Меч Ужаса

Размер шрифта: - +

Фрагмент 2

За стенами форта вновь показалась панорама разрушений, чуть укрытая длинными вечерними тенями. Я скорее нашёл взглядом дорогу и приближающиеся фигуры гномов. Перечитав понял, что нет русоволосых братьев – Хрура, Локра и Егора. Тревога пуще прежнего сдавила грудь.
На лицах сородичей отражается тень большого горя. Стоило нам приблизиться  друг к другу, как обозники заголосили единым стоном. Чтобы точнее узнать, что же случилось с обозом, пришлось подождать, пока успокоятся и восстановят дыхание.
Заговорил Виктор:
– Обоз разграблен! Большая часть товаров похищена! Братья остались собирать, что осталось.
Ребята вокруг зашумели.
– Тролли? – выдохнул я.
– Гоблины! Проклятый день сегодня, Ор свидетель! – горько сказал Виктор.
– Их же не было в округе никогда, – удивился я, быстро думая, как быть.
– Так и тролли близко не подходили, а теперь вот…– Виктор совсем приуныл.
– Так, кто со мной пойдёт в погоню за гоблинами? – спросил я.
Гномы опешили. Звать весь отряд пехоты, что оставлен для охраны форта, не вариант, поэтому смотрю на обозников.
– Я! – отозвался Щитор, моложе меня и первый кандидат в разведчики. От него инициатива ожидаема.
– Ноёрд, – позвал я нашу легенду, самого высокого и худого гнома, – тебе лучше бежать дальше с донесением. 
– Может ты?
Виктор, к которому я обратился последним, чуть пожевал губы и кивнул. Вызвалось ещё по одному из пехотинцев и обозников. Анна, которая  к этому времени уже подошла и с некоторым испугом вслушивалась, произносит:
– Ворк, ты так собрался за гоблинами гоняться?
Я залился краской, да и ребята заулыбались – все в броне, один я в легких белых штанах и с оголённым торсом.
– Оденусь и пойду, – чуть нервно отозвался я.
– Хоть ополоснись, герой, – мягко обратилась она, выделив последнее слово так, что каждый присутствующий понял много больше, чем факт признания героизма. – Пошли! Даже не отдохнул, не поел, не помылся… Никуда эта жабья зелень не денется, если ты немного уделишь времени себе.
Лунарка говорит и увлекает в форт. Я обернулся, дабы дать понять, что скоро буду, заулыбавшиеся гномы, тут же поддержали и кивками, и сжатыми кулаками.
Признаться, увещевания Куницы нашли отклик внутри, всё же путь ожидает неблизкий – только до Северных Ворот, куда приходят обозы от эльфов, идти несколько вёрст. Сколько ещё придётся за гоблинами гоняться – неведомо, возможно, всю ночь. Смущающей заботой, Анне удалось отвлечь от случившегося, но мысли вернулись, и пока я доверился нежным рукам лунарки, прикинул общее положение дел. Всё далеко не случайно, так не бывает, чтобы в один день напали и те, и эти, да ещё итог очевиден – поля испорчены, а значит еды мы получим мало. Обоз это прежде всего провизия, коей снабжают нас братья-эльфы. И вновь удар пришёлся в самую уязвимую часть Второго Королевства. Это чья-то воля, а так, как в мире Тверди у нас есть лишь один общий враг – Вороний Глаз, мне очевидно, кто виноват. Посмотрим, что решит Совет на этот счёт.
Быстро поев, я забежал в баню смыть пот и грязь. Парилка и запахи манят расслабиться, отдохнуть. Тут же заныли все ушибы и ссадины намекая на поход. Скрипя зубами, набрал горячей воды в ушат, разбавил холодной и быстро нашоркался. Стоило вылить на голову первый ковш воды, как ощутил потрясающую ясность ума и облегчение. Вода словно вдохнула новую жизнь. Сердце наполнилось благодарностью к лунарке, проявившей настойчивость. Броситься за зеленокожими мерзавцами теперь хочу с новой силой.
Анна же не заставила себя ждать, заявившись в мойку. В слабом, неверном свете от лампы и узких окон, её ставшие глубокими глаза, впились в меня, бесстыдно разглядывая и скользя. В руках она держит простынь.
– Эй! – возопил я.
– Чего? Я вытереть тебя зашла, подними руки, – отозвалась Куница, расправляя простынь. На ней уже не было верхней одежды, и под приталенной белой рубахой я отчётливо вижу все формы, достоинство которых впечатляет.
С затуманенным сознанием, я поднял руки. Куница начала с головы. Промокнув волосы, перешла к плечам и начала спускаться ниже. Моё сердце сейчас можно запросто в Кузницу Ора в качестве мехов ставить, ибо кровь оно взялось гнать с дикой силой, а бухает так, что когда Анна вдруг прижалась и её голова оказалась на груди, я подумал, как бы её не оглушить. Всё это для меня ново, я никогда не был с лунаркой наедине, и не собирался. Гномам чаще всего претит всякая похоть, в отличии от лунарок – мастериц в этом деле. Вздрогнул, ощутив, как её грудь, увенчанная острыми твёрдыми сосками, упёрлась в живот. В голове зашумело, а в горле мигом пересохло.
– Ворк, – промурлыкала она, – ты должен вернуться, я прошу тебя. Будь осторожен и не лезь на рожон. Ты такой славный, моё сердце болит и щемит при мысли, что погибнешь. Хорошо?
Она подняла голову, и я смог заглянуть в пылающие глубинным огнём глаза. Сглотнул. Горло не слушается, поэтому просто кивнул.
– Спасибо, – прошептала Куница. – Я буду ждать и верить. А теперь иди, иначе я выпущу пламя своей страсти и гоблины останутся без возмездия.
Она чуть рассмеялась, немного подрагивая всем телом. Мысли, что вынеслись из головы ещё в самом начале, так и остались маячить обрывками где-то вдали. На деревянных ногах я вышел в предбанник, где уже лежат свежие холстяные штаны, рубашка, а рядом и все части доспехов. Спешно одеваюсь, ощущая, как медленно уходит из тела напряжение. Вскоре последний ремешок был затянут и оглядев предбанник, я вышел. Нужно взять оружие и заплечный мешок, если найдётся.
Когда отошёл от форта на приличноее расстояние, из проёма выхода донёсся мелодичный крик Анны:
– Ворк! Ты мне пообещал, помни!
Что-то кричать в ответ стыдно, поэтому я обернулся и вскинул копьё, чуть задержав, а потом снова, чтобы девушка поняла – её слова дошли до сердца.



Владимир Атомный

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: