Мечта

Глава 6. Новые персонажи

Громкий звук биения моего сердца сопровождает чужие шаги наверху. Он или не он? Лифт со скрипом закрылся, и кабина поехала в низ. Обрадовалась, что у нас шахту лифта не видно, как и меня с лестничной площадки. Жду, когда приехавший на лифте либо откроет, либо позвонит в дверь, но, как назло, звонит не дверной звонок, а мой телефон! Бодрая мелодия разрывает тишину подъезда, да и я шумлю, доставая телефон из сумки и судорожно нажимая на отбой. Кто звонил? Конечно же, Лена! Я точно из-за нее умру! Давлю свою злость, боюсь, что как-нибудь себя выдам. Непроизвольно пригнувшись, начинаю медленно спускаться, поглядывая в сторону своего этажа.  Останавливаюсь, когда слышу наш дверной звонок – надоедливое пение птичек. Кто-то упорно давит на него, хотя дверь не открывают. Слышится скрип ручки и громкий мат Валеры вместо приветствия.

– Ты кто, твою мать, такой? – спрашивает громко мой сосед, пока я замерла в нелепой позе.

Ему что-то отвечают, но мне не слышно ничего.

– Машкин? – недоверчиво переспрашивает все так же громко Валерка. – Так что ты здесь забыл? Машка недавно ушла, может, догонишь ещё.

Испуганно отхожу на площадку этажа пониже и прячусь в проёме стены за мусоропроводом.

 – А это что? – слышу, как шумит пакетом Валерка, а затем радостно выдаёт: – Добро, передам, только своей бабе одну дам, побалую.

Валерка противно смеется, а я затаиваю дыхание, вжавшись в стенку. Шоколад, что ли, отдал? Ставлю телефон на беззвучный режим, прислушиваясь. Жду, когда лифт поднимется, но он не поднимается, его не вызвали. Он спускается по лестнице, один пролет, второй и останавливается. Я не вижу его, чувствую, что стоит где-то рядом, но тоже не видит меня. Не дышу, даже сердце будто не бьется. Скрипит обувь по бетону, он поворачивается, а я вжимаюсь в стену. В испуге даже зажмуриваюсь, будто бы именно сейчас этот маньяк схватит меня и уволочет за собой на тот свет, начнет день заново или прекратит эту петлю.

Мгновения длятся слишком долго, мне нечем дышать, я задыхаюсь, но боюсь сделать вдох, чтобы не выдать себя, от отчаяния сжимая руку в кулак возле груди.  Шаркает обувь, он поворачивается и продолжает спуск вниз. Позволяю себе судорожно вдохнуть, только когда его уже почти не слышно. Медленно опускаюсь на грязный пол и прижимаюсь лбом к коленям, чувствуя, как меня пробирает нервная дрожь. Не спешу двигаться, мне нужно время и план, что делать дальше. Он теперь знает, где я живу, мне не скрыться от него, ощущение, что этот день не кончится никогда. Хочется расплакаться, но я не смею. Волю в кулак, как и собственные волосы, которые я забыла заплести. Приглаживаю рукой голову, надеваю сумку. Надо думать об этом дне не как о бесконечной череде двадцать третьего марта, а как об обычном дне. Я не умру сегодня, не начну этот чертов день сначала! Все, что мне надо – не встречаться с блондином. Плевать, что он знает, где живу, я просто уеду туда, где он не будет меня искать. Есть лишь одно место и человек, к которому могу податься.

Встать получается не сразу, но, опираясь на стеночку, возвращаюсь к квартире. Оставаться в ней страшно, даже если Валера дома. Судя по шуму, у него с той женщиной секс в самом разгаре – везет же некоторым, проблем нет, жизнь – одно удовольствие. Неспешно нажала на кнопку лифта, есть такое чувство, что он меня поджидает у входа, поэтому спускаюсь до второго этажа. Затем выхожу и захожу на открытый балкон осмотреться, в поисках моей главной проблемы. Надо же, ушёл, нигде его долговязой фигуры не видно. Выхожу из подъезда и, постоянно оглядываясь, иду к метро. Я словно все время чувствую его взгляд на своем затылке, даже жутко. В метро от шума тормозов знакомо закладывает уши, но когда рядом столько людей, как сейчас, в час пик, не так страшно на нем ехать. Пересаживаюсь на другую ветку, все время оглядываясь, так что на меня уже милиция начала коситься. До вокзала доехала быстро, всего несколько остановок, и я стою перед большим табло, ищу взглядом ближайшую электричку. До города, куда я собираюсь уехать – часа два на электричке, со всеми остановками два с половиной. Кстати об этом, сколько у меня денег-то с собой? Достала из сумки кошелек и несколько раз моргнула. Два дня до зарплаты, а у меня есть деньги – необычно. Откуда они? Пол моей зарплаты, как минимум. Обычно у меня после оплаты всех счетов, квартиры, интернета и остального остается куда меньше, хватает лишь на еду. Ладно, меньше знаешь – крепче спишь. Взяла билет, отстояв очередь, и уже собралась идти на платформу, когда ко мне подошел парень.

– Вот возьмите, – сказал какой-то незнакомый парнишка, всучив мне завернутый в бумагу букет розовых тюльпанов.

– Что? – пробубнила, еле успев инстинктивно схватить букет. – Эй?

Парень исчез так же внезапно, как и появился, буквально нырнул в подземку и растворился в толпе. Я же, ничего не понимая, уставилась на букет.  Ни записки в нем, ничего. Смотрю на букет на расстоянии вытянутой руки, словно в нем бомба. Странно это, с чего бы покупать красивый букет и дарить его кому-то вроде меня? Подошла к мусорному баку, чтобы выкинуть его, от греха подальше, но женская натура победила, и я, с опаской косясь на прохожих, прижала его к груди. Как же давно мне не дарили цветы, в последний раз Алекс подарил букет из тридцати одной красной розы. Кривлюсь, зря я вспомнила об этом парне, но о ком ещё вспоминать, как не о своей первой и единственной любви? Шрам что он оставил на мне, не заживет никогда. С грустью опускаю букет, цветы такие нежные, они не виноваты, что я такая жестокая. Скользнула взглядом по толпе, мне снова показалось, что кто-то смотрит на меня, но нет, в этом городе я давно никому не нужна. Всем не нужна, кроме одного сумасшедшего дистрофика. Если раньше он меня интриговал, то теперь пугает своей настойчивостью.



Мария Власова

Отредактировано: 07.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться