Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 10

Ноги сами остановились возле волка. Он занес переднюю лапу, словно собирался бежать, голова смотрит строго вперед, прямо на дверь, словно ждет, когда очередной смертный войдет, чтобы помолиться. Само тело выполнено из простого темного камня, но глаза – две черные пуговки – чистый обсидиан. От лучей солнца в них вспыхивали блики, создавая иллюзию, будто глаза живые. Но это лишь камень.

Сама не знаю, что нашло на меня в следующую минуту. Вся безысходность, боль, отчаяние и ощущение полного бессилия хлынули из меня бушующим потоком. Слезы градом полились из глаз, и я обхватила каменного волка за голову, уперевшись своим носом в его лоб.

- Помоги мне, - рыдая, прошептала я. – Что мне делать? Руки связаны, развестись с этим чудовищем я не могу. Он вот-вот нападет на мою страну, бог весть что сделает со мной и, наверное, убьет моего отца, и я никак не могу на это повлиять. Я терплю эту свинью в своей постели, терплю его неуважение и хамство, и у меня нет ни силы, ни власти, чтобы положить конец этому кошмару. Ты наделяешь людей могуществом, ты решаешь, кто будет править, а кто вечно будет следовать чужой воле. Помоги мне, умоляю. Помоги, - рыдала я, почти не контролируя тот словесный поток, что вырывался из моего рта. Никогда в жизни я не чувствовала такого отчаяния и беспомощности. Хотелось выговориться, выплакаться, а кроме каменного стража часовни никто на эту роль не подходил.

Неожиданно по часовне прокатился мягкий мужской смех. Он эхом отразился от стен. Меня тут же пронзил ужас. Неужели кто-то слышал мои душеизлияния статуе?! Если о моих словах станет известно Габриллиону, мне точно не сносить головы. Но не успела я даже толком испугаться и осмотреться, сделав лишь один шаг назад, как тут же спиной врезалась в твердую мужскую грудь. Мгновенно сильные руки сжали мои плечи, не до боли, но так, что развернуться я не могла. Незнакомец держал меня точно напротив статуи волка, но почему-то у меня никак не получалось поднять голову и посмотреть на того, кто застал меня в таком состоянии

- Забавно, - мягкий, приятный слуху баритон. Голос незнакомый, принадлежит молодому мужчине лет тридцати.

- Вам смешно от того, в какой ситуации я оказалась? – решив, что терять нечего, я говорила откровенно.

- Нет, девочка, мне смешно оттого, что я услышал тебя, - спокойно и абсолютно беззлобно ответил мужчина. Только теперь я заметила странные изменения вокруг. Всего пять минут назад за окном светило яркое полуденное солнце, сейчас же помещение освещали взявшиеся из ниоткуда свечи. За крошечными окнами царила непроглядная тьма. Мне стало жутко, появилось ощущение загнанности и беззащитности.

- Кто вы? – задала я очевидный вопрос, и вдруг стало зябко. Ответа не последовало. Неожиданно черные обсидиановые глаза волка стали наливаться светом, и уже через секунду вспыхнули алым огнем. – О, Дева… - прошептала я, похолодев от страха.

- Нет, не угадала, - снова смешок от незнакомца. – Ты просила меня о помощи, и я тебя услышал. Из твоих рыданий понятна общая картина, но можешь объяснить, чего конкретно ты хочешь?

- Неужели вы и есть тот самый бог власти и могущества? – шептала я, боясь поверить собственной догадке. А как иначе объяснить все происходящее?

- Отвечай на мои вопросы, девочка. Кстати, как тебя зовут? – судя по звучанию голоса, мужчина значительно выше меня, его голова расположена высоко.

- Аделия, - пикнула я. – Царевна Южного царства.

- Если ты жена царя, то должна носить титул царицы, - справедливо заметил незнакомец. – Почему ты зовешь себя царевной?

- Мой муж не признает меня царицей, пока я не рожу ему сына, - пояснила, смотря в алые сверкающие глаза статуи.

- Тяжелый случай, - хмыкнул мужчина. – Чего именно ты хочешь, Аделия? – от этого вопроса все внутри меня похолодело. – Убить своего мужа?

- Нет, - замотала головой я. – После смерти Габриллиона начнется анархия, ведь законных наследников у него нет. Я не знаю, чего я хочу, - прошептала я и возвела глаза к темному потолку. – Что мне делать со своей жизнью? Брак не разорвать, договор не нарушить… Я бы сказала, что хочу лишить его власти, но это невозможно. Габриллион - единственный законный владелец трона Севера.

- Хм, - задумчиво выдал мужчина, продолжая крепко держать меня за плечи. Руки сильные, но в то же время мягкие и нежные. Незнакомец, кем бы он ни был, не намерен причинять мне вред - это очевидно. – Я могу помочь тебе, царица, жена тирана. Я могу сделать так, что твой муж лишится власти и силы, но для этого тебе придется пойти на измену.

- Измену кому? Стране? Короне? – не понимала я.

- Мужу, - шепнул незнакомец, склонившись к моему уху. По шее побежали мурашки. – Слушай меня внимательно, - после этой фразы все мое внимание обострилось до предела, слова словно впечатывались в сознание. – Я не знаю, почему я услышал именно тебя, но чувствую в тебе древнюю кровь своих предков. Лишить твоего мужа власти не так уж сложно. Для этого приведи в этот мир того, кому хватит силы и могущества свергнуть его и начать новую эру.

- Но как? Что я могу? Я всего лишь женщина.

- Аделия, я предлагаю тебе зачать ребенка от того, кого ваше племя зовет богом. Стань матерью моего сына, и все твои желания исполнятся. Роди мне наследника, и я сделаю так, что ты больше ни дня в этой жизни не будешь плакать и бояться своего супруга.

- Но как же… - рассеянно прошептала я, обескураженная таким предложением.

- Не отвечай сразу, - он чуть сжал мои плечи. – Подумай. Очень хорошо подумай. Если дашь согласие, ты навсегда станешь моей. У тебя больше не будет других мужчин. Ты станешь не просто матерью: ты произведешь на свет сильнейшего из живущих в твоем мире. Это огромная ответственность. Твоя жизнь изменится навсегда. Ты предашь своего мужа, отречешься от него, и каждый день будешь лгать, глядя ему в глаза. Ты будешь растить нашего сына и знать, что он пришел в этот мир, чтобы свергнуть твоего мужа. Если ты решишь, что согласна, приди в эту часовню и оставь на статуе волка каплю своей драгоценной крови. Так я пойму, что ты готова поверить мне, царица Аделия. Если же ты решишь отказаться, то больше никогда не приходи сюда и не молись мне. Подумай, царица. Хорошо подумай, - его бархатистый голос растворился в темноте, поглотившей мое сознание целиком. Помню только, как ноги ослабели, и я начала заваливаться на спину, врезаясь в твердую мужскую грудь.



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться