Мать наследника

Размер шрифта: - +

Глава 40

- Адель, открой глаза, - шепотом попросил Пит, уложив свою женщину на кровать в её покоях. Его обуревала ревность, смешанная с острым чувством страха за ту, кто подарила ему ребенка. Архан тоже беспокоился за маму и, взобравшись на кровать, лег к ней под бочок.

- Мама, - обняв самую родную женщину крошечной ручкой, он прижался к ней всем телом и замер, словно слушал биение её сердца.

Что у них там произошло, в этом треклятом саду?! Пит находился в командировке на другом конце Ордана, когда к нему явился перепуганный охранный дух и доложил, что он оказался отрезан от Адель и Архана. Неведомая и очень сильная магия ограждает его от наследника господина и его матери, не позволяя никаким способом понять, что происходит внутри непреступного кокона. Даже звуки, и не те просачиваются сквозь завесу.

Пита недавно отпустили из лазарета. Внезапное столкновение с вражеской разведкой оставило кровавые следы на его теле - рваную рану на плече и сквозное ранение в голени. Даже лучшие целители не смогли полностью залечить следы вражеских заклинаний, наложив бинты и наказав ежедневно делать перевязки. Проклятье! Пит ненавидел чувствовать себя ущербным и хоть сколь-нибудь беспомощным. Из-за ранения ему рекомендовали постельный режим, но он лишь озлобленно зыркнул на целителя и удалился, таща за собой правую ногу. Тот ещё пытался что-то бормотать о костылях, но Пит громко хлопнул дверью, отчего потолочное покрытие белесой пылью осыпалось на голову седовласому служителю Асклепия. Костыли! Да он лучше поставит себе протез, чем позволит демонстрировать свою слабость.

Морщась и тихо матерясь себе под нос от острой боли в голени, Пит добрался до своей комнаты, где его и нашел охранный дух. Известие об Адель и его ребенке подхлестнуло глухое раздражение и даже злость. Он нужен своей семье как никогда прежде, а из-за проклятой боли Верховный маг не в состоянии даже сделать ровный шаг. Нужно срочно что-то предпринять. Счет идет на секунды.

Пит размышлял не дольше пяти секунд. Распахнув аптечку, уверенным жестом он схватил запечатанный шприц и вонзил тонкую металлическую иглу прямо в рану, под бинт, морщась от резкой обжигающей боли, угрожающей превратиться в судорогу. Верховный маг нажал на поршень, и леденящий холод растекся по голени, проникая в растерзанную плоть, замораживая нервные окончания и избавляя мага от мерзкой обжигающе-зудящей боли. Вскоре он перестал ощущать что-либо в зоне раны. Теперь можно с полной уверенностью в своих силах спасать Адель и их сына.

Он ожидал увидеть плотный магический кокон, который Питу придется пробивать, применяя для этого всю свою магию, весь свой потенциал. Он был готов вырывать своих женщину и ребенка из рук врагов, каким-то демоном пронюхавших о рождении долгожданного наследника у Верховного мага, сражаться за них и убивать. Что угодно, но не видеть бесчувственное тело Адель на руках у незнакомого мужика. Архан семенил рядом, едва поспевая за тем, кто нес его маму. НЕС! Страх за свою женщину и ревность смешались в опасный коктейль. Цепкий и опытный взгляд мага отметил и нарядный вид Адель, и её откровенный вырез на груди, и странный блеск в глазах несущего её мужчины, и ещё несколько деталей, которые совсем не сочетались с мужской гордостью мага.

Первым порывом было забрать из рук чужака свою женщину. Это нечто инстинктивное, первобытное, понятное лишь мужчине – держать в руках женщину значит получить над ней власть, принять её под свою опеку и защиту, контролировать её, в конце концов. Адель принадлежит лишь ему и может принадлежать только ему одному. Беглый осмотр и магическое сканирование не выявили в теле Аделии никак серьезных ранений, разве что, странные затемнения в районе ребер и правой ноги наводили на мысли о сильном ушибе. Архан был в полном порядке.

Сейчас главное – привести в чувство Адель и обо всем её расспросить. Мага – в допросную, от трупов избавиться, а место происшествия досконально изучить. Укладывая на постель свою женщину, Пит отбивался от назойливых вопросов, атаковавших голову. Что делала Адель в саду с незнакомым мужчиной? Зачем они встречались? И почему его женщина вырядилась, как…на свидание?

- Мамочка, плоснись, - тоненьким голоском попросил Архан, похлопав мать по животу. Пит ощутил импульс магии, исходящий от ребенка и плавно перетекающий в Адель, растворившись в её теле синей ниткой. Ресницы царицы сонно затрепетали, на лбу появилась едва заметная морщинка, и с глубоким вдохом она открыла глаза. Наконец-то! С сердца словно сняли огромный валун, все это время мешавший свободно дышать, думать и принимать решения.

- Архан… - прошептала Адель, мазнув сонным взглядом по склонившемуся над ней Питу.

- Он здесь, все хорошо, - выдохнул Пит, с размаха усаживаясь на кровать и нависая над женщиной с противоположной от сына стороны. Отгонять отца от матери мальчик даже не пытался. – Адель, приди в себя, - попросил Пит, отмечая, как взгляд царицы прояснился и стал более осмысленным и трезвым. – Я должен знать, что там произошло. Как ты себя чувствуешь?

- Архан, - более твердым голосом произнесла Адель, будто звала сына. Нащупав его рукой, она крепко обняла мальчика и поцеловала того в лоб, прикрыв глаза с таким выражением, словно нашла самое ценное сокровище в этом мире. – Какое счастье…

- Адель! – одернул её Пит, заставляя прийти в себя и обращая на себя внимание. – Что случилось?

- Пит! – из глаз молодой женщины полились слезы, и у Верховного мага сжались кулаки. Он захотел найти князя и раздавить его череп. За что – сам не знал. Просто захотел.

Аделия сквозь слезы рассказала ему о происшествии с огромной змеей, о появлении Высшей и о тех словах, которые та просила передать ему. Пит видел, что Адель старалась держаться, говорить ровно и связно, но иногда сила духа изменяла ей, и молодая женщина плакала. Она не рыдала, не заливалась слезами и не скатывалась в истерику, за что Пит зауважал её ещё больше. Это было искренне проявление женской слабости, неспособности противостоять чему-то более сильному и жестокому. Тому, от чего Пит был обязан её защитить.



Алисия Эванс

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться