Материализация

Размер шрифта: - +

Глава 1

Деревенька, примостившаяся на самой границе зоны отчуждения, когда-то носила название Кирес. Будучи мелким и непримечательным населенным пунктом, она немногим была известна в довоенные годы, и мало кто заметил ее исчезновение с официальных карт после войны. Скупые упоминания о ней можно найти в архивах давности двадцати пяти и более лет, да и те будут представлять собой лишь строчки статистики: данные переписи населения, информация о налоговых сборах и тому подобные мелочи. О тюрьме, располагавшейся поблизости, было известно немногим больше... причем при внимательном чтении архивов создавалось впечатление, что те были основательно подчищены. 

Может быть, так оно и было. Но теперь это не имело особого значения: территория, на которой некогда располагались и Кирес, и тюрьма, официально относилась к "зонам экологического бедствия". Вроде бы она стояла в планах на восстановление экологии, но где-то в самом конце многостраничного списка. Вряд ли ослабевшие и заметно трясущиеся руки королевства дотянутся до нее в ближайшие десятилетия. 

После войны многое было забыто и брошено на произвол судьбы. В том числе и то, о чем забывать вовсе не следовало...

...но, право слово, кого может заинтересовать обыкновенная заброшенная тюрьма, не имеющая иного названия, кроме давно уже не действительного порядкового номера?

Определенно, охрана этого непримечательного объекта на совершенно непримечательной территории не стоила затрат и без того скудного бюджета.

* * *

Заброшенная дорога, залитая ярким светом полуденного солнца, не казалась такой уж зловещей. По обе стороны от бывшей проезжей части возвышались пожухлые, но все-таки живые деревья, а само покрытие было вполне ровным, хоть и испещренным трещинами. 

В принципе, ничего удивительного в этом не было: бомбардировки велись чуть дальше. Как раз там, куда сейчас держал путь потрепанный аэромобиль - быть может, первый транспорт, появившийся здесь за последние двадцать четыре года. 

У развилки водитель заглушил двигатель. Несколько секунд спустя двери машины открылись, и из нее вылез массивный, бритый наголо мужчина. Одет он был в широкую куртку полувоенного образца и камуфляжные штаны; на его ногах красовались потертые сапоги из специальным образом укрепленной кожи. Кобура с бластером, прикрепленная к поясу, придавала ему еще более угрожающий вид. 

В руках мужчина сжимал планшет - и казалось, что пластик вот-вот промнется под его мясистыми пальцами. 

Задумчиво пожевав губами, здоровяк с сомнением посмотрел на прямую широкую дорогу, теряющуюся за линией горизонта. Нахмурившись, перевел взгляд на ее ответвление - точнее, широкую просеку, теряющуюся в лесу. Сверившись с планшетом, помрачнел еще сильнее.

- Ну что там, Даррен? - из аэромобиля показалась молодая женщина. - Разобрался? 

Она покрепче стянула на затылке узел светло-каштановых волос и оправила сбившуюся куртку. Глубоко вдохнув, сморщила острый нос:

- Пылища какая в воздухе висит. 

- Радуйся, что не ядовитый газ, - буркнул Даррен. - А с дорогой - черта с два поймешь. Поди сюда. Видишь? Карта не обновляется. И уже давно, судя по всему. Так что я понятия не имею, где мы, и на каком повороте сворачивать. Ты у нас проводник, вот и соображай.

Женщина некоторое время изучала карту, периодически оглядываясь по сторонам или бросая взгляд на небо. В конце концов она решительно вручила планшет обратно: 

- Сворачивай на эту просеку. Мы уже совсем рядом с деревенькой. Если поедем дальше, попросту упремся в стену, и придется разворачиваться.

Даррен немного помолчал, угрюмо глядя на чахлый лес.

- До места еще не доехали, а проблемы уже начались. Вечно у нас все через... 

Не договорив, он раздраженно махнул рукой и первым уселся в машину. Натужно гудя под тяжестью пятерых человек, припасов и обмундирования, та поднялась в воздух и заскользила над плотно спрессованной землей. 

* * *

- И все-таки мне это все не нравится. Вот совсем не нравится. 

- Тебе вечно что-нибудь не нравится, Джим. Хоть бы для разнообразия сказал что-нибудь новое.

Кустистые брови медика сошлись на переносице, когда он поднял взгляд на оппонента. Наставительно постучав толстым пальцем по экрану планшета, Джим пробасил: 

- Вот припомнишь ты мои слова, когда нам всем шеи посворачивают. Невесть кто дает нам заказ на файлы из сверхсекретной лаборатории, брошенной при бомбардировке, а мы и рады стараться! Вот пронюхают об этом в Службе... 

- Заткнись, Джим, - рыкнул с водительского места Даррен. - Службе нынче не до грязного белья двадцатилетней свежести. Вытащим файлы из исследовательского терминала, предадим заказчику и получим оплату. И никто ни о чем не узнает. Хуже будет, если всю инфу потерли перед эвакуацией.

- Док любит разводить панику на пустом месте, - сеть мелких морщинок собралась вокруг быстрых, азартно блестящих глаз Ховарда. - С таким отношением к жизни я бы давным-давно сидел за решеткой. 

- Еще не вечер, Ховард, - уголком бескровных губ усмехнулся Брюс. Болезненно-худощавый, с впалыми щеками, острыми скулами и глубоко посаженными льдисто-голубыми глазами, он производил немного жутковатое впечатление. - Мне тоже не очень-то нравится вся эта история. Но мы уже взялись, разве нет? 

Выдержав паузу, он зловеще добавил:

- Будь что будет.

Дагна, единственная женщина в команде, в разговор не вступала. Она сосредоточенно смотрела в окно, периодически переводя взгляд на планшет, непрочно установленный на приборной панели перед ней. Время от времени она что-то черкала на прижатом к колену листе бумаги. 

Разговор заглох сам собой. В повисшей тишине можно было расслышать, как снаружи шумят на ветру кроны деревьев. Дорогу усеивали пожухлые желтые листья, будто на дворе стояла середина осени, а не начало лета. Сухая земля, которую можно было увидеть из окна аэромобиля, имела серовато-бурый оттенок. Среди деревьев то и дело мелькали высохшие стволы с почерневшей корой. 

- Зачем было применять химическое оружие, если литтерийцы хотели уничтожить тюрьму? - задумчиво протянула Дагна. - Это... странно, вам не кажется? 

- Нормальные бомбы они тоже использовали, - буркнул в ответ Даррен. - Видимо, хотели убедиться, что никто не выживет после атаки. 

- Другого смысла я не вижу, - негромко подтвердил Брюс. - Только химоружие пошло в ход чуть позже первой бомбардировки. После того, как войска Литтера оттеснили с этой территории. 

- Откуда ты...

- Работал я с ребятами из той эскадрильи. Была пара сложных... людям трудно понять, зачем травить собственные территории, на которых и врага-то больше нет. 

- Неужели мы видим раскаяние бывшего особиста? - насмешливо приподнял бровь Ховард. 

Под пристальным, тяжелым взглядом собеседника взломщик заметно стушевался. 

- Если причину трудно понять, - с нажимом произнес Брюс, - это не значит, что ее не было совсем. 

- Ты хочешь сказать...

- Я понятия не имею, что там произошло. И для чего использовалась эта тюрьма на самом деле, тоже не знаю. Но лучше нам не расслабляться.

Его худые, цепкие пальцы будто невзначай легли на рукоять пистолета. Взгляд голубых глаз стал совсем уж непроницаемым. 

Деревья постепенно расступались, а дорога становилась все шире. Впереди замаячил столб с криво прибитой, искореженной металлической табличкой. Ее покрывал слой грязи, и давным-давно изъела ржавчина, однако выжженные буквы все еще можно было разобрать.



Анна Назаренко

Отредактировано: 06.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться