проснулся. Словно упал откуда-то с высоты обратно в свое тело, внезапно ощутив, как затекли колени, стоявшие на твердом камне.

Он поднялся, еще раз дотронулся до камня рукой, а затем развернулся и побежал по направлению к замку.

Когда-нибудь он вернется сюда и останется подольше. Когда-нибудь он сможет позволить себе погоревать и посидеть на ее могиле. Когда-нибудь… но не сейчас.

— Смит. — Произнес он на бегу, опять попробовав слово на вкус, — Дэйв Смит.

Это было странно и все-таки непривычно.

Он не любил тех одноклассников, что фанатично поклонялись американской культуре и образу жизни, и особенно тех, кто пытался исковеркать или произносить свое имя на западный манер. Алекс вместо Александра, Дэнис, вместо просто Дениса… но Дэйв Смит, несмотря ни на что, звучало куда лучше, чем Иван Элпис. Роднее, что ли.

***

Ворота замка оказались закрыты. Дэйв начал стучать в них кулаком, а когда не помогло начал лупить ногой. Тогда за воротами все-таки что-то зашуршало, кто-то выругался, а в двери приоткрылось небольшое окошко.

— Кого это тут носит на ночь глядя? — стражник безуспешно пытался посветить перед собой в маленькое отверстие факелом, но пламя только закрывало ему обзор.

— Это я… — но тут Дэйв понял, что называть имя бессмысленно. Его же в замке никто не знает, — Мне срочно надо предупредить вашу княгиню. Ей грозит опасность!

— Ты кто такой еще? — недовольно и грозно спросил солдат за воротами.

— Я ее знакомый. Скажите ей, что пришел Дэйв. Поверьте, она меня знает и захочет увидеть! Мы договаривались с ней встретиться сегодня, но я не успел. Мне очень надо ее предупредить!

— Пошел прочь! Знакомый, ишь понимаешь! Напридумывал!

— Я был же тут у вас. Несколько дней назад. Меня с берега привезли…

— Помню бродягу. Княгиня тогда тебя прогнать велела! Тоже мне, знакомый!

— Ей правда грозит опасность! Мне надо ее предупредить!

— Чего еще насочиняешь, пацан? Стырить небось в замке что-то хочешь, вот и плетешь… Ну ка — чего ей грозит?

Тут Дэйв вспомнил, что в подслушанном им разговоре один из магистров упомянул о «своих людях» в замке. Поэтому ни стражнику, ни кому бы то ни было еще в замке нельзя было говорить о том, что он узнал. Иначе похищение просто отложат, или, что еще хуже, если Ирма будет предупреждена, вообще могут не похитить ее, а убить. Подмешать вместо таинственного препарата просто яд. Он должен сказать ей все только лично, и без лишних ушей.

— Я только ей могу это сказать.

— А ну пошел прочь! — рявкнул стражник, и в окошке показалось острие арбалетной стрелы.

Дэйв отскочил в сторону, а потом, на всякий случай отошел подальше.

Пробраться в замок тайно не было никакой возможности. Его строили на славу, еще в те времена, когда в замках ценилась не изящная красота, а неприступность стен. Даже будь он скалолазом, карабкаться на стену, которая вся просматривалась через бойницы башен было самоубийством. Арбалетная стрела намекала на то, что с ним тут церемонится не будут.

Не исключено, кстати, что Ирма обиделась на него за то, что он не пришел на встречу и вообще не захочет его видеть, даже если ей о нем доложат.



Глеб Кащеев

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться