Мечта

Глава 2. Дежавю

Глава 2. Дежавю

Противно закричал петухами будильник на телефоне, я скривилась и заткнула уши подушкой. Сейчас он, как обычно, покричит ещё какое-то время и затихнет минут на пять, чтобы затем снова устроить ад на земле для моих ушей. Кроватка, ты слишком хороша, чтобы покидать тебя так рано! Уткнулась носом в спрятанную под подушкой футболку, которую иногда использую вместо ночной сорочки.

Мне что-то снилось, яркое, захватывающее. Картинки из сна быстро и как-то слишком ярко проносятся в голове. Смена в магазине, парень, метро и взрыв.  Вот это я понимаю сон! Какое вдохновение для книги, нужно срочно записать! Уже потянулась к кофейному столику, на котором обычно оставляю свой блокнот и перо, но передумала. Надо бы ещё сон досмотреть, а то как-то грустно получается, да и не особо понятно. Куда такой странный герой может попасть? В какой мир? Про попаданцев писать сложно, не привыкла я к такому.  Совершенно не знаю, как продолжить эту историю. Ворочаюсь до второго звонка мобильного и признаю поражение. Мне так быстро не придумать, что будет дальше в этой истории.

Будильник навязчиво напоминает, что петухи – исчадия ада. По привычке проклинаю тот момент, когда выбрала эту мелодию на будильник, и злюсь на лень, которая не заставит ее сменить. Все же мне приходится достать мобильный, чтобы выключить доставшую мелодию. Устало потираю глаза, в них точно песок насыпали. Смотрю в экран своей старой раскладушки, в углу экрана часы показывают полседьмого, двадцать третье марта, суббота. Похоже, отработанная смена мне лишь приснилась. 

Устало вздыхаю, а ведь день только начался.  Неудивительно, что мне такое приснилось, от недосыпа. Все, чем я живу, это работа и творчество, не помню даже, когда последний раз просто выбиралась на улицу погулять. Хотя во всем виновата столица, в Минске зачастую гулять не хочется, особенно в моём районе.  К тому же, выбирая между прогулкой и сидением за ноутбуком я, конечно же, выберу второе. Ладно, надо собираться, но сначала святое дело – записать сон, пока помню. Мой любимый блокнот и ручка-перо на кофейном столике лежат поверх старых журналов и моих любимых конфет. Сажусь в кровати, открываю блокнот и замираю, узнавая свои каракули и даже набросок того самого парня. Я уже записала все, что хотела, но помню, как сделала это во сне, а не наяву. Да и сам сон какой-то странный, слишком реальный. По спине маршируют мурашки, но я отгоняю бредовые мысли, что так и роятся в голове. Мой взгляд мечется снова и снова по кривым строчкам, ручка подергивалась от качки в метро, не получалось написать ровно. Как-то это жутко даже, как я могла записать это во сне? Меня снова цепляет фраза, что я вывела кривым почерком в конце страницы: «Однажды он умер, чтобы начать жить заново, но уже в другом мире». Становится как-то не по себе, но ровно до того момента, когда третий раз горланит будильник, а я все его не выключаю.

– Машка, выключи этого долбанного петуха! – орет за дверью мой сосед по коммуналке Антоха.

Так, заканчиваем со странной тарабарщиной, закрываю блокнот, бросаю его вместе с ручкой в сумку. Ещё добрую минуту одеваюсь, под крики петуха, и только затем выключаю надоевший звук. Собираюсь я на работу всегда быстро, комната у меня маленькая, способствует этому. Шторы на окне плотно закрыты, я их открываю редко, мне хватает и электричества для освещения. Кровать я никогда не заправляю, а зачем? Эта комната моя, я за нее плачу, а гостей у меня никогда не бывает, бардака стесняться не из-за чего.  Открываю массивную деревянную дверь в коридор, выхожу и сразу же натыкаюсь на своего взъерошенного соседа.

– Машка, ты охренела? – выдал почти тридцатилетний парень с трехдневной щетиной.

Антоха у нас программист в одной из самых больших игровых компаний страны и предпочитает работать дома.  И да, раньше у него имелся собственный дом, пока курс биткойна резко не упал, и заигравшийся программист не остался без кола и двора и был вынужден искать жильё и новую работу. Если пристанище он нашел в четырёхкомнатной квартире бабы Вари, то с работой у него уже полгода глухо. Хотя он не считает, что у него проблемы, просто временные трудности.  Любит на выходных, попивая мой кофе, рассказывать байки, что он вот-вот самостоятельно разработает игру покруче «Ведьмака». На этой сказочной почве он эпизодически устраивает мне скандалы, мол, мой будильник будит его после ночи «плодотворной работы».  С каких пор «танки» стали считаться не бесполезной игрушкой, а «плодотворной работой», я не знаю.

Странно, но сегодня его вопрос вполне мог показаться мне актуальным.

– По-моему да, – как-то обреченно вздыхаю и пользуюсь его ступором, чтобы первой занять ванную.

В этой квартире действует правило: кто первый – того и тапки. Ванная смежная, так что хочешь в туалет терпи, пока сосед помоется. Хорошо ещё, что все жильцы этой квартиры встают в разное время. Баба Варя просыпается часов в пять утра, Антоха может и сутками не спать, а таксист Валера бывает спит до обеда после ночной смены. Так что обычно никто мне по утрам не мешает помыться, но это в будни, в выходные по-разному случалось. На душ времени нет, так что я только с тоской поглядываю в зеркало на старую ванну, попутно чистя зубы. Водные процедуры придётся отложить до понедельника, когда живешь в квартире с двумя мужиками, даже с моей комплекцией приходится находить моменты для личной гигиены, когда дома никого нет. Защелка в ванной слабая, через щель между дверью так вообще все видно. Быстро расчёсываю свои волосы   и уже собираюсь собрать в пучок, как опускаю руки, смотря в своё отражение. Распущенные волосы достают мне до талии, работать с такими космами неудобно, так что надо их собрать. Однако что-то мешает избавиться от чувства дежавю. Заплетаю косу, сворачиваю ее в пучок и закрепляю его шпильками. Моё отражение в зеркале мне не нравится, в этот раз из-за несвойственного мне запуганного взгляда. Надо признать, это был не сон-вдохновение, а какой-то странный кошмар. Трясу головой, мне лишние мысли ни к чему, и так на работу опаздываю.



Мария Власова

Отредактировано: 07.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться