Меч Ужаса

Размер шрифта: - +

Фрагмент 4

Часть 2.

 

Глава 1.

 

Такие родные, словно вжившиеся в плоть, луга и деревья отступили за спины, и глазам предстала чуть всхолмленная долина. На её зелёных полях видны борозды логов и одинокие островки подлеска. В ещё слабом весеннем зное кристального воздуха, роятся и возносятся бесчисленные насекомые, а в слепящей глубине небес, едва различимы птицы, делающие мерные круги.

Поменялись и запахи, вливая в меня добавочную порцию вдохновения, и так высокого после присоединения Анны. Путь теперь сопровождаем её мелодичным голосом, напористым флиртом и прекрасным обликом. В заплечном мешке я оставил половину из того, что она умудрилась туда набить, забрав остальное себе. Ранец к земле, конечно, тянет ощутимо, но не гному этого чураться, ведь плоть Тверди – наше лоно.

– Хи-хи, почему Гадожор? – спросила она, когда услышала обращение к гоблину.

– Он всё подряд жрёт, например, сороконожку у меня из-под кровати, – поведал я, тоже поддаваясь смеху.

Мы бодро топаем по ещё невысокой траве, пустив вперёд Атакауна. Тот, конечно, бодрости не разделяет, но старается.

– Ну, это ведь даже хорошо. Еды у нас не много, а сможем ли найти в округе – не известно, – проговорила Анна. – Так что мне даже нравится такой проводник. А как тебя зовут?

Гоблин обернулся, удивлённый, что лунарка обратилась к нему.

– Атакаун, – ответил он, последний слог делая глубоким и горловым.

– О! А меня зови Анна или Куница, – мягко обратилась лунарка.

– Ты зря с ним по-хорошему, – предупредил я.

– Но я иначе не умею, Ворк. Пусть в нашем отряде, ты, будешь суровой и надёжной опорой. Атакаун, конечно, не красавец, но в чём-то милый. Смотри, какие ушки у него.

Гоблин споткнулся и что-то пробормотал. Я же расхохотался, поднимая взгляд к горизонту – кругом единообразие и лишь за спиной ещё видны размытые, тёмные контуры Красных Холмов. Стало интересно, как гоблину удаётся ориентироваться, ибо я вообще не понимаю, куда мы идём. Охватило волнение – а не заведёт ли куда подлый сын Тёмного Ока?

– Слышь, Атакаун, а как ты понимаешь, куда идти?

– Цуство… сьслушау цуство, – проговорил он, заметно уставший.

– Привал! – решил я дать отдых проводнику. – А ты поясни, что такое цуство?

– Он, наверное, – заговорила Анна, радостно сбросившая мешок, – имеет в виду чувство!

– Да, – выдохнул зелёный. – Но ието тьолько у меньа.

– О, надо же! – воскликнула Анна а потом добавила: – Может и перекусим, Ворк?

– Давай, – согласился я, глянув в сторону Атакауна. – Ты хочешь?

Гоблин кивнул и вдруг бросился в сторону, распластавшись во всю длину, его пальцы вцепились в нечто извивающееся. Спустя мгновение, мы поняли, что это змея длиной в полтора локтя. Когда он принял нормальное положение, морда была полна кровожадности.

– Ой! – воскликнула Куница. – Ты что же, съешь её?

– Да, – отозвался тот.

Я тут же вступил:

– Только не в нашем присутствии. Чуть отойди и там свои дела делай. И смотри, я редко промахиваюсь, – похлопал я по самострелу, пусть и не взведённому.

Анна, тем временем, тоже отошла, взявшись высматривать что-то в траве. Пару раз склонилась, потом ещё и ещё, я же раскрыл ранец и взялся вытаскивать еду. Времени прошло мало, как под нелицеприятные звуки со стороны гоблина, вернулась лунарка с пучком трав в одной руке и горстью клубней в другой.

– Подождёшь ещё немного? Я быстро приготовлю, только достань ту коробочку, что взял у меня. И ещё бы огня.

Удивившись, я выполнил просьбу. Пламя распалил, использовав для этого алхимическую лампу. Девушка очень обрадовалась и попросила не отвлекать пока колдует над ужином. Я, как раз уже давно терпел нужду. Прихватив измазанного спутника, отправился на поиски низины или ещё какого скрывающего элемента ландшафта. К моменту, когда мы вернулись, очень аппетитно пахло едой. Позже настало время пробовать и хвалить. Воистину, без Анны я такого никогда бы не приготовил. Хорошо, что помывшийся в узкой, но глубокой реке, гоблин, даже носа в сторону вкуснятины не поворачивает.

Бог Ор воистину щедр и помог мне найти подарок для лунарки. Когда она узнала, что, скрывшись в траве неподалёку течёт река, тут же попросила туда проводить. Девушка вымыла посуду и уединилась дабы привести себя в порядок. Мы отошли, и я ощутил знакомое чувство, словно поблизости залегает руда. Оно появилось со стороны реки. Я только и успел, что скинуть облачение и погрузился в воду. Неожиданно глубокая для трёх локтей в ширину, река сомкнулась над головой, нутро полыхает от ощущения драгоценного металла. Руки впились в ил, с неистовством отбрасывая комья и корни. Наконец нащупал искомое – золотой самородок, рванул вверх.

Вынырнув, вспомнил о гоблине, оставшемся без присмотра, но тот только с любопытством пялится на меня. Промыв находку и выбравшись на берег, обнаружил ещё пару мелких золотых комков. Большой самородок прекрасен – в обрамлении белого кварца, с торчащими хоботками, словно дивный цветок. Достойный дар для Анны.



Владимир Атомный

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: