Маятник времени

Размер шрифта: - +

Глава 12. Русалки

Глава 12. Русалки

 

— Наши дальнейшие действия? — Тамина практически посерела в лице, хотя это было скорее отражение серости и безысходности самого острова. Не предвещающая ничего хорошего толпа замерла подобно надрессированным псам. Только и ждет сигнала.

Действия? Если бы Адриан знал.

— Вероятно, действуем по наитию.

— Это как? — не поняла вещунья.

— Как обычно поступает Аманда при ссоре — делает ноги. Давай и мы последует проверенному опытом обычаю.

Маленький, едва уловимый шаг назад. Толпа даже не моргнула. Только угрожающе зашипели факелы. Еще один неуверенный шаг назад… Кто-то из оппонентов выдвинулся вперед, откалываясь от общей стаи.

— Попробуем скрыться в том, что здесь называется лесом, — Адриан озадаченно оглядел пепелище.

Укрыться за пнями казалось весьма проблематичным. Черт, ну вот почему он не додумался захватить с собой арбалет? Правда, кто вообще на свадьбу арбалеты берет? А потом и времени на сборы не было. При себе только охотничий нож. Сильно он поможет, когда в ход пойдут топоры и вилы?

— Если напрямик, по левую руку русалочий водоем, — Тамина бегло оглядывала территорию, пытаясь вытащить из закоулков памяти полезные воспоминания. — И каменные ущелья. Там можно укрыт… Аааа!

Задетая рыболовная сеть, укрытая до того ковром сухих листьев, взметнулась вверх и в сторону, увлекая и волоча по колючей земле вещунью. Адриана зацепило на излете, сбив с ног, но он быстро вскочил обратно. Тамина же оказалась безнадежно порабощенная ловушкой и всячески извиваясь, пыталась выбраться из сети. Ловко, однако. Наверное, именно из-за расставленных капканов русалки и покинули этот берег.

— Хватай, дьяволицу! — донеслись до них крики, а в следующее мгновение все потонуло в хаосе поднявшегося топота.

У Адриана имелось в наличии два пути: наплевать на спутницу и бежать, либо рискнуть и попытаться ее высвободить раньше, чем кто-нибудь нанижет его на вилы. Какой уж тут выбор.

Выхватив нож, молодой человек подлетел к сетке.

— Ну давай же… — раздраженно цедил он сквозь зубы, пытаясь перерезать веревки.

Завершить дело до конца не удалось. Кто-то больно схватил его и оттащил в сторону. Несколько дородных мужчин в старых застиранных одеждах и заросшим лицом, не знающим бритвы, наверное, последние лет десять, в предвкушении расправы сверкнули глазищами.

Завязалась потасовка. Бедному Адриану оказалось весьма проблематично отбиваться против своры единственным ножиком. В какой-то момент, раздраженно пнув одного из соперников, молодой человек обзавелся и повидавшим виды топором, но шансов на победу это не повысило. Едва рядом с ними упало бездыханное тело собрата, мужчины рассвирепели еще больше. Милосердия ждать уже точно не приходилось.

Тамина поспешно пыталась выкарабкаться из-под подрезанной сети. Руки и ноги путались в веревках, но с горем пополам она умудрилась наполовину высвободиться. В тот самый момент, когда вторая часть своры, в большинстве своем женщины, а среди них несколько не особо доброжелательных детишек, бросились к ней, угрожающе размахивая факелами. Левую руку пронзило болью, в нос ударил запах паленых волос. Пламя зацепило ее на излете.

На помощь Адриана, которого накрыла толпа орущих и толкающихся спин, рассчитывать не приходилось. Едва ли не впервые за всю ее жизнь Тамине пришлось воспользоваться самым мерзким и отвратительным даром русалки — смертоносными когтями. Представляя собой малопривлекательное зрелище, они могли появляться от желания и были способны разодрать человеческую плоть легким прикосновением. Именно так ее сестры и расправлялись с несчастными: утаскивали еще живых, но уже захлебывающихся на дно, раздирая голыми руками их грудные клетки.

Несколько женщин в диком крике отпрянули назад, хватаясь за лица, на которых теперь кровавыми бороздами красовались длинные порезы. Остальные, что оказались поумней, вовремя поотскакивали, закрываясь факелами. По шрамах на руках становилось понятно, что им уже однажды доводилось сталкиваться с русалочьим “маникюром”.

Вещунья завопила от боли, когда что-то проткнуло ей так и не выпутавшуюся из сети голень. Юный мальчишка, едва ли ему было больше двенадцати, всадил в нее вилы, казавшиеся явно не по размеру начинающему герою. Удар здоровой ногой и мальчишка упал на землю. Сдерживаясь, чтобы снова не закричать, вещунья со слезами схватилась за импровизированное оружие. Одно из зубьев вилы с причавкивающим звуком вышло из голени, уже утопающей в крови.

Времени оставалось все меньше и меньше. Адриан с трудом отбивался и начинал выдыхаться. Порезанные рукава и рассеченная бровь лишь давали это понять воспрявшим духом мужчинам. То, что их число поубавилось на четверть, видимо, никого не пугало.

Тамина же, на которую снова набросились неугомонные женщины, ползком и едва не теряя сознание, поспешно высвободила покореженную ногу из сетей. В какое-то мгновение ей это удалось и, извернувшись, она швырнула треклятую сеть на своих преследователей. Не сказать, что это сильно помогло, но время выиграло.

Схватив все те же окровавленные вилы, девушка, продолжая передвигаться ползком, ударила ими одного из мужчин — самого дотошного и живучего, как раз повалившего Адриана и целенаправленно пытающегося, размозжить его голову разделочным мясницким тесаком.



Ирина Муравская

Отредактировано: 16.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: