Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

Мне тоже нужно было привести себя в порядок, одеться, причесать растрепавшиеся волосы. Мысли путались, перед глазами все плыло, тело ныло. В любой момент сюда могут войти слуги. Они не должны видеть меня в таком жалком состоянии. Между ног саднило, влажные дорожки под глазами обжигали лицо, к горлу подступила тошнота. Несмотря на все это, я закрыла глаза и нашла в себе силы встать, отстраняясь от матраса как от проклятого болота. Тут же закружилась голова, и я слегка покачнулась. Рука ухватилась за изножье кровати, и только благодаря этому мне удалось устоять.

Дверь вновь скрипнула, и в спальню ввалилась целая толпа служанок. Я испуганно обернулась. Никогда прежде я не представала нагой перед чужими слугами. Меня всегда окружали только свои, с детства знакомые женщины, которые купали и одевали меня. Среди вереницы незнакомых лиц мой взгляд выхватил одно, родное – Клара! Моя подруга, луч света в этом царстве тьмы.

Как ни странно, вошедшие служанки не проявили к моей наготе ровным счетом никакого внимания. С равнодушными лицами они начали разбирать постель, подбирать с пола остатки моего свадебного наряда, готовить ванну. Только Клара подошла ко мне и обернула мое тело чистой тканью. Я благодарно кивнула ей. Наконец-то моя нагота прикрыта, а тело согрето. Близость знакомого человека подарила мне теплое чувство в душе, постепенно разгоняя мрачные и обреченные мысли. Клара приобняла меня за плечи и взглядом дала понять, что мы поговорим позже, наедине.

Окровавленную простыню сняли с кровати, сложили и вынесли из комнаты. По традиции, её должны предъявить моему отцу, как знак того, что отныне я перешла в семью мужа. Пока вокруг суетились слуги, я стояла, прижавшись к подруге, и чувствовала, что с этой минуты моя жизнь изменится кардинально. Теперь не будет рядом ни родного отца, ни учителей, ни того ощущения защищенности, которое всегда присутствовало в родном доме. Я всегда знала, что однажды меня выдадут замуж, но оказалась не готова к переезду в незнакомый дворец. Клара бодро встряхнула меня за плечи, заметив, что я хандрю.

- Все будет хорошо, - шепнула она, и я испытала приступ огромной благодарности к ней.

Через несколько минут ванна была наполнена горячей водой. Клара выгнала всех служанок, и мы с ней наконец-то остались наедине. Я убрала от тела белую ткань и отложила её в сторону, открывая подруге свое тело. Мы не раз посещали баню вдвоем, так что видеть друг друга без одежды нам не впервой. Она пробежалась по мне придирчивым взглядом и задержалась на бедрах. Опустив голову, я увидела, что по внутренней их части размазана кровь.

- Было больно? – не сводя глаз со следов моей первой ночи, спросила Клара.

- Да, - коротко бросила я, и в горле пересохло. Между ног все ещё саднило, и эти ощущения то и дело мысленно возвращали меня обратно на брачное ложе. Воспоминания о близости тягостным грузом ложились на сердце. Знаю, каждая женщина должна делить свое тело с супругом, но повторять то, что случилось, у меня не было никакого желания. Увы, но в глубине души я понимала, что это не имеет никакого значения. Моему мужу нужны наследники, и пока я не забеременею, он не оставит меня.

- Ничего, горячая вода тебе поможет, - пообещала Клара и помогла мне забраться в ванну.

- Какое блаженство, - простонала я, погружаясь по самую шею. Если бы боги хотели ниспослать смертным неземное наслаждение, они создали бы горячую ванну. Я не сомневаюсь, что её придумали именно на небесах.

- Расскажи мне о том, как все прошло, - с нетерпением попросила Клара, опираясь о стенку кадки. Его зеленые глаза горели любопытством. – Каково это – познать мужчину?

- Больно, - сухо отозвалась я, прикрыв глаза. Горячая вода смогла расслабить мое тело и прогнать боль в мышцах. Воистину, это дар богов!

- И все? – состроила обиженную мордашку Клара. – Подробней!

- Он не был нежен со мной, - стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более бесстрастно, произнесла я. – Навалился всем телом, вжал в матрас, я даже пошевелиться не могла. Старался сделать все быстро. Не знаю, может, так и нужно.

- Моя сестра рассказывала, что её муж в первую ночь продержал её в спальне целый час, - вспомнила Клара, многозначительно вскинув бровь. – Мы уже начали волноваться, все ли у них в порядке, но потом они вышли вместе и присоединились к пиру. Она говорила, что он долго целовал её в живот и шею, а потом медленно сорвал цветок. А Габриллион тебя не целовал? – вдруг спохватилась она.

- Ни разу, - хмыкнула я, стараясь не концентрироваться на чувстве горечи, которое поедало меня, как плесень поедает хлеб.

- Сестра убеждала меня, что все рассказы про боль – это глупость, и она почти ничего неприятного не испытывала.

- Наверное, к твоей сестре боги были более благосклонны, - безрадостно ответила я. – Я лежала и мечтала, чтобы он поскорее оставил меня. Не представляю, как я переживу это снова. До сих пор болит.

- Больно только в первый раз, - махнула рукой подруга. – Не бойся, к следующей ночи все заживет. Твой муж так много пьет, что я вообще сомневаюсь, захочет ли он навестить тебя в ближайшие дни. Адель, а ты сама-то как к нему относишься? Нравится он тебе?

- Не знаю, - пожала плечами я, вспоминая крупную, плечистую фигуру Габриллиона, его блестящие глаза-пуговки и рваные, сильные толчки. – Он мой супруг, и я уважаю его.

- Да, это понятно, - махнула рукой Клара. – Но как мужчина он тебе нравится? Вызывает желание? Тебе хочется к нему прижаться, потрогать?

Мысль об объятиях вызвала в моей душе только одну эмоцию – страх. Если мой муж начнет обнимать меня, то только с одной целью – вновь сделать попытку зачать ребенка, а я пока не готова к этому. Нет уж, пусть пока без объятий обойдется.

- Нет, - мрачно призналась я, не желая развивать эту тему.



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться