Меч Ужаса

Размер шрифта: - +

Фрагмент 11

Глава 2

 

Вспомнились мысли Щитора об оленях. Только эльфы используют их братьев – могучих лосей. Они бегут и проносящийся дневной мир можно разглядеть только на равнинах, в лесах же всё сливается.

Конечно, не одной их силой несколько телег приводятся в движение. Эльфийская магия что-то делает с миром, и мы как по ровной дороге мчимся, всегда находя просветы в лесах, а на равнинах обходясь без рытвин. Ко всему прочему, при такой дикой скорости, ни ветра, ни тряски, ни резких поворотов. Мы не перестаём удивляться возможностям наших братьев. Поистине – каждому своё.

– Чем хочешь заняться, когда всё кончится? – спрашивает сидящая рядом Анна.

– После всех сборов и разговоров?

– Да, когда вернёмся к обычной жизни.

Я заглянул в аквамарин её глаз и прислушался к себе. Чувство такое, словно я бревно, избитое и измотанное в тысяче штормов и сейчас выброшенное на песок. Сверху тёплое солнышко, бока обдувает солёный ветерок и мерный шум волн наводит сонливость. Какие тут планы?

– Не знаю даже…

– А детишек хочешь? – лукаво улыбнулась она.

Слова вырвали из зыбкого песка недавнего ведения.

– Это как?

– Ах-хах! Ну, как, ты наверняка знаешь, – шутливо толкнула она меня в грудь. – Может давай на пару рыженьких пополним наш народ? Знаешь, я такое видела там, пока шла к Залу Воды с Вараной.

Я смутился и спешу узнать подробности, пока удастся подобрать ответ на столь значимое предложение.

– На пальце возник перстень, представляешь?! – воскликнула она. – Красивый, большой такой. А потом стали всплывать видения нашей совместной жизни. И венчание, и беременность, и любовь… У нас были дети, Ворк! Требовалось отдать перстень Атакаше для ритуала, но делать этого не хотелось. Я с того времени сильнее стала мечтать о таком будущем.

– Спасибо, Норка! Мне важно это слышать, – проговорил я и покрепче прижал. – Я не против детей. Может быть даже лунарочку родим.

Глаза девушки засветились теплом.

– Тогда надо четыре ребёнка.

Я удивлённо поднял брови, и девушка поясняет:

– Потому, что на четыре мальчика, рождается одна девочка. Обычно так.

– Надо же! Не знал.

Беседа о семейном быте продолжилась. Её приятный, успокаивающий тон, мягко ложится на смутное беспокойство перед будущим. С недавнего времени, где-то на границе чувств появилась неясная тень. Она тревожит тёмной своей сутью, и мой взгляд часто возвращается на перевязь с мечом.

Что значит быть хранителем? Не опасно ли заносить его в Первое Королевство? Эльфы уверяли в крепости своеобразной клетки для Ужаса, но даже представить страшно, что может случится, если это не так.

– Норка, погоди немного, – прервал я её милый щебет о семейном счастье.

– Хорошо, – протянула она удивлённо.

Я положил руку на рукоять и потащил из ножен прозрачное лезвие. Словно хрусталь, оно с чистым звоном вынырнуло из тенет хранилища. Внутри вьётся сгусток мрака и грудь сжалась в ненависти к Ужасу, людям и Оку.

По жилам потёк раскалённый металл решительности и жажды боя. Голова закружилась, а горло перехватило. Чувствую нутром, что нужно делать. Впереди показался большой валун. Я сощурился, сосредоточил взгляд на нём. Крепко сжав меч обеими руками нанёс удар. С резким звуком, похожим на крик, из клинка вырвалась струя мрака. Опустилась вместе с мечом на гранитную поверхность. Раздался скрипучий грохот, камень раскололся. Я отдёрнул клинок, словно обрубив лоскут чёрной ткани. Волей, как плетью, я вогнал скованный дух Ужаса обратно. И он метнулся в клинок, почти исчезнув в прозрачной глубине лезвия.

Расколотый камень остался позади, а спутники раскрыв рты уставились на меня. Криво улыбнувшись, я устало бухнулся обратно на сиденье. Силы иссякли, как бывает после перенапряжения.

– Ворк, что это было?!

Я глянул на ожидающих ответа лунарку и гоблина, прекратившего рассматривать облака.

– Просто я опасаюсь. Вдруг везу в наш новый дом старую беду? Но, вроде бы, всё хорошо – слушается.

– А ведь точно! – воскликнула девушка. – Но как ты понял, что слушается?

– Чувствую, – отозвался я, озадачившись описанием этого чувства.

– Я рада, – позволила Анна взбежать робкой улыбке на лицо. – Такая впечатляющая мощь!

– Это да…– покачал я головой. – Даже неожиданно.

– Тьебе тьеперь льюбая пьграда пьё плейчу, – проголосил гоблин, перебравшись с воза поближе к сиденью.

– Может и так, – отозвался я, поправив перевязь.

 

Лоси летят коричневыми ядрами, но вместо разрушений, несут Второму Королевству благо. С удивлением начинаю замечать знакомые места. Будто специально, звери пронесли мимо пруда, откуда нас похитили гоблины. А спустя короткое время, мы въехали в Красные Холмы.

Мир устало вечереет, воздух полон знойным ароматом, и сердце забилось чаще. Лоси или эльфийские чары замедлили скорость, поэтому к подножию крепости мы подъезжаем неспеша. Я бы сказал торжествующе. А ведь за спиной трудный путь, в обозе провиант и товары. Задание я выполнил – можно позволить себе торжество.

Под блеклой синевой небес с персиковыми дольками облаков, в окружении родных холмов, леса и первых удивлённых взглядов, сопровождаемых возгласами, чувствую щемящее чувство радости и покоя. Вернулся домой. Вернулся с живыми друзьями, к коим смело могу отнести ставшего вдруг ценителем прекрасного Атакауна.

– Ворк! Ворк вернулся! – умчался с криком юный гном.

Повернувшись к спутникам, отвечаю смехом на их улыбки. Целая группа представительных гномов, скорым шагом вышла из главного тоннеля. Сзади догоняют те, кто не успел или бежал издалека. Я заметил даже нескольких гоблинов.



Владимир Атомный

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: