Мастер Теней (3 том Саги)

Размер шрифта: - +

Глава 2. …Волкодавы

Где-то вдалеке завывала толпа, ревела ритмичная музыка, бухали ударные. Открытие Турнира шло полным ходом. А в шатре царила загробная, в прямом смысле слова, тишина.

На земле валялись в красочных позах четверо велетов и одна худющая, как жердь, девчонка-оборотень. Везде кровища и разгром, перевернутые столы, бардак.

— Это твои? — задал я вопрос, не требующий ответа.

И Рагнар не ответил.

Седой велет бросился к товарищам, застыл, не доходя пары шагов. Его фигура неуловимо обмякла, как обычно бывает, когда игроки влезают в меню.

Видимо, пытался связаться с соклановцами через личку, ибо кровь на глазах стала таять. Первой пошевелилась девчонка.

Я беззастенчиво разглядывал ее фигурку. Точеная, худенькая, белокожая, с сероватым пушком и серебристыми пластинками брони на самых соблазнительным местах. А, когда увидел, что девчонка с янтарными лазами еще и такого же, как и я, уровня, симпатии возросли.

— Ядвига! — вскричал Рагнар. — Что здесь творится, мать вашу за ногу!

Ядвига помотала головой, отчего смешно разметались ее тоненькие косички. Сказала удрученно:

— Раг, на нас, кажется, напали…

— Это я и без тебя вижу! Кто это посмел сделать во время Турнира?!

Девчонка ядовито скривилась:

— Они как-то не представились.

— Имена? Расы? Внешность? Оружие и особые приметы?

Закряхтев, стали подниматься и другие йотуны. С удивлением оглядывались, стыдливо опускали глаза, когда вспоминали о произошедшем.

— Одеты, как наши стражники, — принялась вспоминать Ядвига, — только, если они стражники, я — внебрачная дочь Папы римского. Особые приметы…

— Молча дрались, — мрачно уронил горбатый велет с ником Веласкес. — Магией сперва заарканили. Потом…

Рагнар зарычал люто:

— Вы тут на пикнике, вашу мать, что ли?! Как дети! Не стыдно, нубы? Вас, лучших поединщиков Йотунбурга перерезали в собственной палатке! На Турнире! Да я вас за такое на хрен из клана выгоню, придурки!

Третий велет, Командор, заикнулся было:

— Рагнар…

— Молчать, сукины дети! Герои, блин блинский! Клоуны в шерсти. Да вы на овчарок похожи, а не на велетов! Веласкес, что б у тебя блохи завелись, ты же маг, ядреный ворот! Какой на хрен магией они тебя заарканили?

Горбун опустил голову. Ядвига вступилась:

— Да мы просто не ожидали…

— Да я вас просто на куски порву!! — взревел Рагнар.

Кажется, пришла пора и мне пару слов уронить.

— Веласкес, — вышел я к Рагнару, — почему ты не смог путы сбросить?

Велет огрызнулся:

— Тебе-то оно на кой?

— Отвечай, рифмоплет бездарный! — зарычал Рагнар.

— Не знаю, — рявкнул Веласкес. Его кулаки сжались, послышался тяжелый скрип. — Я такого заклинания никогда не видел…

— Должности боевого мага в нашем клане ты больше никогда не увидишь, мешок с…

— Меня они так же достали, — кивнул я. — Тот же самый стиль.

Рагнар подавился ругательствами. На мне скрестились недоверчивые взгляды.

Я пожал плечами:

— Кто-то подослал ко мне убийц. Киллеры из них так себе, но вооружены они были по высшему разряду. Меня достали дротиком с уникальным ядом.

Рагнар недоверчиво дернул щекой:

— Гонишь!

— Перегоняю! Слушай, что тебе говорят, — отрезал я. — Орлы твои не виноваты. На вас, парни, серьезные ребята ополчились. Те, для кого потратить уникальный яд и такое же заклинание — не проблема. И, боюсь, пока это были лишь акции, чтобы запугать. Скоро за нас возьмутся со всей строгостью.

 

* * *

Северные великаны озадаченно переглядывались. Рагнар сосредоточенно ругался вполголоса, терпеливо подбирая ругательства позаковырестей. Ядвига ревниво стреляла глазками.

Кажется, мне не просто будет влиться в этот тесный коллективчик. Видимо, их боевая группа давно спаяна и фанов, и дружбой, что важней. Привыкли ребята быть первыми, гордиться медалями и почестями. А тут, вот незадача, прямо на глазах приглашенного наемника (фи!) пришлось поваляться в самых некуртуазных позах. Причем, что характерно, разделались с велетами шустро, плевав с высокой колокольни на уровни и регалии.

Ядвига и Веласкес, горбатый маг — мои ровесники, двадцать девятого уровня. Командор с Седриком тридцать пятого. Самый старший, не считая Рагнара, и самый молчаливый, — Хаггард, сорок второго левела. И ни один ничего не смог сделать…



Николай Трой

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться