Маугли 2120

Глава 4 Тигриное логово

Грей шел молча. Он устал от такой скорости, но не жаловался. Настоящие герои и верные друзья не предают и не отступают.

Правда, в глубине души Маугли Грею скорее нравился. Но Грей младше, а Волк опытный боец и ошибиться не может - у него же чутье.

Грей спотыкался в темноте о камни и думал, что на месте Маугли ушел бы сам, не прячась за спину Акелы. Чтобы Стаю не ссорить. Если Маугли сильный, он и один выживет. Зато героически. Героически - это было для Грея очень важно.

Он подумал, что сейчас Ракша сидит на одеяле, наливает сладкий чай, раздает оладьи. И что-то смешное спрашивает про мутантов Кирилл, и ему будут давать имя, если решат оставить. А на празднике по этому поводу некому играть на гитаре... Грей зябко передернул плечами, в носу защипало. Он испугался и вытер нос рукавом - Волк не должен видеть слабости. Теперь Грей его правая рука. И единственный боец.

Волк вытащил фонарь и задумался. В Свободной Зоне если нет жилья - и фонарей нет, так что темнота накрывает землю полностью. Осенью из-за облаков редко показывается хоть какое-то светило. Есть два времени суток - ночь и серые сумерки.  Включить фонарь плохо, их издалека будет видно. Но без него легко сойти с тропы и переломать ноги. В Свободной Зоне часто пользовались автомобилями, хотя в некоторых ямах мог бы застрять самосвал, дорогу разъездили, грязь прихватило ледком. Грей жался к нему и растерянно переминался с ноги на ногу. Мальчишка мерз.

До обиталища Тигров надо было дойти, пока остались силы -  снаряжения, чтобы ночевать в лесу поздней осенью, у них не было. Лучше всего Волк умел вписываться в структуру. Стая была хороша, но там слишком многое оставалось на эмоциях. По-детски.

Грей осторожно сжал его руку:

- Мы правда теперь будем банда?

- Мы уже, - ответил Волк, - шапку надень.

И тут в воздухе загрохотало. Со стороны леса по воздуху неслась цепочка красных огней.

Волк вцепился Грею в плечо и дернул его на землю. Лед обжег руки и щеку, вокруг поднимались лысые палки кустарника. Укрытие от обстрела, прямо скажем, никакое, но лучше, чем лежать черным пятном на припорошенном снегом поле.

Цепь огней обрастала гулом и грохотом, слышались отдельные выкрики, музыка, рычание мотора. Аэробайкеры считали, что звукопоглощающие системы - для слабаков и дедков из Серой Зоны. Когда они пронеслись над ними, Грей вжался в теплый бок Волка, не думая о героизме. Рядом с его головой шлепнулась, расплескивая остатки пива, жестяная банка.

У забора впереди один за другим стали вспыхивать фонари. Аэробайкеров ждали, затаившись у стены, а теперь открывалось поле огней в тридцать. Со стороны это было даже красиво. Звезды с неба падали в цепочки огней на земле. Красные смешивались с желтыми. Танец диких светлячков с ревом, искрами, вспышками лазера.

Но вот первая жертва кометой унеслась в соседний кустарник. Сначала  с криком врезался в землю темный силуэт, за ним байк, который все еще крутился, разбрызгивая искры. Ветки вокруг вспыхнули, освещая место крушения.

В Свободной Зоне нет законов. И есть. Как в джунглях. И один из неписаных законов – не лезь в чужую охоту. Волк дернул Грея за собой и пополз под уклон, подальше от этой разборки. Туда, где можно будет встать в полный рост и бежать к лесу. Здесь легко примут за недобитого врага и те, и эти.

В лесу было тихо и темно. Дорога хорошо прокатана вездеходом, упавшее дерево заботливо оттащено на обочину. Фермеры делали эти дебри жилыми. Звуки побоища сюда долетали, у забора виднелось зарево – горели уже три байка. Волк убедился, что никто не сел на хвост, решив поразвлечься охотой на пешеходов, зажег фонарь и зашагал вперед. Это в играх ночной лес кишит маньяками, каннибалами и упырями. Маньяки не идиоты болтаться в пустом осеннем лесу, упыри тоже. Нарваться на волка куда проще, но зверей вокруг больших городов мало. А здесь и вовсе есть только одно правило – не трогай хозяйку. Волки в этом лесу сытые. Все, кроме одного…

Волк уверенно шагал на северо-восток, минуя утоптанный поворот к ферме. Тигры захватили коттеджный поселок, и теперь это была по-военному укрепленная база. Комфорта там стало поменьше, зато безопасности хоть жопой ешь – туда даже полицейские не сунутся. Незачем им. Тигры не буянят в приличных зонах, их не трогают в Свободной. Каждый охотится на своей территории. Волк хорошо знал, что такое менять свободу на безопасность. Почему бы не сделать это еще раз?

Главное для жителей Свободной Зоны – забор. Это не просто штука для красоты. Это крепость. Лицо. Гордость. Это заявление о себе. Если твой забор не снесли – значит, тебя уважают. Если ты потерял забор - грош цена твоей свободе, по которой каждый может протоптаться.

Забор у Тигров был что надо. Диодные фонари, когда-то украшавшие спортивную арену, теперь подсвечивали многие метры эпического рисованного полотна. Райтер Тигров изобразил на заборе историю банды. Ее врагов, ее соратников, ее победы, ее законы. И даже указания, по какому адресу могут отсюда идти те, кому эта тигриная жизнь не нравится.

- А они правда сначала разговаривают, потом стреляют? – спросил Грей, растирая замерзшие пальцы. Огоньки света в жилых домах его манили, а вот вышка над КПП на въезде подозрительно напоминала надзирательские на границе Красной зоны. Грей хорошо их помнил.



Анастасия Купцова Елена Максимова

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться