Мать наследника

Глава 4

Глава 4

Вдруг холл огласил довольный пьяный хохот. Едва услышав его, я поморщилась, настолько противно он звучал. Повернув голову, увидела в восточной стороне накрытые столы, за которыми расположилось около ста человек. В центре, конечно, сидел Габриллион, справа от него – мой отец, а слева расположилась незнакомая молодая женщина довольно привлекательной наружности. С такого расстояния мне сложно рассмотреть все в подробностях, так что мы начали медленно продвигаться к столам.

Чтобы не подвергать меня опасности, которая явно исходила от двух десятков пьяных мужчин, с упоением бьющих друг друга, служанки решили идти по-над стенкой, за спинами гостей. Мне пришлось протискиваться между широкими стульями и стеной, но ничего не поделать. Это единственный безопасный путь.

- Рад видеть тебя, Аделия, - поприветствовал меня отец, но даже не взглянул. Все его внимание было сосредоточено на драке, которая, похоже, шокировала его не так сильно, как меня. Я бы даже сказала, что отец был заинтересован в исходе. – Садись, - он указал на свободное место рядом с собой. Таким образом, я оказалась сидящей слева от своего мужа, да ещё и через одного человека, в то время, как на моем законном месте расположилась незнакомая женщина. Я послала отцу вопросительный взгляд, и он терпеливо кивнул мне. – Зять, - обратился он к Габриллиону, - почему на законном месте моей дочери сидит твоя любовница?

Едва слова слетели с губ отца, в зале стало заметно тише. Беснующиеся мужики по-прежнему шумели и матерились, сопровождая все это звуками ударов, но все сидящие вокруг нас люди притихли.

- Рядом со мной сидит мать моего ребенка, - ничуть не смутился Габриллион. Он с довольной улыбкой наблюдал за дракой. Подозреваю, именно по его приказу её и организовали. Интересные у них тут развлечения. – Вот когда твоя дочь подарит мне законнорожденного сына, тогда я посажу её по правую руку. А до тех пор пусть и не думает.

Отец ничего не ответил. Я бросила на него возмущенный взгляд, но тут же осеклась. Нельзя волком смотреть на отца, но в такой ситуации сложно совладать с собой. Габриллион нарушает международные порядки, подстаивая их под свое представление о правильном и неправильном. Я не имею права перечить мужу, но мой отец имеет все полномочия поставить его на место и потребовать убрать отсюда эту наглую женщину. Но папа промолчал. Я почувствовала укол обиды где-то в груди. Всем понятно, что этот брак и союз с Северным царством очень нужны моей родине, но неужели ради этого отец позволит унижать меня? Как оказалось, да. Он готов не замечать откровенное хамство, лишь бы сохранить расположение своего зятя. Закрыв глаза и вдохнув воздух, я сжала зубы и сглотнула. В душе заклокотала злость, но для нее не было выхода.

Из сказанного я сделала вывод, что сидящая рядом с Габриллионом женщина – графиня Серпента, мать бастарда. Бросив на неё внимательный взгляд, я натолкнулась на самодовольную ухмылку. Она богата строгой красотой, этого нельзя не признать. Блестящие черные волосы уложены в сложный пучок на макушке. Темно синее платье, расшитое драгоценными камнями, напоминало звездное небо. Не удивительно, что царь обратил внимание на такую красавицу. Своим взглядом она бросила мне вызов. Я не стала отвечать тем же, ограничившись вежливым кивком. Пусть думает, что хочет. Я – законная жена, а она всего лишь любовница. У меня прекрасное здоровье, ровный женский календарь, и я уверена, что вскоре рожу Габриллиону здорового малыша. Вот тогда посмотрим, как долго Серпента продержится по правую руку от него.

Куча из человеческих тел заметно подтаяла. Большинство участников этого бесчинства уже лежали на полу, избитые и невменяемые. Габриллион то и дело выкрикивал призывы, подзуживал дерущихся, а порой и оскорблял их, если они вдруг дрались не достаточно ожесточенно.

Мне на тарелку наложили овощей и мяса, но в таких обстоятельствах кусок не лез в горло. Как можно кушать, когда вокруг лежат избитые люди? Куда ни глянь, всюду кровь, выбитые зубы и распухшие от чужих кулаков лица. Какое может быть удовольствие от такого зрелища? Что должно быть в душе у человека, который получает удовольствие, глядя на то, как избивают других людей? Тем не менее, мне в мужья достался именно такой мужчина – жестокий и твердый. И с этим придется жить.

Через некоторое время осталось лишь двое дерущихся, и за этим поединком царь наблюдал особенно эмоционально. Только за те полчаса, что я сидела за столом, он осушил четыре огромных кружки пива. Впервые в жизни мне довелось увидеть, чтобы один человек вливал в себя так много выпивки. Что самое удивительное, после этого он все ещё стоял на ногах.

В драке победил  молодой и крепкий парень, сын одного из генералов. Он был значительно трезвее всех остальных, и я уверенна, что именно это сыграло решающую роль в его победе. Габриллион встал из-за стола и, чуть покачиваясь, подошел к молодому человеку.

- Чтоб тебя мертвецы загрызли, хитрый черт! – беззлобно и весело воскликнул царь, хлопнув парня по плечу, отчего тот слегка покачнулся. – Я ведь поставил на другого бойца. Проиграл из-за тебя кучу золота, сволочь. Но ладно, - махнул рукой мой муж. По глазам победителя видно, что он опасается гнева царя и уже жалеет о своей победе. – Победителю десять бочек столетнего вина! – проревел Габриллион низким, гулким, протяжным голосом, от которого завибрировали стены. – И мешок золота! А знаешь, - вдруг негромко протянул он, потирая подбородок и смотря на парня, - если сможешь одолеть меня с одного удара, получишь ещё и бабу в бессрочное пользование. Вон ту девку, - царь кивнул на хорошо одетую даму в дальнем конце стола. Поняв, что все смотрят на неё, блондинка изумленно заозиралась по сторонам.

- Кто это? – шепнула я отцу. Девушка смотрела на Габриллиона так, словно он готовится бросить её на съедение голодным псам.



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться