Меч Ужаса

Размер шрифта: - +

Фрагмент 5

Выскочил на берег и бросил гоблину:
– Тащи вещи к лагерю!
Не чувствуя ног, прорываюсь сквозь заросли. Мелкие ямы, кочки и ветки оставляю в прыжке. Глаза и уши на пределе – ловят звуки и мелькание. Наконец вижу Анну, бегущую навстречу, а следом масса гоблинов. Настолько много, что на ширину полукруга не видно просветов между деревьев.
Куница в слезах, арбалет болтается на поясе. Я хватаю одной рукой девушку, а второй срываю оружие. Выстрел – и пара гоблинов покатилась кубарем. Бежим в сторону лагеря, и я судорожно пытаюсь найти выход, но кроме дальнейшего бегства ничего в голову не идёт. В лапах у коротышек какие-то палки с костяными навершиями. Когда врагов множество, то даже такое оружие весомо, учитывая, что я без доспеха.
Атакаун успел подтащить одежду к мешкам и ранцу. Глаза огромные, морда растерянная.
– Мешок надевай! – ору я, подбегая. – Так, это тебе!
Протянул Анне кольчугу и шлем. В пару движений, оставшаяся часть доспеха оказалась в ранце, как и выложенные вещи. Взвалил на плечи. В левой руке ножны с мечом, в правой арбалет. Вытянул болт и быстро привёл оружие в готовность.
Лунарка, воспротивилась, но всё же надела тяжелую кольчугу и здоровущий шлем, не спадающий только благодаря ремню 
– Ходу, друзья, ходу! – скомандовал я и мы побежали от накатывающей зелёной волны.
Забрезжила надежда. Острый её луч вбросил в жилы огня, а тяжеленный ранец почти не стесняет движения. Но всё рухнуло вмиг, когда впереди показался ещё один полумесяц нападающих. От количества врагов свело живот, я застонал от бессилия – шансов на спасение нет.
Гоблины стремительно окружили, визжа, горланя и покрикивая. Одна эта какофония способна свести с ума. Меня начала грызть совесть за то, что взял Анну в поход. 
– Пьёгоди! – вскрикнул Атакаун и обратился к своим перекрикивая гвалт. Шум почти утих и наш проводник смог снизить тон. Я, судорожно сжимая эфес обнажённого меча, перевожу взгляд с вдруг ставшего близким гоблина на его сородичей.
– Оньи не убивять пришили! – обернулся он. – Говорьят, штос им нужьен тьвой мьеч и сьямострел.
– Хотят забрать оружие?
– Ньет! Оньи говорьят, штос Вьерховний Вьёждь приказьял привьестьи ньяс. Он хьёчьет убьить главьенняго мьёнстра на ш’болотьях!
Удивление в пару с недоверием, убеждали меня в невозможности происходящего. Однако, пришлось подчиниться орде гоблинов, что на радостях вновь взялась бегать, верещать и выражать эмоции всеми доступными способами. Атакаун с трудом пояснил, что их вождю было видение, в котором он узрел гномов шедших на болота, чтобы убить самого главного монстра. Я задал Атакауну множество вопросов, полагая, что ошибся и неверно понял, но, судя по всему, на нас действительно возлагают какие-то надежды, и кто – мерзкие коротышки, тёмнооковское семя! Дальнейшие размышления отложил до встречи с их вождём.
В окружении сотен гоблинов мы идём по лесу. Они забрали ранец и заплечные мешки. Я настоял на одежде, ибо постоянные указывания пальцем в область паха и горячие обсуждения, просто выбешивают. Меч с арбалетом не отдал. К счастью, они к голому железу даже прикасаться боятся. Атакаун пояснил, что гоблины верят в злых духов, живущих в металле. Он тоже верил до недавнего времени, а сейчас немного избавился от страха. Покрепче обнял перепуганную Анну, шепнув слова поддержки.
С приближением к лагерю стали видны следы большого числа жителей: земля истоптана и траве удаётся вырасти только ближе к деревьям, грибы, встречавшиеся часто до этого, вообще исчезли. Гоблины порядком подчистили лес на предмет дров. К безмерному удивлению, мы подошли к настоящей изгороди – весь лагерь окружён забором из переплетённых веток. Я начал понимать, что ситуация у зелёных и правда не очень, ведь гоблины, как правило, не умеют и не считают нужным строить защитных ограждений.
Гоблины – народ смрадный, не привыкший к гигиене, это только Атакаун ненормальный по их меркам – любит воду. Когда мы приблизились и вошли в лагерь, вонь поднялась просто неимоверная. Стоянка используется гоблинами давно и растительность вытоптана до каменного блеска. Кругом множество кострищ; остатки еды не сжигаются, а выбрасываются за ограду. Гниение отходов дополняет гоблинское зловоние. Сюда же примешались и отхожие места, также загуливает душок с болот, которые не так далеко. Искренне посочувствовал Анне, уж точно не готовой к такому.
Ко всему сумасшествию сегодняшнего утра примешалось новое – вождь Большого Гоблинского Лагеря, как я его про себя назвал. Кожа тёмно-синяя, с малахитовым отливом, а размером Верховный, заметно превосходит сородичей – сравним с небольшим гномом. Отличить вождя легко и по иным признакам: обитает на возвышении, вокруг много еды, а сам обвешан всяческими украшениями, начиная от редких шкур, до браслетов, ожерелий и воткнутых в мочки ушей украшений. Всё из костей или панцирей неведомых существ. Пока нас к нему вели, удалось в подробностях рассмотреть.
– Ты, видать, толмачом будешь, – сказал я Атакауну.
– А чьего ньам ниадо? – простецки переспросил тот.
– Хах! Это ему надо, а мы, похоже, будем кивать и надеяться.
Заговорил вождь. Речь, привычная для гоблинов, только чуть гортаннее, но он и поплотнее – сказывается сидячий образ жизни. Народ коротышек-то постоянно в беготне за выживанием, вот и жилистые все, а вождь упитанный.
Атакаун пересказывает, о чём говорит Верховный, а тот оказался охоч до болтовни. Для начала объявил, что эти земли принадлежат великому и самому большому племени гоблинов. Мы, соответственно попрали границы и заслуживаем смерти, однако нам повезло, что есть возможность искупить вину. Далее началась история о возникновении монстров и тут уж я порадовался многословию вождя.
Монстры на Больших Болотах были всегда. Я бы, конечно, поспорил, зная летописи, но сути это не меняет. Были-то они были, но гоблинам не досаждали, обитая в центре, где самые топи, куда соплеменники не ходили. Однако, потом монстров стали замечать чаще, те взялись охотиться на гоблинов и завязалась борьба, с переменным успехом. Оглядывая трофеи, коими преимущественно владеет вождь, я понял, что гоблинам удавалось побеждать. Оттуда же и наконечники для кривоватых копий, лезвия для оружия напоминающего кинжал, сделанные из когтей и зубов побеждённых монстров. Гоблины, реагируя на повесть, потрясают оружием, будто подтверждая догадки.
И всё же, несмотря на то, что гоблинское племя весьма плодовито, а мелкоты по лагерю носится туча, монстры начали теснить коренных жителей болот. Примерно в это же время зародилась сила, вождь описывает её, как светящийся сгусток в середине болот. С её появлением, ситуация резко ухудшилась – монстры стали агрессивнее и умнее, увеличивалось их количество, да и, ко всему прочему, появились новые твари, ещё более ужасные. Охота на гоблинов пошла с новой силой и тогда они перебрались сюда.
Мы узнали, каким образом вождю стало известно о нас – те двое, что убежали сломя башку, рассказали, а того будто пронзило – пришло откровение. Он тут же понял, кто спасёт Большой Лагерь и отправил за нами самых сильных из племени.
Когда, наконец, появилась возможность задать вопрос, я попросил рассказать об известных видах монстров. Верховный издал набор звуков и окружающие заголосили на все тона, кто сбивчиво, кто с яркими гримасами. Взглянул на Атакауна – морщится, пытаясь расслышать речь и  уловить суть. Разобрав поток верещания соплеменников он стал передавать. В основном, монстры живут в воде и охотятся на гоблинов, которые приходят наловить лягушек, головастиков и прочей живности. Есть летающие – они ночные. Днём же можно встретить и тех, кто передвигается по суше. Удалось понять, что часть из них похожа на змей, а часть на ящеров.
Я огляделся. Гоблины конечно, враги, и надеяться на добродушие с их стороны глупо, но вот присущая трусость открывает нам возможности. Вождь, хоть и проговорил в приказном тоне, но всё же ждёт ответа. Признаться, меня так и подмывает согласиться, заверить скорее в нашем счастье быть полезными племени, а при первой возможности скрыться. Я раскрыл было рот и издал звук, но смутные сомнения придушили порыв.
– Скажи ему, что нам нужно продумать план борьбы. Мол, сильные воины так всегда делают, – обратился я к новоиспечённому толмачу.
Вождь скривился, взглядом прошёлся по мне и перешёл на остальных. Я постарался не давать воли раздражению, что трудно, когда глаз синюшно-зелёного гада с пренебрежением зыркнул на лунарку. И, всё же, ответ он выдал положительный и мы удалились на совещание. 



Владимир Атомный

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: