Материализация

Размер шрифта: - +

Эпилог

Дар­рен си­дел на ниж­ней сту­пень­ке лес­тни­цы, уро­нив под­бо­родок на сцеп­ленные паль­цы рук. Вы­ход из бун­ке­ра был все­го лишь в нес­коль­ких мет­рах над ним - мож­но хоть сей­час под­нять­ся на­верх и по­любо­вать­ся на пыль­ный ко­ридор ад­ми­нис­тра­тив­но­го бло­ка. Из-за по­рога, ко­торый он уже ни­ког­да не пе­рес­ту­пит. 

На­ем­ник тя­жело вздох­нул. Пос­мотрел на­верх из-под хму­ро на­суп­ленных бро­вей. Очень хо­телось зло сплю­нуть на пол, но да­же это­го он сде­лать не мог: у приз­ра­ков нет слю­ны. 

- Ни хар­кнуть, ни за­курить, ни на­пить­ся с го­ря, - про­тянул Дар­рен в пус­то­ту. Горь­кий сме­шок эхом от­ра­зил­ся от сталь­ных стен. 

- При­выкай. 

Жен­щи­на по­яви­лась из ни­от­ку­да. При­сев ря­дом с ним, об­хва­тила се­бя ру­ками, буд­то на­де­ялась сог­реть­ся. 

- Здо­рово, Бет. Ре­шила сос­та­вить мне ком­па­нию? 

- Бе­ат­рис, - раз­дра­жен­но поп­ра­вила его ко­мен­дан­тша. Сер­ди­то под­жа­ла гу­бы и за­чем-то зап­ра­вила за ухо не­пос­лушный ло­кон. - На ком­па­нию друг дру­га мы те­перь об­ре­чены. 

- Ага. Я прос­то счас­тлив. 

Он по­мол­чал, раз­ры­ва­ясь меж­ду же­лани­ем ис­те­ричес­ки рас­хо­хотать­ся или взвыть от бе­зыс­ходнос­ти. Ис­ко­са взгля­нув на со­бесед­ни­цу, до­бавил: 

- Спа­сибо за идею, кста­ти. Я бы сам в жиз­ни не до­думал­ся на­вешать та­кой лап­ши это­му уро­ду. А так хоть ре­бят спас... не всех, но все-та­ки. 

Сла­бое уте­шение, на са­мом де­ле. Но за не­име­ни­ем луч­ше­го сго­дит­ся и та­кое. 

- Я уже жа­лею, что поз­во­лила те­бе это сде­лать, - не­мед­ленно ок­ры­силась Бе­ат­рис. - Кто-то из тво­ей бан­ды все-та­ки вы­нес ин­форма­цию из ла­бора­тории. Те­перь эти дан­ные по­падут черт зна­ет к ко­му. 

Она по­далась впе­ред, сер­ди­то гля­дя пе­ред со­бой. В ее при­щурен­ных гла­зах чи­талась не­под­дель­ная злость, гу­бы до­сад­ли­во кри­вились. 

- Слу­шай, ты труп уже боль­ше двад­ца­ти лет. Те­бя еще вол­ну­ет, кто и ко­му соль­ет эту дрянь? 

Офи­цер­ша сме­рила его уни­чижи­тель­ным взгля­дом: 

- Я по­гиб­ла за то, что­бы "эта дрянь" не вып­лы­ла на­ружу, - про­шипе­ла она. - Ес­ли это по­падет к лит­те­рий­цам...

- Для те­бя ни­чего не из­ме­нит­ся. Вот во­об­ще ни­чего. К сло­ву, с Лит­те­ром у нас мир уже лет двад­цать. 

- Это ничего не значит.

- И сно­ва мер­твая ба­ба бес­по­ко­ит­ся о чу­жих проб­ле­мах. Твое обо­жа­емое го­сударс­тво бро­сило те­бя гнить здесь, или я че­го-то не по­нимаю?

- Бро­сило. Но я дол­жна чем-то за­нимать мыс­ли. Бес­по­ко­ить­ся о чем-то. Чем-то до­рожить. Ина­че свих­нусь, как он.

Она спря­тала ли­цо в ла­донях. Ее спи­на сгор­би­лась, пле­чи бес­силь­но по­ник­ли - ка­залось, вот-вот зат­ря­сут­ся от ры­даний. В ка­кой-то мо­мент Дар­рен поч­ти по­чувс­тво­вал жа­лость к ней, но тут жен­щи­на вски­нула го­лову и вновь на­пус­ти­ла на се­бя не­воз­му­тимый и вы­соко­мер­ный вид. На­важ­де­ние не­мед­ленно раз­ве­ялось. 

Дар­рен сно­ва про­мол­чал. Лишь от­ме­тил про се­бя, что в их по­ложе­нии бе­зумие, по­жалуй, не са­мый худ­ший ис­ход. И, ско­рее все­го, не­из­бежный. 

- Рас­ска­жи мне, что про­ис­хо­дит на­вер­ху, - вне­зап­но смяг­чившим­ся то­ном поп­ро­сила Бе­ат­рис. 

- Что кон­крет­но? 

- Все. У нас пол­но вре­мени, не так ли? 

Дар­рен не­весе­ло ух­мыль­нул­ся. "Пол­но вре­мени" - вер­но под­ме­чено. Веч­ность в заб­ро­шен­ной тюрь­ме, в ком­па­нии мер­твой служ­бис­тки, Ховарда, сейчас потерянным привидением бродившего по лаборатории, и съ­ехав­ше­го с ка­тушек мань­яка. 

Кто-то - то ли "кли­ент", то ли оби­жен­ная лю­бов­ни­ца - од­нажды пред­рек ему веч­ные му­ки в аду. Чер­тов­ски прав ока­зал­ся этот "кто-то".

Тя­жело вздох­нув, Дар­рен на­чал рас­сказ. С каж­дым сло­вом он все боль­ше пог­ру­жал­ся в вос­по­мина­ния, и ни­ког­да преж­де они не ка­зались быв­ше­му сол­да­ту и на­ем­ни­ку та­кими при­ят­ны­ми. 

Не та­кая уж и дрян­ная жизнь у не­го бы­ла, как те­перь вы­яс­ни­лось. Уж точ­но луч­ше, чем у Виль­ера, при­та­ив­ше­гося в те­ни бо­ково­го ко­ридо­ра. 

Он наб­лю­дал. И вновь те­шил се­бя меч­та­ми о кро­вавой рас­пла­те, как и мно­гие го­ды до это­го. 


Три дня спус­тя

Явоч­ная квар­ти­ра не мог­ла пох­вастать изыс­канностью ин­терь­ера. Всей об­ста­нов­ки - пот­ре­пан­ный ма­тер­ча­тый ди­ван, по­коцан­ный сто­лик на шат­ких нож­ках да ста­рый те­леви­зор на сте­не. Единс­твен­ное окош­ко заб­ра­но де­шевы­ми жа­люзи, про­пус­кавши­ми в ком­на­туш­ку рас­се­ян­ные лу­чи све­та. Не­ког­да бе­лый, но с го­дами при­об­ретший жел­то­вато-се­рый от­те­нок ко­вер пес­трел проп­ле­шина­ми на вы­тер­том вор­се.

Брюс за­дум­чи­во по­вер­тел в ру­ках пред­ло­жен­ную хо­зя­ином бан­ку пи­ва. Про­читав над­пись на эти­кете, смор­щился и пос­та­вил вы­пив­ку на сто­лик. 

Муж­чи­на неп­ри­мет­ной внеш­ности и не­оп­ре­делен­но­го воз­раста, удоб­но ус­тро­ив­ший­ся на ди­ване, улыб­нулся угол­ком губ:

- Я-то ду­мал, об­ще­ние с на­ем­ни­ками сде­ла­ет те­бя ме­нее при­веред­ли­вым. Ви­жу, что-то в этом ми­ре ос­та­ет­ся не­из­менным. 

- Да­же на­ем­ни­ки не пь­ют "Диль­вейн". Не­уже­ли те­бе не вы­дали пре­мию, До­нован? Или те­бе прос­то жаль рас­ко­шелить­ся на нор­маль­ное уго­щение для ста­рого дру­га? 

- С та­кими друзь­ями как ты, Брюс, вра­гов не на­до, - До­нован от­хлеб­нул из сво­ей бан­ки и пос­пе­шил за­есть мер­зкий вкус пой­ла кус­ком кол­ба­сы. - Ты хоть зна­ешь, что за дрянь вы­тащил из это­го бун­ке­ра? 

- Я удив­лен, что зна­ешь ты. Или это бы­ла не­ук­лю­жая по­пыт­ка уз­нать боль­ше, чем те­бе по­ложе­но? 

До­нован ве­село фыр­кнул, скрыв про­мель­кнув­шую на ли­це до­саду: 

- Под­ло­вил. Я знаю толь­ко, что на­вер­ху твоя ин­форма­ция выз­ва­ла тот еще ажи­отаж. Чувс­твую, обер­нется это для те­бя по­выше­ни­ем... ну, или без­вре­мен­ной кон­чи­ной. Как по­везет. 

- Да уж, здесь ни­ког­да не уга­да­ешь. Мне бы уже, по-хо­роше­му, о пен­сии, а не по­выше­нии ду­мать. За пол­ве­ка пе­рева­лило, а я все на по­левой ра­боте... а, к чер­тям. Это все ли­рика. Что там с на­шим за­каз­чи­ком? Как я и ду­мал, или что-то не­ожи­дан­ное? 

- Лит­те­рий­цы, - вып­лю­нул До­нован с от­вра­щени­ем. - Не­уди­витель­но, в этом ты прав. Пос­ледний год они, мож­но ска­зать, пос­то­ян­ны­ми кли­ен­та­ми у Дар­ре­на Крей­ва зна­чились. Я да­же на­чинаю ду­мать, что он прек­расно знал, на ко­го ра­бота­ет. 

- Мо­жет, и знал, - не стал от­ри­цать Брюс. - Пря­мых под­твержде­ний я не за­метил, но он всег­да был очень скрыт­ным ти­пом. Как бы то ни бы­ло, доп­ро­сить его уже не вый­дет.

При этих сло­вах на ли­цо аген­та буд­то тень на­бежа­ла. Зяб­ко по­ежив­шись, он все-та­ки при­ложил­ся к бан­ке де­шево­го пи­ва. Сде­лал гло­ток, да­же не по­мор­щившись. 

- А ос­таль­ные? - пыт­ли­во по­ин­те­ресо­вал­ся До­нован, хищ­но при­щурив­шись. 

- Шес­терки-то? Точ­но ни­чего не зна­ли. Да­же про­верять не­чего. 

Не­кото­рое вре­мя они си­дели мол­ча, с прос­нувшим­ся ап­пе­титом пог­ло­щая про­пер­ченную кол­ба­су и за­пивая ее пи­вом. Со сто­роны мог­ло по­казать­ся, что двое дав­них дру­зей соб­ра­лись об­су­дить фут­боль­ный матч по­даль­ше от жен-ме­гер. 

- Это ведь бес­пер­спек­тивная за­тея - спра­шивать те­бя, что про­изош­ло в том бун­ке­ре? 

- Аб­со­лют­но. Ин­форма­ция как бы­ла под гри­фом, так и ос­та­лась, и я бы не хо­тел стать тем са­мо­убий­цей, ко­торый ее раз­гла­сит. 

- Ты очень ра­зоча­ровал ре­бят, ко­торые сей­час прос­лу­шива­ют наш раз­го­вор. 

- Пусть выс­лу­жива­ют­ся за чей-ни­будь еще счет. Бла­гот­во­ритель­ностью не за­нима­юсь. 

Он из­де­ватель­ски пос­ту­чал по крыш­ке сто­ла, скры­вав­шей один из мно­жес­тва ус­та­нов­ленных в ком­на­те жуч­ков. 

- Что я мо­гу те­бе ска­зать, так это то, что до это­го по­хода я был еще не сов­сем се­дой. Те­перь же... - Брюс вы­рази­тель­но про­вел ла­донью по ежи­ку се­реб­ристых во­лос. 

Он не стал го­ворить, что до сих пор ог­ля­дыва­ет­ся по сто­ронам, вы­ис­ки­вая в те­нях нак­репко впе­чатав­ший­ся в па­мять си­лу­эт и го­рящие не­навистью гла­за. 

Юные аван­тю­рис­ты, меч­тая о не­забы­ва­емых прик­лю­чени­ях, оп­ре­делен­но име­ют в ви­ду неч­то иное. 



Анна Назаренко

Отредактировано: 06.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться