Мечта

Глава 14. Жених

– Маша! Маша открой дверь! Ты что удумала, с парнем закрываться в моем доме! – возмущенно начал бить в дверь отец.

– Это тебе не притон, проститутка! – выкрикнула моя «мачеха», чем заставила меня высказать парочку фраз, от которых у приличного человека уши в трубочку скрутятся.

– Маша! Ты что себе позволяешь? – возмутился отец настолько, что даже в дверь перестал тарабанить.

– Отстаньте! – взмолилась я в свою очередь и чуть тише добавила. – Дайте нам спокойно поговорить.

За дверью началась ругань отца и мачехи, если они моё пожелание и услышали, значения ему не придали. Только когда перепалка закончилась громким хлопком двери, все стихло, и я медленно опустилась на пол, под дверью.

– Что, чёрт побери, происходит? – задала давно волнующий меня вопрос.

Саша стоит спиной ко мне, неспешно оглядывает мою комнату, как будто не заметил всей этой перепалки, что здесь творилась. Он медленно и как-то рассеянно перевел взгляд на меня и тут же заставил сомкнуть ноги и попытаться спрятать их за довольно коротким халатиком.

Раздражённо посмотрела на него, а затем поднялась на ноги и, подперев дверь, отправилась на поиски своих сокровищ.

– Ты собираешься отвечать или как? – спросила снова, проверяя полки в столе.

– Или как, – передразнил он, вне всякого сомнения издеваясь надо мной, заставив тем самым отбросить поиски и посмотреть на него.

Высокий худощавый парень, не очень симпатичной наружности. Одет в голубой джинсовый костюм, белый шарф и яркую, жёлтую футболку с белой кеглей на рисунке. Картину дополняют красные кроссовки, у него, по всей видимости, гардероб, как и у меня, каждую реальность меняется, шарфы так уж точно.

Его фраза ввела меня в замешательство больше, чем взбесила. Как-то его слова не сочетаются с этим серьёзным, если не сказать взволнованным, выражением лица и прохладным взглядом.

– Что, ты не объяснишь мне? Что, чёрт побери, здесь происходит?! Или что? Не скажешь, иначе так тебе будет скучно? – язвлю ему, не скрывая своего раздражения.

Он продолжает бесить меня своим пристальным взглядом и молчанием. Молча разворачиваюсь, найти блокнот и телефон для меня куда важнее сейчас, чем играть с дистрофиком в гляделки. Как назло блокнот никак не ищется, весь стол перерыла, но кроме горы никому не нужной косметики так и не нашла. Впрочем, почему никому не нужной? Мне она была нужна, той мне, которую я не узнала в маленьком зеркальце. Оно завалялось под палеткой и тоналками, маленькое зеркальце в металлической окантовке. Такое, словно я где-то уже его видела, старое, но до боли знакомое. «Мамино», – подсказали чувства, и я едва не расплакалась.

Какая-то я слишком эмоциональная, мама умерла давно, и в моей настоящей жизни этот факт уже давно не так сильно пожирает мою душу. Ударить кого-то лишь из-за того, что он напомнил о том, что моя мать мертва, довольно странно для меня. Что же на меня нашло? Эмоции, встряска от необычного утра? Почему оно столь изменилось. Свободный отец, его новая семья, в которой я определенно лишняя, да ещё в этой квартире, откуда все это взялось? Единственный человек, который знает ответ, да ещё и каким-то образом связан с моим нахождением здесь, молчит. Сжимаю зеркальце в руках, устало присаживаясь на кровать, и закрываю лицо руками, стараясь сосредоточиться. Его рука накрывает моё плечо, и я раздраженно оборачиваюсь на него. Ничего не говорю, только взглядом показываю, в каком гробу я видела его приставания в такой момент. Садится рядом, поспешно убрав от меня руку.

– Контрольная точка всегда одна и та же, она не меняется, в какую бы реальность мы не попали, место, где начинается наш день, одно и то же, – заговорил он через какое-то время, смотря на дверь и сложив руки в замок. – Отчасти поэтому я для Убивашки и Зубной феи – Переключатель, делиться своим настоящим именем и местом жительства опасно.

– Допустим, это объясняет ваши дурацкие кодовые имена, и то лишь отчасти. Если честно, как по мне это полнейшая глупость. Даже то, что, как ты выразился, контрольная точка одна и та же, логично. Я только одного не понимаю, какого чёрта здесь делает мой отец и та женщина с ребенком?

– Я не знаю, – отвечает он мне, не скрывая своего раздражения. – Обычно реальность из реальности не меняется так сильно. Переменные остаются одни и те же, как твои соседи, например, но их нет, появились новые переменные.

– И что это означает? – снова спрашиваю у него.

– Тут есть два варианта. Возможно, эта реальность настолько чужда для тебя, что ввела новые переменные, чтобы оправдать твоё нахождения здесь. Это как в математике, мы добавляем или отнимаем от двух частей уравнения, чтобы получить равенство. По сути, твоё пребывание здесь само по себе ошибка, так что реальность постарается от тебя избавиться поскорее.

– Это получается, что меня скоро попытаются убить здесь? – мрачно подытоживаю.

В ответ дистрофик лишь пожал плечами, не знает он, конечно. Скучно ему просто, вот и все. Давлю желание высказать все, что я думаю обо всем этом, и тяжело вздыхаю в конечном итоге.

 – Ты сказал, есть два варианта, – вспомнила. – Какой второй?

 – Возможно, вчера ты встретила Ключ, и это изменило весь алгоритм, – отвечает как-то туманно и неуверенно.

– Ключ? Тот самый? Как я могла встретить Ключ? – поворачиваюсь к нему, в этот раз сама касаюсь его плеча, чтобы посмотрел мне в глаза. – Он же не...



Мария Власова

Отредактировано: 07.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться