Мечтатель

Мечтатель

Глава первая
 

 Кит был очень большим. Тому нравилось за ним наблюдать. Особенно когда морской зверь вытворял маленькие пакости. Например, волнами от плавников тревожить яхту отца, тем самым прерывая его сладкий сон. Или погрузиться в воду на несколько секунд и со всей силой выпрыгнуть, летя мгновенье над гладью. Так произошло и в этот раз. Отец Тома даже чуть не упал со стула.          Проснувшись, он, как обычно, своим задумчивым взглядом посмотрел на сына:
- Опять твой китёнок шалит?
- Он добрый, просто любит дразнить тебя, – ответил Том.
Отец заулыбался и уселся с сыном, взяв его на колени. Мальчик любил взлохматить отцовскую бороду. И сейчас он не отказался от этого удовольствия. Почёсывая большую рыжую бороду, Том успокаивал нервы папы. Питер от природы был человеком неспокойным. Только море да сынишка оказывали ему первую помощь, предоставляя душевные лекарства.
Питер, как всегда, любяще осмотрел сына: белокурые волосы, маленький носик и розовая улыбка. Растрепав его шевелюру, отец поставил сына на пол и взялся за штурвал.
- Давай возвращаться. А то мама скоро начнёт волноваться, – спокойно сказал Питер.
- Пока, Боли́вар. Не уходи далеко, – сын помахал рукой на прощание.
Правый плавник кита, вздымая морскую пену, поднялся из воды и через минуту снова опустился в глубины. Боливар начал уплывать.
Кита они встретили недавно. Том сразу в него влюбился. Питер видел, как зажигаются мальчишеские глаза, когда Том любовался китом.

 Подтрунивая над своим отражением в воде, Том дал отцу немного времени для размышлений. Питер вспоминал то, с чего всё началось: неожиданная болезнь сына полтора года назад, сокращение на работе и последующая депрессия. Не выжидая нужного момента, он убедил жену отправиться на его родину - в Новую Зеландию, где сыну после сложной операции должны были помочь свежий морской воздух и океанские просторы. Нежелание Марты уезжать из Штатов в неизвестность тяжёлым грузом легло на душу Питера. Она препиралась и предлагала поселиться в Калифорнии, но сам Том давно хотел отправиться в волшебную заморскую страну, которую отец без конца упоминал в своих сказках. Вечно заснеженный Вайоминг1 опостылел сыну. Напрямую он этого не показывал, но каждодневные водные баталии в ванной и чтение им Моби Дика2 говорили сами за себя – сынишка готов для встречи с морем. В итоге они перебрались на землю, открытую Абелем Тасманом3. Том сразу стал выздоравливать. Его тяжёлое дыхание больше не беспокоило родителей. Наконец, супруги сошлись во мнении, что они останутся здесь жить.
- Пап, а что такое мечта?

Голос Тома вывел из транса задумавшегося Питера.
- Я точно не знаю, что это, Томми. Скорее всего, это то, к чему нам нужно стремиться, дабы оно сбылось. Очень трудно простому человеку отличить мечту от больших желаний. Желание – это что-то обыденное, мечта – возвышенное.
 Питер уже давно выкинул это слово из своего лексикона. Он не помнил, о чем мечтал в детстве, юношестве, зрелости. Знал лишь, что лет десять назад был склонен предаваться мечтаниям, но после смерти матери вдруг перестал этим заниматься. Сами же мечты растворились, будто кто-то высосал их из него.

 Томас молчаливо выслушал отца и обдумывал сказанное им. Питер заметил, что уже вечереет. Дело подходит к закату. Море было спокойным и тихим. Обеденные облака пропали, оставив глазам величественное зрелище – иссиня-алое небо, ласкающее горизонт и манящее в неизвестность страждущего от повседневности человека, коим был недавно Питер.

***
 Пришвартовываясь, Питер заметил, что у причала собралось много народу. Можно было видеть толпу вокруг одного человека, очертания которого пока оставались размытыми. Громкие восторги и смех сопровождал возглас оратора, стоящего в центре:
- Приглашаю завтра всех в бар отметить мой триумф, – это был противный старик Хо́акин. Скорее всего, разговор шёл о большом улове мерлузы. Жена рыболова много времени проводит с Мартой, то и дело доставая Питера своими рассказами об успехах мужа и о его громадных уловах. Вчера она встревоженная пришла в дом и плакалась о смерти мужа. Известие это она услышала из уст береговых патрульных
, утверждавших про крушение судна «Барбара», названного мужем в её честь. «У этой женщины очень бурная фантазия», - подумал Питер. Как можно было удостовериться, Хоакин жив и здоров, так что постоянные визиты горе-подруги прекратятся. Конечно, не навсегда. В лучшем случае, на три-четыре дня. Но и это не могло порадовать Питера.
- Пап, а почему маяк не светит? Вроде бы время уже подошло, – задался вопросом Том.
- Маяк без помощи смотрителя светить не будет. Не бойся, Пе́пе сменит меня. Ты ведь не забыл? Сегодня у меня и твоей мамы годовщина свадьбы, – улыбнувшись, сказал Питер.
- Конечно не забыл, пап. Я уже неделю жду этого дня, чтобы порадовать вас подарком.
- И какой же подарок ты нам подготовил? – Питер удивился, что сын сделал родителям сюрприз.
- Ну, я могу только сказать, что подсказка у тебя под носом.
- Пожалуй, тогда мне нужно будет осмотреться.
Питер обернулся на 360 градусов и крутился, подняв горизонтально руки. Он не заметил никаких особенностей.
- Я ничего не вижу, сынок.
- Поймёшь, когда мы будем дома, - улыбнулся мальчик, - и после того, как ты увидишь подсказку, то покраснеешь от стыда.
Томас надул щеки и задержал дыхание, отчего белёсое лицо покрылось багряной краской. Выдохнув, сын сказал:
- Вот примерно таким, – и снова мило улыбнулся.
- Ладно, Томми. Отнеси, пожалуйста, деньги дядюшке Я́мбо, - старый ма́ори4 всю жизнь провёл, сидя на скамейке у причала, и взимал плату за стоянку кораблей. Он говорил, что причал этот построил его дед. Никто не воспринимал старика всерьёз, но Питер всегда давал ему несколько долларов. Тем более у этого человека припасено немало интересных историй. С ним можно было перекинуться парочкой слов в плохую, угнетающую погоду.



Тимур Салихов

#22478 в Проза
#14042 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 11.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться