Мастер реальности

Размер шрифта: - +

Глава 17. Встречи и прощания

Дэйв очнулся в мягкой постели. Он открыл глаза и тут же зажмурился. Яркий солнечный свет заливал светлую большую комнату и так сильно бил по глазам, что он ничего не успел разглядеть.

— Кажется очнулся, — сказал кто-то.

Он услышал приближающиеся шаги. Кто-то присел рядом с ним на кровать.

Прикрыв глаза ладонью, он еще раз попробовал открыть их.

Ослепительный ореол белоснежных волос, светящихся в ярком свете, бившим из-за спины девушки. Даже против солнца он разглядел ее глаза, синие, как морская бездна, в которую хочется нырнуть и не вернуться. Ирма светилась от солнечных лучей сейчас точно так же, как в момент их первой встречи.

Сказать хотелось так много, но одновременно ему казалось, что все, что он сейчас может произнести будет ужасной банальностью. Все эти «Ты жива!» или «Как я рад, что с тобой все в порядке!» были совсем не нужны сейчас. Все что нужно он скажет потом, наедине. Дэйв просто счастливо улыбнулся.

— Очнулся, герой? — бабушка Ирмы присела с другой стороны кровати.

«Она же уезжала в столицу», — подумал Дэйв.

— Что с отцом? — хрипло спросил он и откашлялся, оглядываясь по сторонам.

— Тут я, тут, все в порядке. Пара синяков, которые уже прошли, — голос доносился из-за изголовья кровати.

Дэйв задрал голову и разглядел улыбающееся лицо отца. Он впервые увидел, как тот улыбается. Сильные глубокие морщины сейчас разбегались по лицу от его довольных и прищуренных глаз.

— А Яжинка?

Отец перестал улыбаться и медленно молча покачал головой.

— Она гордилась бы тобой. Яжа первая, и долгое время единственная, верила в твою особую силу. Не похожую ни на кого и ни на что в этом мире. Ты доказал, что она была права и труд всей ее жизни был не зря. Она была бы счастлива, — сказала бабушка Ирмы.

Хотя Дэйв очень мало успел узнать Яжинку за эту пару недель, но горький ком подкатил к горлу. Он вспомнил их разговоры вечерами в гостиной. Вспомнил, как именно ее слова помогли ему в самый важный момент. Они не договорили… он не успел сказать ей спасибо, он еще о стольком не успел ее расспросить…  как же так...

Долгая пауза затянулась.

— Сколько я был без сознания? — спросил Дэйв наконец.

— Три дня, сынок, — ответил отец.

— А где я … и что случилось… потом?

— Я тебя спасла! — довольно заявила Ирма, — можно сказать, вытащила на руках!

— Не зазнавайся, родная, — строго посмотрела на нее княгиня, — кто тут кого спас…

Девушка засмеялась.

— Тебе уже можно вставать? — спросил Дэйв, разглядев, что Ирма не в пижаме, а в том самом светлом костюме, в котором он когда-то встретил ее на кладбище.

— Да! Сила вернулась ко мне еще там, в заброшенном храме сразу как я очнулась. И все стало в порядке. Не думаешь же ты, что я тебя действительно на руках вытаскивала! — засмеялась девушка, — и, кстати, ты в моем замке!

— Так что там было? Я ничего не помню. Помню, как Видар замахивался ножом, а потом … очень смутно. Каша в голове.

Бабушка присела на кровать рядом с внучкой:

— То, что было потом, дорогой, ощутила вся империя, если не вообще весь мир. Я тут же развернула экипаж, как только поняла, что именно я почувствовала. Полагаю, в других столицах сейчас такой переполох стоит. Пережить такое!

— Что пережить?

— Слов не хватит, чтобы описать. Волна, которая подхватила меня, выдернула из мира в абсолютную пустоту, а потом вбросила обратно. Но то, что напугало всех мастеров разума — это беспомощность. Абсолютная беспомощность на несколько минут. Ты выдернул всю Силу из этого мира и выкинул куда-то прочь. Она тут же начала возвращаться, но накапливается с тех пор очень медленно. Вместе с Силой ты выкинул из вселенной и его. И давай больше не называть его вслух. Боги имеют тенденцию оживать, если в них начинает верить слишком много людей. Это был давно забытый всеми бог, пусть таким и остается.

— А что теперь будет?

— Фух… это, мой мальчик, никто не знает. Мир пока не оправился от шока. Одно я знаю точно. Нам придется найти новое название для того, кем ты стал… или станешь. Полагаю, что «мастер реальности» будет наиболее точным.

Ирма улыбнулась:

— Ты теперь тоже мастер!

Дэйв смутился и некоторое время молчал. Потом спросил:

— А мне то вставать можно?

— Ну если голова не кружится и встать можешь, то можно, — едва заметно улыбнулась бабушка Ирмы.

Голова немного кружилась, но он смог самостоятельно дойти до ванной комнаты. Там, он увидел свое отражение в зеркале и вздрогнул. На мгновение ему показалось, что с той стороны стекла на него опять смотрит тот жестокий юноша с белыми глазами. Спустя мгновение он понял, что ошибся. Просто теперь у Дэйва был точно такой же шрам на скуле, чуть пониже виска, что и у двойника из сна.

***

Старшая княгиня, зачем-то прихватив брата Ирмы, все-таки уехала в столицу. «Дела не ждут», — категорично заявила она. Отец тоже отбыл, как он выразился: «К своим». Нортон и его люди постепенно перебирались жить в Розеград и теперь надо было решить кучу организационных вопросов.

Замок был наполнен незнакомыми даже Ирме людьми. Старшая княгиня за это короткое время успела заменить половину прислуги, выгнав тех, в лояльности которых она сильно сомневалась. Новые слуги были пугливы как лани и уж не знали кого слушаться и к кому из странных обитателей замка как обращаться. Если Дэйв еще формально был дворянином, получив звание на турнире, то его отец точно был из простых, но он общался с самим верховным магистром Ордена «на ты», что приводило прислугу в трепет. Несмотря на то, то бабушка строго настрого запретила выпускать детей из замка в ее отсутствие, с Ирмой, привыкшей с одиннадцати лет управлять всем княжеством, такой номер не прошел, хотя по началу ее эта ситуация ужасно забавляла. Однако, уже на второй день они с Дэйвом «сбежали».



Глеб Кащеев

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться