Мечты с дождем из серебра.

Размер шрифта: - +

Отец с того света.

Дунул нежный порыв прохладного ветра, ласково приглаживая несколько прядок волос Нив, что смотрела на поднимающиеся мыльные морские волны, словно в два ультрамариновых глаза и не могла поверить своим ушам.

-М-мой отец здесь? - Заикаясь спросила она. – Как это возможно?!

-Нив, неужели ты все еще не поняла? Любые твои мечтания — здесь- это явь. –Ответил море блеклым голосом, который так ему подходил. –Смотри сюда.

Из ниоткуда, буквально из воздуха совсем рядом с сидящей девушкой, тяжелой, грузной походкой вышел мужчина с волосами цвета сепии прилично зачесанными на одну сторону. Будто давно зная маршрут, он ступил ногой в лакированном ботинке на мягкую поверхность песка, и с хрустом продавил.

На нем был, о боже! Похоронный костюм с одутловатыми рукавами, словно на вырост. Широкими штанами и галстуком в полоску наискосок, но держался он в нем так естественно, словно давно привык к этому виду. Носом девушка почуяла затхлый, терпкий, затыкающий ноздри запах мертвечины, который заставляет панически вращать головой от нарастающей паники, когда не можешь сделать вдох. Мужчина тоже в свою очередь озирался по сторонам видя только безбрежнее море и синеющее вдаль небо, но резко обернув голосу в сторону Нив, что расположилась на пляже как прекрасная русалка скрестив ноги и две части длинной юбки платья вальяжно расположились по краям, и изо всех сил старалась не смотреть на отца, боясь в страхе увидеть петлю на шее или что-нибудь еще в этом роде. В носу стоял все тот же до этого дня незнакомый запах мертвого тела. Хотя на самом- то деле, запах исчез сразу после того, как мужчина ступил на песок.

-Давно у нас тут не было таких очаровательных жительниц! – Словно простуженным голосом проговорил отец. Девушка даже не повела ухом. Он отшатнулся, решив, что это русалка, вышедшая из моря в поисках добычи.

-Не узнаете? – Пытаясь подражать тягучему женскому голосу сказала Нив в упор посмотрев отцу в карие глаза, которые расширились еще больше, подтвердив догадку о русалке. Но что-то в этой русалке было так знакомо, что сердце, которое забыло, что значит биться оборвалось упав прямо в ноги от страха.

– Елена?!- Взвизгнул он, чуть было не свалившись на спину от нахлынувших эмоций. – Это как ты здесь…?!- Он замахал руками.

Елена. Это имя едва знакомым ощущением тепла прибыло в душе. Мама. Такое забытое понятие. Нив сразу же почувствовала себя никчёмной, она забывает имя собственной матери. Или это не оно? Но решив, что отец знал не так много женщин при жизни, продолжила лукавить дальше.

- Почти угадали. - Ответила тихо Нив, немного разочаровываясь в отце. Он не мог быть таким. Он не мог флиртовать с любой девушкой, даже с собственной дочерью, пусть даже он не знает, что она перед ним.

-Папа…я…- Слабым голосом ответила Нив. Так тонко и ранимо, слово «папа» казалось чужим. Она не говорила его так давно! Словно папа — это совершенно другое слово, не такое как было в детстве. Оно будто выросло вместе с девушкой став более увесистым и мощным не для ее тонкого стана и рук. Из ее уст оно звучало тускло, не натренировано. Это будто несколько лет без больших перерывов заниматься спортом, а потом вдруг забросить это дело, но через очень большой промежуток времени вспомнить, и попробовать сесть на шпагат. После понять, что не получается.

-Нив?!- Орлиным, сиплым криком закричал отец. –Лучик, неужели это ты?! Какая красавица! Совсем как мать…Ну надо же, я принял тебя за нее! - Рассмеялся он. –Как ты тут оказалась?!

-Я…не знаю. - Пожала плечиками девушка. – Наш дом тут неподалеку. Мы здесь с друзьями.

Глаза отца налились слезами он преодолел и без того маленькое расстояние между ними и упав на колени начал плакать, прижимавшись холодным фарфоровым лицом к ее ладони. Слезы текли ледяные. Будто по пыльной статуэтке стекает вода от тряпки которой ее протирали. Лицо казалось ненастоящим, натянутым словно резина. Не было даже намека на щетину или еще какие-нибудь изъяны. Мертвец.

-Как я мог бросить вас?! Как я мог оставить мою

лучезарную девочку совсем одну с этой прошмандовкой?! С этой гулящей дрянью! Прости меня! Как я мог?! Совсем во мне не было корня! – Истеричным, высоким, срывающимся голосом орал он. Не виня отца за дурные слова, Нив как могла потянула за костюм в желании оттащить его подальше, обнять и успокоить.

После, когда отец пришел в себя, они сели так близко к бушующему прибою, что казалось, что море подзадоривает и играет с ей. Иногда, неожиданно брызгая солеными каплями на лицо.

-Я действительно ненавижу себя за то, что покинул вас. Думал, что без меня ей станет легче. А вот, что получилось. Я всю свою мертвую жизнь хожу в этом костюме и нахожусь в царстве неугодных мертвых. –Сказал отец как-то просто и легко, словно это не так уж и плохо. – Ну, благо дело, меня повысили, и я теперь не снова и снова умираю, а смотрю как еще живые люди совершают самоубийства. Чаще приходится подталкивать их. –Печально сказал он. – Не делай этого, слышишь?!- Вдруг прикрикнул папа и голос большим эхом разлетелся по пляжу. –Самая худшая работа! Но не подчинишься, заставят страдать, а человек и сам додумается. Ненавижу! Ненавижу себя за тот поступок! Прости, лучик! –Небо разразилось громом, стало серым и страшным.

-Время истекло! –Сказал море каким-то властным голосом.

-Папа, нет не уходи! Не покидай меня снова! –Плакала Нив хватаясь за грубый костюм не по размеру и за холодные руки. –Я боюсь снова остаться одна, папа!

-Ты не останешься одна! –Сказал он, пытаясь перекрикнусь порывы пред штормового ветра и с пугающим не моргающим взглядом карих глаз, словно прося помощи, смотрел на дочь и удалялся, затем окончательно растаял в воздухе.

Небо снова стало светлым, море стало морем, а все остальное словно и не говорило о том, что их посещал человек из загробного мира.



Женевьева Александрова

Отредактировано: 27.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться