Маятник времени

Размер шрифта: - +

Глава 14. В сердце вражеского логова

Глава 14. В сердце вражеского логова

 

 Кому играть роль арестанта? Выбор невелик: точно не Джеку и Адриану, мужская сила и умение держать в руках оружие пригодятся в другом деле, и точно не Аманда — та, подлатаная Кэт, уже вовсю занималась попытками создать вакцину. Сделать пленным Патрика? Да он же будет как потерявшийся в толпе ребенок, к тому же не хотелось подвергать его опасности. Оружие юного алхимика — это знания, и вряд ли они ему чем-то могут помочь за решеткой.

   Томас добровольно и отчаянно рвался в бой, несмотря на болезненную бледность при одном только упоминании вооруженных гвардейцев, притаившихся за стенами поместья. Нет, его Аманда точно не желала втягивать в их разборки и уже успела договориться, чтобы ведьмочка приготовилась отправить друга обратно домой. Том и так задержался в Эридане на непростительно долго.

   Методом исключения жребий был брошен между Кэтрин и Таминой, но в силу способностей, первая имела больше шансов на успех и возможные пути отступления. С другой стороны, вещунья права: алхимикам лучше лишний раз не светиться, и в этом случае — она более выгодный кандидат. И все же выбор пал именно на Кэт. Глупо отрицать — магия не самый плохой союзник.

   На том и порешили, разойдясь по разным комнатам и готовясь к началу операции. Томас отправился вслед за подругой, пытаясь отговорить отправлять его домой, Кэтрин побежала искать магистра Николаса, а Тамина постаралась как можно более незаметно ускользнуть в свою спальню, не попадая на глаза Райану. Молодой человек хотел закончить прерванный разговор, она это знала и старательно искала способа его избежать.

   То, что между ними происходило — пугало и настораживало, а случае с Таминой не нужны были и никакие откровения — вещунья и так знала, что происходило в голове Бранда. Сомнения, непонимание, готовность поддаться эмоциям. Последнее особенно сильно пугало ее, память еще не стерла воспоминания прошлой неудачной попытки наладить личную жизнь.

   А теперь, когда она окончательно застряла в Эридане без шанса на возвращение в родные края, все стало только запутанней. Что ей делать и как поступить? По совести или следовать инстинктам? Но рушить чужие жизни, снова и снова… нет, к такому она не готова.

  В дверь постучались. Разумеется, Райан. Когда не нужно, он умел быть настырным.

— Не думаю, что эту тему стоит снова поднимать… — не оборачиваясь, ответила Тамина, замерев у окна и накручивая на палец прядь непослушных волос.

— Это несправедливо. Могу я хоть какие-то мысли оставить при себе?

— Сомневаюсь, — легкая улыбка тронула губы девушки. — Для этого ты выбрал неправильного собеседника.

   Тишина за спиной. Тамина не сдержалась и обернулась. Райан стоял у туалетного столика и без особого интереса разглядывал женский гребень, украшенный изумрудными вставками.

— Может, все же попробуем? — не поднимая головы, спросил он.

— А есть смысл? — девушка потерла царапины на руках, оставленные плавником сестры.

— Считаешь, его нет? — молодой человек отложил гребень, подходя к вещунье. Та пристально вгляделась в его лицо.

— Как себя чувствуешь?

— Нормально. Слабость не уходит, но нормально.

— Это лишь первые симптомы.

— И когда ждать ухудшения?

— День, два… не знаю. По этому вопросу лучше обратиться к Аманде.

— Ей пока не до того. Будем надеяться, что времени хватит.

— А потом?

— Ты мне скажи.

   Райан взял ее за руку.

— Ты бы хоть попытался скрывать мысли, — против воли улыбнулась Тамина, не пытаясь отстраниться.

  Порой это не так уж и это хорошо — знать наперед скрытые человеческие желания. И зачастую не только желания, но и внутренние споры. Споры, что не должны становиться известны еще кому-то. Зачастую это настолько личное, что вещунья неоднократно жалела, что не способна отключать свой дар. Порой неведение — добродетель.

   Молодой человек безразлично пожал плечами.

— Я всегда делал то, что от меня ждали. “Будь лучше, Райан. Не позорь имя семьи, Райан. Посмотри, чего добился твой брат, мы так им гордимся”. Меня учили сражаться за короля, быть преданным ему, а теперь…

— А теперь ты идешь против них. Но ты ведь знаешь, что это правильно.

— Кто может сказать наверняка, правильно ли?

— Только ты. Ты увидел и узнал достаточно, чтобы больше не повиноваться слепым обязательствам. Сейчас выбор делаешь ты и только ты.

— Не совершить бы главную ошибку. Ты доверяешь алхимикам?

   Тамина задумчиво разглядывала их сцепленные руки.



Ирина Муравская

Отредактировано: 16.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: