Мечтательница

21 - 22

Мы сами, с усами.

Опять это чертова скорость и бешеная гонка. Рев покрышек сводит с ума. Нет, слава богам, я не участница, а всего лишь наблюдатель, но почему же так сердце колотится в груди? Черт! Это же Егор и она, моя сестричка, мать её! Только осознание не приносит облегчение, потому как следующая картинка кардинально меняет суть происходящего. Я уже знаю, что это конец, ее конец, такой беспощадный и бестолковый. Допрыгалась.

От отчаянного крика любимого я проснулась в холодном поту. Сердце стучало как у загнанного зайца. Руки дрожали.

- Егор?! - неосознанно, на автомате позвала мужа. Потом опомнилась и заблокировала менталку. -Черт! Ну родственничек, ты у меня попляшешь! - вспомнила недобрым словом Сафронова.

Сейчас глубокая ночь, но мне плевать. Быстро соскакиваю, одеваюсь, бегу к соседке, бабушке-божьему одуванчику. Не хотелось бы её тревожить, но придется.

- Зараза, - обругала себя, - человек спит, а ты? - так и бурчала, пока пальцем топила кнопку дверного звонка.

- Кто там? - раздался дрожащий голос старушки.

- Это я, баб Лиз. Жанна, - да, она меня знает по таким именем. Конспирация, твою налево. Все-таки это ненавистное имечко мне роднее и привычнее, чем какое-нибудь другое.

- Деточка, что случилось? - едва отворив дверь, взволнованно спросила меня Елизавета Михайловна.

- Баб Лиз, без паники, - обнимаю ее. - Можно от тебя позвоню, а то у меня телефон сломался? - несу какой-то бред, даже особо не заморачиваясь правдоподобностью своего ночного вторжения к бабульке.

- Конечно, конечно, Жанночка, - согласилась она, не скрывая тревогу в глазах. Я скривилась, мучая себя угрызениями совести.

- Баб Лиз, ничего серьезного, правда, - прошептала я ей, схватив трубку и набирая номер такси. Благо, нужные цифры сами собой всплыли перед глазами. - Я съезжу в город и вернусь.

- Господи, деточка, куда ж ты на ночь глядя-то собралась? - разнервничалась еще больше она.

- Да я растяпа, совсем забыла, что ко мне сестра с племянником приезжают, я обещала встретить. А сама запамятовала, да еще и телефон утопила. Вот, - на ходу оправдывалась я, пока слушала гудки в трубке, дожидаясь ответа диспетчера. Уснули там все что ли?

Наконец услышав голос оператора, я назвала свой адрес, а вот с адресом поездки пришлось соврать. Понадеялась, что договорюсь на месте с таксистом. Ни к чему бабе Лизе знать, что я в Питер собралась. Да и странно бы было, если бы я ехала встречать "сестру" так далеко, коли в этом тихом городке тоже как ЖД вокзал есть и поезда дальнего следования проходят.

Через двадцать минут томительного ожидания, такси приехало, и я резво заскочила в машину. Таксист сначала поупирался, мол далеко, а как же диспетчер, у него работа, конкретный заказ с определенным маршрутом, который я назвала, а тут дальняя поездка и обратная дорога порожняком?

- Сколько? - устав слушать эти сопли, спросила напрямую его. - Уж диспетчеру найдете, что сказать. Сломалась, машина, например?

- Десять, - алчно сверкнув глазами, неуверенно ответил он.

- Двадцать, - твердо сказала ему, - едем уже скорее. Да, и чтобы не гу-гу никому о такой странной клиентке, - сурово посмотрела на него. Он конечно же, закивал, суетясь и предвкушая заработок. Пусть радуется, память я ему все равно сотру об данном эпизоде. Как, впрочем, сделала это с прекрасной бабушкой Лизой. Ни к чему ей лишние тревоги и проблемы.  Хах, кто-то умный говорил, что это невозможно, усмехнулась я своим мыслям. Вот и зря, папанька, ты не верил в мои силы. За месяцы безделья я много у себя способностей обнаружила. Со стиранием памяти озадачилась еще в первые дни пребывания в этом захолустье. Ну а как же? Если тут народу мало, чужак сразу бросается в глаза, а мне надо как-то было оставаться незамеченной и не найденной людьми Романова.

В город мы добрались уже под утро, даже удалось немного вздремнуть в пути. Я попросила высадить меня у Ладожской, напоследок поманипулировала с сознанием дядечки, чтобы забыл о своей пассажирке и выскочила из автомобиля.

Брр. Прохладно. Поёжившись от ветра, направилась ближе к вокзалу, а точнее мне срочно нужен телефон-автомат. Завидев желанное средство связи, быстро метнулась к нему и по памяти набрала номер.  В трубке вместо гудков послышался хит этого лета "Деспасито". Фыркнула, закатила глаза, уставая слушать зажигательную композицию, а Сафронов, паразит, трубку не берет. И, о, чудо, услышала его заспанное: "Алло"

 

- Бодрого утра, родственничек! Дрыхнешь? - прошипела недоброжелательно.

- Яра, какого?!

- Такого!  Твоих рук дело? - все больше сердилась я.

- Ты с ума сошла?! - запаниковал он. - Только не говори, что ты здесь.

- Я и не говорю, - хмыкаю. - Ты так и не ответил на вопрос.

- Я не понимаю, о чем ты? - в голосе столько недовольства

- Карина, - выдыхаю.

- Карина? При чем здесь Карина?!!!

- При том. Она разбилась сегодня ночью. Насмерть.

- Твою ж! -  я, отвела трубку от уха, не желая слушать отборную порцию мата.

- Успокоился? - спросила, уловив паузу в эпичном монологе.

- Какой, на хер, успокоился?!!! - завопил Максимка. - Эта сука мне все планы порушила. Как теперь к папеньке её подступиться, а? Все коту под хвост.

- Тихо! - рявкнула я. - Может оно к лучшему.

- Что к лучшему, Яр?! Что?! Они так и не оставят тебя в покое! Я же этого старого пердуна хотел ...

- Заткнись! - прервала его. - А вот это уже не твоя проблема. Ты не Дубровский, а я не твоя Маша.  Макс, не надо. Я сама справлюсь.

- Ярослава? Где ты? Черт тебя дери!

Не стала слушать его вопли, кинула трубку на рычаг. Время поджимало. Вдруг его телефон на прослушке? Лучше не рисковать так глупо. Хотя, мне теперь все равно. Хватит, надоело отсиживаться в сторонке. Зря, я послушала Сафронова. Кроме меня, мою проблему никто не решит. А дурак Максимка еще и решил ручки испачкать. А я практически благословила, идиотка. Злодейка тоже мне. А ведь выход был так прост, с моими то способностями. Криво усмехнувшись, подошла к ближайшему такси, без спроса усаживаясь на заднее сидение. Мне теперь одна дорога, к Романову прямиком в пасть к шакалу.



Желана Соколова

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться