Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 9

Я помчалась в восточную часть дворца. Уже на подходе к залу поняла, что попасть туда незамеченной не получится – слишком много слуг крутится у входа. Я стояла в другом конце коридора и нервно щипала кожу на пальцах, как вдруг мимо меня прошел мажордом.

- Стойте! – окликнула его я, и мужчина вздрогнул. Обернувшись, удивленно воззрился на меня через монокль.

- Ваше Высочество? Что вы здесь делаете?

- Помогите мне, - зашептала я, подойдя вплотную к нему. – Проведите меня незаметно в зал переговоров, я должна услышать этот разговор. Я дам вам очень много золота и обещаю способствовать продвижению по службе, - шептала я, вцепившись в лацканы мужчины.

- Хорошо, я помогу вам, - шепнул мажордом, воровато озираясь по сторонам. – Следуйте за мной, - он резко развернулся и свернул в узкий боковой коридор, который привел нас в узкую каморку с уборочным инвентарем. Я уже начала переживать, что главный по дворцу решил обмануть меня и подставить, как вдруг он толкнул старую деревянную перегородку и…открыл нам проход. Темный узкий тоннель плавно изгибался и уходил куда-то на восток. Мажордом решительно ступил туда, и я с опаской последовала за ним. Сделав буквально десять шагов, мы уперлись в тупик. Мужчина не растерялся и толкнул деревянную панель, открыв таким образом проход в…переговорный зал.

Слуги уже накрыли стол, застелив его белой скатертью, края которой свисали до самого пола. Он стоял в центре комнаты, и это был единственный предмет мебели, кроме стульев, расставленных вокруг него и составлявших с ним единую композицию.

- Идут, - шепнул мне мажордом, и я услышала тяжелые мужские шаги за дверью и узнала голос отца. – Скорее, прячьтесь под стол! – шикнул он на меня, и я спешно встала на четвереньки и вползла под скатерть. Впервые во взрослом возрасте я лазаю на карачках. – Если будете сидеть тихо, они вас не заметят. Будьте осторожны.

- Спасибо, - шепнула я.

- Вы всегда можете обратиться ко мне, царевна, - бросил мужчина, и в этот момент со скрипом открылись двери зала.

- Ты? – удивлено произнес Габриллион. От его голоса у меня в груди просыпалось что-то недоброе и злое. – Что ты тут забыл?

- Уже ухожу, Ваше Величество, - услужливо ответил мажордом. – Я всего лишь проверял, все ли подготовлено на должном уровне для вас и ваших гостей.

- Иди уже, - буркнул мой муж и с размаха сел за стол, вытянув ноги. Благо, я сидела в центре, и достать до меня он не мог. – Садись, тесть, - с неявной насмешкой в голосе произнес он последнее слово. - Будем разговаривать.

Зазвучали негромкие, чинные, медленные шаги. Так всегда ходит отец. Второй стул медленно отодвинулся, и я увидела знакомые туфли своего папы. Они забрызганы грязью, а значит, он даже не успел переодеться с дороги. Как же я по нему соскучилась! Он опустился на стул. Повисло недолгое молчание.

- Как поживает моя дочь? – спросил он у Габриллиона. Голос уставший, но требовательный.

- Ты приехал обсудить свою дочурку? – усмехнулся мой муж. Даже не видя его, я чувствовала, как отвратительно он ухмыляется. – А я думал, речь пойдет о чем-то серьезном.

- Я слышал, ты собираешь армию у южных границ, - после паузы ответил отец, и у меня внутри все похолодело. Наши страны ведь заключили мирный договор! – Зачем?

- Проверяю боеспособность войск, - с затаенной издевкой ответил Габриллион. – Разве договором это запрещено?

- Ты собираешься начать войну? – прямо спросил мой отец. – Габриллион, ты женат на моей дочери, так к чему все эти странные телодвижения? Она ведь мать твоего будущего наследника. Как ты представляешь себе войну между нашими царствами? Что скажет тебе твой сын, когда вырастет?

- Он ещё даже не зачат, Хабис, - вздохнул Габриллион. – Вот когда твоя дочурка выносит и родит мне сына, тогда и будем говорить о нерушимом мире и братстве между нашими странами. Но твоя девчонка настолько слаба и глупа, что я опасаюсь, что и дети от нее будут хилыми и болезненными. Вполне вероятно, что они погибнут, не дожив даже до трех лет. Так что становление мира – это долгий и ненадежный процесс. Я намерен готовиться к любому исходу.

- Но это нарушение нашего договора! Ты подписал его своей рукой! – начал терять терпение отец. Видимо, для него такое заявление стало полной неожиданностью, как и для меня. – Аделия – твоя жена, ты обязан считаться с ее интересами, даже если у вас не будет детей! Таков закон!

- Законы можно и поменять, - нагло заявил царь Севера. – Я ведь не отказываюсь от своих обещаний, Хабис. Просто нужно быть готовым к любому исходу этой ситуации.

- Ты не откажешься от своих планов по захвату моего царства даже после рождения ребенка, - мрачно констатировал мой отец. – Мой народ всегда будет в опасности.

- Если твоя дочь родит здорового ребенка, бояться нечего. В конце концов, она может рожать каждый год, укрепляя позиции своего государства. Все зависит от нее и от тебя, Хабис. Ладно, хватит о делах. Давай пообедаем, ты, наверное, устал с дороги. А то приехал и сразу потребовал переговоров. За вином и дела решаются проще, правда?

- Я хочу видеть Аделию, - мрачно произнес отец. По голосу я слышала: он очень расстроен словами зятя. Я тоже не ожидала от Габриллиона такой подлости. Угрожать войной после того, как подписан договор о ненападении – это верх цинизма и неуважения. Варвар всегда остается варваром, даже если примерил на себя платье цивилизованного человека.

- Я прикажу позвать её, - вздохнул Габриллион. – Научи свою девчонку приличиям, черт возьми. Сегодня она ворвалась в мой кабинет с какими-то нелепыми требованиями. Я человек терпеливый, но если она продолжит так наглеть, я за себя не ручаюсь.

Габриллион вел беседу непринужденно и живо, в то время как отец отвечал ему сухо, скупо, словно слова давались ему с трудом. В таком состоянии он пребывает нечасто. Отец явно загнан и чувствует себя беспомощным. Как же я его понимаю! Габриллион предал нас, и самое поразительное то, что он даже не пытается прикрыть свое предательство. Армия у южных границ… Он ведь может начать войну в любой момент! От моего мужа можно ждать любой выходки.



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться