Мечта

Глава 22. Саша и Маша или Самая первая встреча

 Глава 22. Саша и Маша  или Самая первая встреча

Противно пищит будильник, затем женский голос уведомляет, что сейчас семь часов ровно. Саша открывает глаза, чувствует раздражение. Вчера он был так близко, почти добрался до Ключа, открывающего его клетку. Думать о том, что это ребенок, ему не нравится, поэтому для него она просто Ключ. Ключ, который опять ускользнул из рук. Теперь она знает его в лицо, и, судя по тому, что петля перезапустилась, убить Ключ – это не выход, как он ранее и догадывался. Ключ должен не просто перезапустить свою главную способность, но и отправить его обратно в свою реальность, что практически немыслимо, особенно для восьмилетнего ребенка. Да к тому же, Ключ наверняка напугана после случившегося и скорее всего не появится в «Париже» сегодня. Ему придётся выжидать и наблюдать, впрочем, это он умеет превосходно. Годы работы на Компанию оставили не только шрамы на его руке, но и в голове. Выбора у него все равно нет, он в ловушке.

Саша протянул руку к прикроватному столику, нащупал, не глядя, зажигалку и сигареты. Щелчком выбил огонь, сделал затяжку, густой дым вырвался изо рта и скомканное одеяло рядом с ним зашевелилось.

– Фу! Ты что опять куришь? – возмутился кто-то в одеяле сонным женским голосом.

Парень замер, все ещё держа сигарету возле рта. В одеяле вдруг кто-то развернулся и почти что выкатился из него, забросив руку на голый торс парня. Взъерошенные темно-каштановые волосы волной кудряшек накрыли лицо девушки и она, взмахнув головой, потянулась к его сигарете. Вытянула ее из приоткрытых губ шокированного парня и затушила бычок о прикроватный столик. Немедля подтянулась, буквально навалившись на него, и поцеловала его в губы.

– Фу! Поцелуй со вкусом сигарет! – возмущается незнакомка, мягко улыбаясь и упираясь рукой в подушку возле его головы. – Помнится, мы с тобой говорили о курении в постели? Смотри у меня, а то я уйду от тебя!

Она беззаботно улыбнулась, на щеках появились ямочки. Красивые глаза светятся от счастья, на лице все ещё отпечаток подушки, она спала рядом с ним. Мягкие кудри упали на грудь парня, слегка щекоча его. Одежда на девушке имелась – красная футболка, но, судя по цвету и размеру, принадлежит она точно не ей.

– Кто... – Саша хотел спросить, кто эта незнакомка, что делает в его номере отеля, но та не дала.

– Чур, я первая в душ! – неожиданно задорно объявила девушка и, не дожидаясь реакции, неуклюже перешагнув его, поднялась с кровати.

Первое, что отметил парень в изменении стандартного номера отеля, это не только нахождение в нём девушки, но и царивший здесь бардак. С телевизора свисает черный кружевной лифчик, незнакомка схватила его, обернувшись на мгновение, подмигнула Саше и бросила вещь в сторону кресла, на котором уже громоздилась гора из одежды, увенчанная женской сумкой. Девушка потянулась, демонстрируя, что кроме чужой футболки на ней ничего нет. Она заметила взгляд парня и, кокетливо повернувшись, довольно игриво погрозила пальчиком, показывая, что подглядывать не хорошо. Вприпрыжку, напевая какую-то мелодию, шалунья направилась в ванную и прежде, чем отошедший от шока Саша попробовал подняться, выглянула из-за двери, явно уже не совсем одетая.

– Ты заходи, если что, – спародировала она фразу из детского мультфильма, по-дурацки засмеялась и, судя по шуму из ванной, все же отправилась в душ.

Парень решительно сел, растерянно провел руками по лицу и снова огляделся. Такого он не ожидал, уже привыкнув к обычному ходу вещей. Все это было столь для него необычно, что он банально растерялся. Потянулся к пачке за новой сигаретой, но тут же отбросил ее, заметив, что на часах красным светом высвечено другое время, не три часа ночи. На улице уже было светло, подтверждая, что в этот раз он почему-то проснулся позже, чем обычно. Схватился за голову, ибо призраки прошлого опять наполнили о себе голосами в голове.

«Раз. Два. Три. Раз. Два. Три», – повторил бесстрастный женский голос из воспоминаний, кошмаров, сопровождающих его много лет.

Его голова наполнялась противным гулом, пока парень резко не ударил правой рукой в стену. Боль отрезвила его и дала сил избавиться от наваждения.

– Саша, все в порядке? – донесся из ванной женский крик, слегка приглушенный шумом воды.

Но парень не ответил, он быстро поднялся на ноги и твердо решил разобраться, что здесь происходит. К девушке он не пошёл, сначала решил проверить, действительно ли все ещё находится в ловушке. Схватил пульт, нажал на первый попавшийся канал. Диктор утренней передачи подтвердил, что все ещё двадцать третье марта, тот самый день. Молодой человек принялся нервно ходить туда-сюда по комнате, соображая, что же могло произойти, и почему его день так сильно изменился. Если Ключ это сделала намеренно, чтобы отправить подальше от себя — это хорошо, значит, она может управлять своими силами, пускай и не совсем так, как он ожидал, но так хотя бы все не кажется столь безнадежным.

Он улыбнулся, от мысли, что все закончится, обуяла радость и надежда – то, чего он очень давно не чувствовал. Но улыбка исчезла, когда он понял, что стоит в коридоре абсолютно обнажённый. В отражении зеркала на спине видны следы от ногтей – свидетельство жаркой ночи, о которой сам парень ничего не помнил. Словно шутка какая, ему так хотелось, чтобы петля закончилась, увидеть и узнать что-то новое, но судьба как будто насмехается над ним.

Он прошёл мимо приоткрытой двери в ванную, сбросил часть вещей с кресла под звуки работающего телевизора, что он забыл выключить. Достойное внимания нашлось не сразу: в красной женской сумке наряду с документами и перочинным ножом лежал пистолет. Саша оглянулся на ванную, оттуда всё ещё доносился шум льющейся из крана воды. Быстро открыл документы, где красовалась фотография девушки с именем Мария. Имя ничего не дало, он ничего не вспомнил, да и не мог вспомнить. Он полистал страницы, нашёл много штампов от поездок в другие страны, штамп свидетельства регистрации брака с неким Александром и даже штамп подтверждающий, что девушка является матерью трёхлетнего мальчика Артема. У всех троих – самой Марии, Александра и Артема одна и та же фамилия – Брауде. Фамилия, которой Саша пользовался уже много лет для прикрытия, как настоящей. Фамилия, на которую был заказан столик в проклятущем ресторане «Париж» на двадцать третье марта, где он попался в ловушку то ли судьбы, то ли настигшей его кармы.



Мария Власова

Отредактировано: 07.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться