Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 30

Архан рос не по дням, а по часам. Удивительно, как у меня с моим хрупким телосложением получилось произвести на свет такого бутузика. Крупный, пухлый, розовощекий, он обладал прекрасным аппетитом и неуемным любопытством. В месяц он научился держать голову, в три начал ползать, а в четыре месяца уже прекрасно сидел. Такие темпы развития удивляли всех педагогов, и никто не мог предсказать, что будет дальше. Возможно, к году он уже будет способен обучаться письму. Меня переполняла гордость за успехи сына, в нем я чувствовала продолжение себя, воплощение своей женской материнской силы.

Когда моему крошке исполнилось полгода, пришло время потихоньку приучать его к человеческой еде, подкармливать, предлагая пюре из разных фруктов и овощей. К сожалению, такому крепышу уже не хватало материнского молока для полноценного питания. На протяжении первых шести месяцев жизни он висел на моей груди, не расставаясь со мной ни на секунду, а теперь оказалось, что можно кушать и простую еду, приготовленную поварами на кухне. Признаться, я ощутила странный укол обиды, когда Архан впервые наелся пюре из цветной капусты, не вкусив ни капли моего молока, и с сытым видом уснул прямо в стульчике для кормления. Я больше не нужна ему так, как раньше. Медленно мой сын отделяется от меня, и очень скоро кормление грудью придется закончить.

Жаль. Если поначалу я испытывала боль, когда Архаша втягивал мой сосок в свой ротик, то вскоре начала испытывать физическое удовольствие от кормления. Я давала ему грудь, полную молока, а он с удовольствием высасывал его, получая от меня не только пищу, но и любовь, ласку и защиту. Мне не хотелось прекращать этот процесс, который стал особой формой общения с ребенком, но выбора не было. Пит сказал, что к году ребенок должен питаться полноценно, и никакой необходимости в молоке уже не будет. Я не решилась с ним спорить. Он прав, нашему сыну нужно учиться кушать.

Вскоре я с удивлением обнаружила, что у меня, как ни странно, появилось свободное время. Необходимость в постоянном физическом присутствии рядом с Арханом отпала, и я решилась на пару часов в день поручать его нянькам, которых сама тщательно выбрала, попросив Пита проверить их на всевозможные «сюрпризы». Лишь после того, как он подтвердил, что две выбранные мною девушки не несут никакой опасности для сына, я смогла успокоиться и заняться делами. Для начала мне предстояло разобраться с хозяйственной частью дворца, а также с вопросами управления.

В то утро я оставила своего мальчика нянькам, проведя в кабинете пару часов. Мы с мажордомом разбирали бумаги о поставках продуктов во дворец. По его словам, Серпента привлекла к этому делу своего дядю, и теперь все мясо и муку царская казна закупала исключительно у него. Если это так, то я намерена разорвать контракт и найти такого поставщика, который, во-первых, не будет задирать цену втридорога, а во-вторых, сможет обеспечить более высокое качество.

Как я и думала, мажордом оказался профессионалом своего дела. Он на понятном и простом языке объяснял мне непонятные нюансы торговли, а в общении показал себя как приятный и добрый человек. Распрощавшись с ним, я вернулась в свои комнаты.

Мое сердце страшно соскучилось по Архаше. Как он там? Покушал ли? Поспал ли? Не капризничал? Вряд ли. Девочки-няньки понравились ему. Как только малыш увидел их, сразу заулыбался и начал кокетничать, показывая им свои игрушки.

С улыбкой на лице я вошла в детскую и застыла у входа. Сердце ухнуло куда-то в пятки и едва не разорвалось от боли, а я забыла, как дышать. Обе няньки лежали в креслах не то мертвые, не то без сознания, но никаких следов повреждений и ран на них не было. Архан пропал. В покоях не было моего крошки, я ощутила это сразу, едва вошла. Огромная пустота навалилась на меня, придавила и парализовала, руки задрожали, мысли понеслись вскачь, как стадо диких бизонов.

Я не помню, как вышла из комнат. Нужно было срочно куда-то бежать, кому-то сообщить, начать поиски, но я словно выпала из реальности, поглощенная паникой. Кто мог забрать моего мальчика? Что с ним сделали? Он жив…? От одной лишь мысли о том, что Архашу убили, мои ноги стали ватными. Я привалилась к стене в коридоре и сползла по ней, щекой прислонившись к холодной поверхности. Наверное, на несколько минут я потеряла сознание. Когда открыла глаза, то увидела спешащих ко мне стражников.

- Ваше Величество! – взволнованно обратился ко мне один из них и поднял меня с пола на руках. – Вам плохо?

- Архаша пропал, - безжизненно прошептала я, глядя в зеленые глаза мужчины. Он не сразу понял, о чем я говорю, стоило им осознать, о ком идет речь, как тут же поднялся переполох. Меня отнесли в покои, напоили успокаивающей настойкой, но что может сделать эта мелочь с раненым материнским сердцем? Нянек так и не добудились, они продолжали спать глубоким сном.

Где же Пит? Я ухватилась за мысль о нем как за спасительную соломинку. Нужно срочно связаться с отцом Архана, но как?! Пит всегда появлялся сам, мне никогда не приходилось самостоятельно звать его. Кроме первого раза, когда мы познакомились с ним там, в пыльной полутемной часовне.

- Госпожа, куда вы?! – донесся мне в след окрик лекарши, когда я вылетела из покоев. Во дворце началась суета, вот-вот обо всем доложат Габриллиону, а он наверняка захочет поговорить со мной. Перед этим нужно успеть связаться с Питом. Я не понимаю, как могущественный маг мог допустить такое?! Он же поклялся охранять Архана, утверждал, что круглосуточно следит за ним! В злости на Пита я ненадолго нашла утешение и смогла отвлечься. Казалось, ещё немного, и у меня по-настоящему разорвется сердце.

Никто не посмел меня остановить. Я влетела в часовню и подперла дверь стулом. Пусть никто не помешает мне. Не помня себя, бросилась к волку и обхватила руками каменную морду, словно хотела погладить его как старого друга. Внутри все дрожало, голос не слушался, но я закрыла глаза и зашептала:



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться