Мечтательница

Эпилог

Эпилог.

- Малыш, ты что творишь? – услышала я с берега испуганный голос мужа.

- Видишь Богдан, как папа волнуется, - подмигнула пятилетнему сыну. – Может, хватит на сегодня?

- Мамочка, не понимаю почему он нервничает? – серьезно заявил ребенок. – Мы же с тобой профессионалы в серфинге.

- Мы-то профессионалы, конечно, - едва сдерживая усмешку, ответила ему, пока Егор в панике бегал по пляжу. – Ты у меня герой, - потрепала сына по темным вихрам на голове. – Пошли на берег, пока наш папка не поседел.

- Пошли, - разочарованно выдохнул маленький серфингист, как две капли воды похожий на своего отца. Тот еще будущий сердцеед подрастает.

Не успели выйти из воды, придерживая доски, как к нам подлетел возмущенный Берсенев, жадно осматривая мою фигуру на предмет травм, чуть ли не пальпацию стал проводить.

- Яра, ты с ума сошла? – зашипел на ухо, чтобы сын не услышал. – Сколько раз повторять, чтоб не лезла в воду?

- Егор, ты чересчур стал мнительным, - укусила его за ухо.

- Малышка, - выдохнул обреченно, - я же просил сделать перерыв хотя бы на время твоей беременности. Тебе же через два месяца рожать, я волнуюсь.

- Я же не прыгаю, в волны не лезу. Только сижу на доске, контролирую Богдана, - тихо ответила ему.

- Папа, не ругай маму, - заступился за меня сынок, подойдя к нам поближе. – Видишь, как сестренка радуется, тоже вместе с нами занимается серфингом, у мамы в животе, - указал на пинающуюся разбойницу в моей утробе.

- Спокойно, доча, - сразу же опустил руки Егор на мой живот, - папа не даст тебя в обиду.

- Ага, не слушай его Ладушка. Посадит тебя заботливый папенька в золотую клетку.

- Вот точно отвезу вас в Россию, договоришься у меня, - зарычал муж.

- К медведям? - воодушевился Богдан.

- Ни за что! – не сдержала возмущенного вопля.

По России я, конечно, скучала, но не настолько, чтобы сейчас возвращаться. Вот уже семь лет мы живем на Бали, в эдаком теплом раю, где нет ни зимы, ни Кланов и прочего негатива. Иногда выбираемся в другие страны и континенты, но вот на Родину не спешим.

После знаменательного Нового года в Карелии, я сразу же поставила условие Егору, чтобы мы оставили Кланы и их разборки на родине и спрятались где-нибудь подальше. Он без сомнений, согласился. Родственники побурчали по началу, потом приняли наше решение. В конце концов, они не могут гарантировать безопасность нашему существованию на родной земле, поэтому смысл гневаться? А я сразу же хотела спокойствия нашей семье и безопасность нашим будущим Берсенятам.

Про обучение в Университете я благополучно забыла. Не было до этого высшего образования, и сейчас ни к чему. Тем более, без всяких там званий бакалавров, знаний в голове имею побольше благодаря своим способностям.

Ну и пусть, что Романов с дочкой лежат в психушке, меня это нисколько не радовало. Есть же другие личности в Кланах, которые не довольны моим существованием.

- Мам, но почему?! – в свою очередь нахмурился Богдан, заставив очнуться от воспоминаний.

Он уже давно мечтает попасть на родину родителей, увидеть зиму и пресловутых медведей. Родился он, кстати, тут. На Бали. Ладу я тоже собираюсь рожать здесь же.

- Сына, потерпи немного, - взялся за внушение его родитель. – Маме сейчас противопоказаны перелеты и смены климата. Вот сестренка родится и подрастет, тогда и слетаем к медведям.

- Точно-точно? Не обманываешь? – с надеждой посмотрел ребенок на отца.

- Зуб даю, - пообещал Егор.

- Я бы так не стала рисковать, - хмыкнула тихо на это заявление.

- В конце концов, сейчас делают отличные имплантаты, - прошептал Егор в ответ на мое замечание, обнимая меня за плечи и потянув в сторону виллы.

- Хм, как знаешь.


 

Не успели войти в дом, как увидели нежданную толпу гостей. Они сидели в беседке у бассейна, а наша домработница, женщина из местных, вовсю обхаживала понаехавших, разнося напитки. Дубравин, бабушка Люся, и чета Берсеневых.

- Сюрприз! – радостно заголосили они, заметив нас.

- Ой! – схватилась я за живот от такого «сюрприза». – Егор, кажется, я рожаю, - левой рукой вцепилась мертвой хваткой в мужа.

- Как рожаешь? – еще больше меня испугался он. – Через шесть недель же срок.

- Откуда я знаю! – зашипела на него. – Надеюсь, они хвост за собой не привели? – посмотрела на родственников как на врагов народа. Додумались же явиться такой оравой, чокнутые.

- Что случилось, солнышко, - подскочили баба Люся с Вероникой.

- Рожаю… раньше срока…по вашей милости, - прохрипела в ответ.

Пока все ахали и охали, Егор подхватил меня на руки и понес к автомобилю.

- Сейчас, сейчас, моя хорошая, потерпи, - успокаивал меня он. Хотя самому бы не мешало успокоиться.

- Осторожнее за рулем, Егор, - попросила его, когда разместились в машине. Уж мне ли не знать, насколько опасно движение на Бали. Во-первых, оно левостороннее, во-вторых, тут столько сумасшедших на байках гоняют.

Через минут десять были у клиники. Специально селились недалеко.

- А где Богдан? – испугалась я, когда меня выгрузили из машины и понесли в приемный покой. Я думала, все заранее оговорено, я здесь наблюдалась весь срок у акушерки и моему появлению никто не удивится. Как бы не так, нас отправили в больницу, сказав, что велики риски.

- Не волнуйся, родная, - ответил муж. – Богдаша с бабушками и дедушками. А мы сейчас быстренько отвезем тебя в госпиталь.

Для моей транспортировки нам предоставили машину скорой помощи и акушерку в сопровождающие.

До больницы мы успели, хотя я опасалась обратного. Уж слишком рьяно наша доча рвалась на свет. Эти стремительные роды мне не забыть никогда.



Желана Соколова

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться