Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 25

Следующим вечером суккуб пришел с донесением. Остальные шпионы ежечасно докладывали ему о состоянии Аделии и Архана, но Пит все равно скучал по своей семье. Да, именно так! Теперь они – его настоящая семья, его отрада и самые дорогие на свете люди. Тем ценнее была информация, которую принес суккуб, расследовавший поломку котельной непосредственно перед родами царицы.

- Мой господин, - почтительно склонил голову суккуб, на этот раз принявший облик старого усатого кочегара, - я выяснил, кто стоял за поломкой трубы в котельной.

- Назови имя, - приказал Пит, откинувшись на спинку кресла. Виновника ждет смерть, в этом нет сомнений.

- Клара, ближайшая подруга царицы Аделии, - ошарашил его суккуб.

- Что?! – не смог сдержать удивления Верховный маг. – Клара?! Та девочка, которая вечно крутится рядом с Адель на всех прогулках?!

- Да, мой господин, - кивнул суккуб. – Она сделала это не сама, конечно. Девчонке не хватило бы сил так разорвать трубу. Она заплатила гвардейцу царской стражи, который давно на нее засматривался, и он согласился все сделать.

- Зачем ей это? – нахмурился Пит. – Она же прибыла в этот дворец вместе с моей Адель, а значит, ослабеет царица – ослабеет и позиция её подруги. В чем ее выгода?

- Как мне удалось выяснить, господин, отец Клары специализируется на войне. После свадьбы Габриллиона и Аделии спрос на его услуги сильно упал, так как обе стороны воевать не намерены. Особенно серьезно доходы рухнули после того, как слег царь. Единственный шанс для него вернуть прежний уровень дохода – развязать войну между Севером и Югом. Сделать это можно в случае смерти царицы и её ребенка.

- И дочь решила помочь семье, - мрачно усмехнулся Пит, задумчиво глядя на картину в своем кабинете, изображавшую казнь.

- Да, мой господин. Какие будут приказания?

- Пока никаких. Я сам с ней разберусь.

Суккуб исчез, оставляя Верховного мага наедине со своими мыслями. Он уже вынес приговор девчонке, оставалось лишь привести его в исполнение. Пит не спешил. Ему нечасто приходилось казнить молодых девушек. Убийцы, предатели короны, шпионы и прочая нечисть все же в большинстве своем были мужчинами. Женщинам очень редко выносились смертные приговоры. Тем не менее, оставлять в живых ту, кто осмелилась покуситься на его женщину, носящую в своем чреве младенца, Пит посчитал глупостью. Клара должна умереть.

Петрариус переместился во дворец. Девчонка нашлась в своей комнате. Она уже готовилась ко сну, отослав всех служанок из спальни. Сохраняя невидимость, Пит присмотрелся к ней повнимательнее. Молодая девушка с приятной внешностью. Точеная фигурка, длинные светлые волосы, почти как у его Адель. Красивая девушка, но это на первый взгляд. Стоило взглянуть в её глаза, и все становилось понятно без лишних слов. Глаза – зеркало души во всех мирах. В зеленых радужках девчонки плескались злость, обида и досада. Губы поджаты, словно она постоянно размышляет о чем-то тяжелом и мрачном. И как он мог раньше не замечать, кто окружает его драгоценную Адель? Это же не девушка, это настоящий паук под миловидной маской.

- Это ты пыталась заморозить Аделию, – хрипло произнес Пит, позволяя смертной увидеть себя. Фраза не звучала как вопрос, это было скорее утверждение.

- Что?! – Клара испуганно взвизгнула и подскочила на кровати. Увидев в своей спальне незнакомого мужчину, она отшатнулась и бросила беспомощный взгляд на дверь за его спиной. Надеется на охрану? Бесполезно, даже её криков никто не услышит. – Ты кто такой?! Убирайся!

- Я знаю, что это была ты, - вздохнул Пит и лениво приблизился к перепуганной девушке. Она все время пыталась пятиться назад, но не удержалась и, врезавшись коленями в кровать, рухнула на собственную постель. Мужчина навис сверху, с нескрываемым презрением и холодом смотря в глаза растерянной девчонке.

- Помогите! – заверещала она, с надеждой глядя в сторону двери. Её никто не услышал. И уже не услышит. – На помощь!

Пит поймал себя на мысли, что даже прикасаться к ней противно, но ему придется. Та, кто покусилась на Аделию и Архана, не должна оставаться в живых. Она примет на себя ту же смерть, которую приготовила для беременной женщины с ослабленным организмом. Уж он об этом позаботится.

Преодолевая отвращение, Пит схватил девчонку за грудки и, словно дикий зверь, начал рвать на ней ночную сорочку. От девчачьего визга заложило уши. Толстая ткань, отделанная кружевом, бесформенными клочьями падала на пол. Клара пыталась сопротивляться, отчаянно хватая тонкими пальцами его руки, но Пит с легкостью преодолевал ее сопротивление. Коленями зажав ее ноги, он зафиксировал негодяйку так, что она не могла отодвинуться от него и на длину ладони. Справиться с девчонкой не составило никакого труда, однако эта дрянь успела расцарапать ему все предплечья. Это лишь разозлило Пита ещё сильнее, и он принялся рвать ткань так остервенело, что едва не сломал девчонке кости. Вскоре он увидел и затвердевшие от холода соски, и тонкую талию, покрытую мурашками, и стройные бедра со светлым треугольником волос между ними.

- Умоляю, не трогай меня! – надрывалась она, еще не понимая, что её ждет. – Я невинна! Я заплачу любые деньги, только не трогай меня, - плакала Клара, лежа перед ним абсолютно голая.

- Мне не нужна твоя невинность, - презрительно фыркнул Пит и, схватив тонкую девичью руку, рывком поставил предательницу на ноги.

- Тогда что? – пытаясь прикрыть рукой интимные места, прошептала Клара. Она смотрела на него с ужасом, ожидая, что её начнут насиловать.

- Как ты посмела так поступить со своей подругой? – пытался понять Пит, заглядывая в глаза той, кому вынес смертный приговор.

- Я не… - попыталась отнекиваться она, но быстро поняла, что это бесполезно. – Мой отец разорен! Вся наша семья вот-вот окажется на грани нищеты. Он уже влез в долги по самые уши, и если заказы на военные орудия не возобновятся в ближайшее время, то с этими долгами моя семья никогда не расплатится! Я не смогу выйти замуж, ведь никто не захочет жениться на бедной аристократке. И во всем виновата политика царя… Я не хочу зла для Адель, но её отец не оставил нам выбора! – из глаз Клары уже вовсю текли слезы, она была в истерике. – Мой отец пытался с ним договориться, но Хабис не захотел никак помочь! Что мне оставалось?!



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться